Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Бубнеж об ускорении

06.02.2013, 11:39

Сергей Шелин о том, что меры, которыми власти хотят подхлестнуть нашу экономику, уже дали отрицательные результаты в других странах

На днях отец нации произнес слова, которые станут одной из жемчужин будущего его собрания сочинений: «Мы бубним, бубним все по поводу повышения качества, а мало что меняется». Путин имел в виду ЖКХ, но эта его формула слишком хороша, чтобы растрачивать ее на такие мелочи. Она идеально подходит ко всем направлениям деятельности его команды.

Вот, скажем, в последнее время начальство повадилось «бубнить» о необходимости самым решительным образом подхлестнуть экономический рост. Те 3,4% увеличения ВВП в 2012 году, которые из последних сил насчитала казенная статистика, восприняты как неприятный сюрприз. Приказано срочно изобрести способы поднять ежегодные темпы хотя бы до 5–6%.

Способы, впрочем, известны наперед. Их немного. И о них тоже безостановочно «бубнят» все, кому не лень почесать языком, от президентских советников и до мыслящей части олигархов. Первый способ, особо ценимый за простоту и очевидность, — заставить банковскую систему выдавать больше кредитов, и притом под низкий процент, а еще лучше и вовсе не предполагающих возврата. Второй, так сказать, научный: взять пару триллионов рублей, собранных на будущие накопительные пенсии, переименовать их в «длинные деньги» и раздать госмонополиям и просто монополиям, у которых наготове целый букет великих проектов, очень дорогостоящих, но откровенно убыточных.

Пусть будущие пенсионеры поумерят свою алчность ради того, чтобы родная страна догнала и перегнала другие державы.

И третий, старинный, — без затей нарастить госрасходы, а бюджетный дефицит закрывать чем придется, хотя бы и просто эмиссией.

Остаются два вопроса. Возможны ли эти пятипроцентные темпы в принципе? И если да, то нужны ли они? Нашему начальству, зацикленному на темпах роста и на каком-то им самим придуманном соревновании с прочими странами по этим темпам, мировые итоги прошедшего года могли бы многое объяснить.

Начать с того, что рост замедлился не только в России. Мировой ВВП в 2012-м увеличился всего на 3,3%. То есть наши темпы, при всей своей скромности, по нынешним временам средние.

А если взять самые крупные экономики, входящие в G20, то наша страна, как и прежде, росла быстрее, чем почти все богатые державы и даже некоторые из развивающихся. Уступив Китаю (рост ВВП в 2012-м – 7,8%), Саудовской Аравии (6,0%), Индонезии (6,0%), Индии (5,4%) и Мексике (3,8%), Россия (3,4%) делит в «двадцатке» шестое-седьмое места с богатой Австралией (3,3%), а из не вполне богатых членов этого клуба обходит Турцию (3,0%), ЮАР (2,6%), Аргентину (2,6%) и Бразилию (1,3%). И позади остаются еще восемь богатых членов «двадцатки» — от Кореи (рост 2,7%) и до Италии (спад 2,3%) Вроде бы не так уж и плохо.

Картина становится менее лучезарной, только если посмотреть на позицию, занимаемую нашей страной в других группах. Скажем, из бывших республик СССР впереди нас по скорости роста в 12-м году были девять, а отстали только пять.

А среди стран, живущих нефте- и газоторговлей, нас обходят буквально все: Ливия (восстановительный рост в разы), Ирак (10,2%), Катар (6,3%), Кувейт (6,3%), Саудовская Аравия (6,0%), Венесуэла (5,7%) и ОАЭ (4,0%). За флагом остались только Норвегия (3,1%) и угодивший под санкции Иран (спад 0,9%).

Все эти проценты можно так или иначе препарировать, выстраивать в более или менее выигрышные для нашей страны ряды, но сами по себе проценты роста ВВП как раз и не главное. Перед тем как подхлестывать нашу экономику деньгами, надо посмотреть, как это получается у других.

Подхлестыванием занимаются сейчас не все, но многие. Из богатых держав сильнее других этим увлечены Соединенные Штаты – сводят свой бюджет с дефицитом (в прошлом году дефицит был 7,6% ВВП), увеличивают госдолг (за год он вырос еще на 6% ВВП), наращивают денежную массу (эта масса в широком определении выросла там в 12-м году на 7,6%). Благодаря всем этим гигантским усилиям, американская экономика выросла в 12-м году на пару процентов. Выйти на траекторию устойчивого роста не получилось, а впереди, хочешь не хочешь, уже маячит переход к ужесточению финансового курса. Ведь если наращивать госдолг и дальше, то доллар потеряет свою роль главной мировой валюты, приносящую Америке столько удобств.

