Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Коммунальный исход империи

21.04.2006, 11:39

У потешной санитарной войны России с недружественными странами бывшего СССР есть одно парадоксальное следствие: демонстрируя болезненные имперские комплексы, российская власть тем самым фактически признает необратимость распада империи. Ибо настраивает рядовых россиян против знаковых советских брендов, опошляя, пожалуй, последнее актуальное, способное реализоваться в повседневной жизни, воспоминание о «великой утраченной стране».

Разумеется, можно искать и найти экономические выгоды российских производителей в запрете экспорта в страну молдавских вин или знаменитой грузинской минеральной воды «Боржоми». Разумеется, еще более очевидна политическая подкладка неожиданного превращения главного санитарного врача России Геннадия Онищенко в карающий меч российской внешней политики. Не находит же он, в конце концов, вражеские здоровью россиян пестициды в казахской конской колбасе казы или узбекском плове. Потому что пока Назарбаев с Каримовым наши союзники, не могут завестись в их продуктах противники наших организмов. Более того, один раз Москва уже использовала, как ей кажется, успешно санитарный кордон в политических целях. Полтора года назад Геннадий Онищенко запрещал ввоз мандаринов из дружественной Абхазии, которая посмела проголосовать пусть на незаконных, но проводившихся при активном участии Кремля президентских выборах не за ставленника Москвы Рауля Хаджимбу, а за ошибочно казавшегося прогрузинским Сергея Багапша.

Но все эти политические и экономические соображения вторичны по отношению к той глубокой психологической ломке, которую демонстрируют своей санитарно-гигиенической блокадой недружественных бывших братских республик российские власти.

Наивно полагать, что крошечная бедная Молдавия, лишившись права продавать свои вина на самом прибыльном для себя российском рынке, так испугается, что вдруг признает независимость Приднестровья и пришлет гонцов с челобитной в Кремль с мольбой об экономической пощаде. Напротив, экономическая блокада Приднестровья покажется Молдавии и Украине (удивляюсь, как г-н Онищенко до сих пор не нашел следы диоксина в украинском сале?) еще более логичной. Хотя бы как единственный рычаг политического торга с Москвой, а заодно и способ привлечь к себе внимание Евросоюза. Молдавия слишком маленькая и нищая, чтобы у Евросоюза не хватило денег на экстренную помощь стране, если там действительно начнется гуманитарная катастрофа. Грузия тоже не исчезнет с политической карты мира и не поменяет в ночь с завтра на послезавтра проамериканского президента на пророссийского (да и есть ли сейчас там такой кандидат?) посредством антиоранжевой революции из-за отказа России пить «Боржоми».

Действуя по отношению к гораздо более немощным экономически и маленьким географически соседям по бессмертному детскому принципу «ты не писай в мой горшок», российская власть ведет себя не как руководство великой державы, а как лидеры закомплексованной страны, вообразившие себе страшную картину враждебного окружающего мира.

Тем самым мы только укрепляем вменяемую часть населения бывших советских республик в правильности движения от России, а не к России.

Вы ведь тоже не станете дружить с верзилой, обладающим большими кулаками, крайне неуравновешенной психикой, при этом совершенно не способным реально драться, но постоянно норовящим дать вам тумака. Обижать маленьких вообще нехорошо. Обижать их таким способом, как Россия поступает с Молдавией или Грузией, нехорошо вдвойне. Слабые тянутся к тому, кто способен и хочет защитить. Россия сама ведет себя как слабый, вымещая собственное геополитическое бессилие на тех, кто еще слабее.

А тут еще вот какая беда: население-то у нас доверчивое. Поверит в молдавских «виноделов-отравителей», как верило в сталинские времена во врачей-убийц и прочих врагов народа. Начнет считать «Боржоми» вражеским эликсиром смерти, а сало — «оранжевой» заразой. Отсюда народный вывод: зачем нам такая Молдавия и такая Грузия с такой Украиной?

Настраивая россиян против бывших союзных республик, путь которых не нравится Кремлю, российская власть еще более увеличивает и без того растущую ментальную, поколенческую и политическую дистанцию между частями некогда единой страны.

В этой нелепой и дикой политике есть только один плюс. Таким варварским способом население России убеждают в неотвратимой и необратимой реальности: Россия в обозримой исторической перспективе больше не станет ядром великой империи и страной, способной реально влиять на облик современного мира. Границы России больше не будут прирастать, скорее ей предстоит приложить немало усилий, чтобы сохранить ныне существующие. При том, что никто, конечно, нападать на нас не собирается, мы просто не в состоянии содержательно освоить то огромное пространство, которым обладаем и после распада Союза. Так что прав Геннадий Онищенко: не в физическом, а в метафизическом смысле нам действительно поздно пить «Боржоми»…