Кстати, сравним наши прошлогодние финансовые параметры с американскими. Бюджет у нас был сведен почти без дефицита. Это плюс. Но единственный. Доля государственных расходов в ВВП у нас несуразно велика – около 40%. Ведь нефтедоходы почти без остатка тратятся сейчас через бюджетную систему. Российский госдолг пока далеко не критичен, но быстро увеличивается. Насколько именно, точно не скажешь, поскольку не совсем ясно, за какие из уверенно растущих внешних долгов корпораций государство готово расплачиваться. Но, судя по прежнему кризисному опыту, почти за все. Значит, реальный госдолг за год вырос у нас где-то на 4 – 5% ВВП. И инфляция у нас была 6,6% против 2–3% в Америке. И денежная масса в широком определении выросла за год куда сильнее – на 12%. Короче,

по совокупности всех параметров, российская экономика уже и сейчас подхлестывается сильнее, чем экономика США, которая особого счастья от всего этого не обрела.

Теперь посмотрим на другой вариант – европейский. Евросоюзу, пусть и с оговорками, зигзагами и шараханьями, приходится сейчас жертвовать экономическим ростом и даже смиряться со спадом ради исправления накопившихся последствий всех прошлых подхлестываний, обернувшихся непомерными госдолгами и бюджетными дефицитами. Поэтому там если и не все, то очень многое делается в направлении, диаметрально противоположном тому, которое намечается у нас.

Посмотрим на самую крепкую экономику ЕС – немецкую. ВВП Германии в 2012-м вырос меньше чем на процент. Но бюджет сведен без дефицита, госдолг (в процентах от ВВП) не вырос, денежная масса увеличилась всего на 2% при двухпроцентной инфляции. Экономику Германии впервые за много лет удалось сбалансировать. Теперь главная проблема – удастся ли сбалансировать еще и финансы братских стран PIIGS. Если да, то Евросоюз войдет в фазу роста, пусть и небыстрого, но происходящего без впрыскивания наркотиков. Есть и нежульнический способ его ускорить – планомерно освобождать экономики от чиновных ограничений, корпоративных и кастовых привилегий и всего прочего, что мешает им работать.

Если эти примеры не для нас, посмотрим на быстрорастущие державы из группы небогатых. Большинство из них действительно взбадривает себя финансовыми инъекциями. Но никто из преуспевающих не делает это в больших масштабах, чем у нас сегодня.

В Китае, Мексике, Индонезии, Саудовской Аравии денежная масса выросла за год на 8–15%. Ни в одной не растет госдолг. И во всех этих странах, кроме Индии, инфляция ниже, чем у нас. И, за тем же исключением, ни в одной нет крупного бюджетного дефицита, а в Саудовской Аравии, как и положено в грамотно организующей свою экономику стране с большими нефтедоходами, бюджет сведен с гигантским профицитом в 11,9% ВВП. Что же до Индии, то бюджетный дефицит размером 5,6% ВВП и инфляция 9,2% отозвались торможением экономики. Еще два года назад он был 10%, а сейчас почти вдвое ниже. У всякого подхлестывания есть свой потолок.

Опыт этой группы стран, включая и самую проблемную из них, говорит все о том же: уровень искусственного стимулирования российской экономики уже и сейчас выше разумного.

И единственный в «двадцатке» пример высокоразвитой державы, которая не тащит на себе груз старых ошибок. В Корее профицитный бюджет (+2% ВВП), маленький госдолг, рост денежной массы всего 3%, доля ВВП, идущая на инвестиции, целых 27% (у нас 23%), а доля госрасходов в ВВП – всего 24%. И самое необычное для богатой страны – дешевая валюта. Корзина товаров и услуг стоит здесь в 1,41 раза меньше, чем в США, что дает корейским производителям явную фору в международной конкуренции. В Китае и Мексике этот коэффициент около 1,50. У нас он заметно хуже – 1,28. Параметры богатой корейской экономики по многим пунктам сближают ее со странами, менее зажиточными, но нацеленными на быстрый подъем. Поэтому и рост ВВП по нынешним временам тут вовсе не плох – 2,7%, а в более благоприятные годы станет выше.

Даже и в нынешнем кризисном мире есть на кого равняться и у кого учиться. А также и видно, чего остерегаться.

В «двадцатке» самый яркий антипример – Аргентина. Там уже сделано именно то, что прописывают для России наши домашние сановные доброхоты. Денежная масса за прошлый год выросла там на 20%, инфляция – на 25% (по неофициальным оценкам, потому что казенная аргентинская статистика публично объявлена международными организациями подтасованной).

Администрация Кристины Киршнер прошла уже через все, о чем у нас только еще «бубнят»: через конфискацию накопительных пенсий, через национализацию иностранных предприятий, через отказ платить внешние и внутренние долги, через отчаянные попытки приказать магазинам торговать по «твердым» ценам. Не пропускается ничего, чтобы напакостить собственной стране. Двухпроцентный рост ВВП в 12-м году наверняка тоже подтасован. Но даже и за этой цифрой признание провала. Кампания бешеных подстегиваний экономики, 8–9-процентный рост в течение двух-трех лет — и резкое торможение, а на самом деле банальный спад, следствием которого, видимо, станет очередное аргентинское государственное банкротство.

Вот дорожка, по которой наши власти обещают повести Россию. Одна надежда на их уникальный талант «забубнить» любое дело. Может, и в этот раз весь пар уйдет в начальственное пустозвонство.