Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Прогулки по кругу

18.05.2012, 10:10

Живые, мыслящие люди снова оказались в состоянии «стилистических разногласий с советской властью», которая успешно пережила сам Союз

На улице жара. В российской политике отчетливо надвигающееся суровое похолодание, которое, впрочем, вполне может обернуться полноценным извержением вулкана. Творческая интеллигенция и желающий живой жизни молодняк пытался согреться на уличных акциях протеста. В России может обернуться политикой что угодно — от фильма «Айболит-66» до обычных прогулок по городу.

Очередную акцию под названием «Контрольная прогулка» вслед за писателями намерены провести в центре Москвы известные российские музыканты. И группа художников решила отметить московскую акцию «Ночь в музее» своей прогулкой 19 мая. 25 художников хотят прокатить свои произведения на ручных тележках по Сретенскому, Рождественскому, Петровскому и Чистопрудному бульварам. Такая реплика на передвижников. Даже руководитель департамента культуры Москвы Сергей Капков согласился участвовать и сказал, что не считает акции художников и литераторов политическими. Если и в самом деле прогуляется, то будет выглядеть просто-таки лучом света в чиновничьем путинском царстве.

Говорят, развитие человечества идет по спирали. России это, похоже, не касается. У нас «поспирали», как давно подметил замечательный Андрей Кнышев, пишется в одно слово и является совершенным глаголом прошедшего времени. А

по части развития мы второе тысячелетие ходим по банальному кругу, до боли похожему на тюремный дворик. В каком еще языке, кроме русского, существительное «прогулка» оказывается смысловой рифмой к существительному «свобода»? Да к тому же с противоречащим вольному, необязательному, бесцельному духу нормальной прогулки прилагательным «контрольная».

Прогулки уже играли нетривиальную роль в российской истории противостояния духа частной свободы казенному духу казарменного патриотизма и кладбищенской стабильности. На «контрольных прогулках» в Дубровлаге заключенный Андрей Синявский как раз в том же 1966 году, когда Ролан Быков снял своего «Айболита», сочинял «Прогулки с Пушкиным». Эта книга стала одним из самых важных текстов советской-антисоветской литературы в деле раскрепощения мысли, политически не менее значимой, чем «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, непримиримого критика и литературного врага Синявского. «Стилистические разногласия с советской властью», как это определял Синявский, превратили его в Абрама Терца – политзаключенного, а потом и вынужденного эмигранта.

Теперь живые, мыслящие, совестливые люди снова оказались в состоянии «стилистических разногласий с советской властью», которая успешно пережила сам Союз.

Рабский инстинкт большинства в России до сих пор неизменно побеждал. Он побеждал даже тогда, когда вырывался из наглухо закупоренной бутылки государственности под лозунгами свободы, как это случилось во время двух революций 1917 года. При этом инстинкт свободы меньшинства здесь все же никогда не удавалось убить до конца. Хотя попытки истребления свободы во всех ее формах — краеугольный камень нашей истории. Всякая российская власть неизменно гарантировала ментальным рабам право быть рабами, а не согласных старалась поработить.

Именно поэтому значение свободы как физической воли, свободы от тюрьмы, стало доминирующим в нашем национальном сознании. Именно поэтому во втором десятилетии ХХI века представители власти на полном серьезе требуют «санкционировать» прогулку. Вот что сказал один видный единоросс, депутат Госдумы, про контрольную прогулку московских писателей, возможно, самое живую и самую важную из всех акций оппозиции системе: «Должна быть поставлена точка: если мероприятие политическое, каковым оно и является, оно должно проходить в установленных законом рамках, без политического нигилизма».

Словно запамятовал Владимир Бурматов, кто у нас 6 мая в противовес «Маршу миллионов» первым устраивал «народные гуляния» на Поклонной горе. Или мы будем пристально заглядывать в глаза каждому встречному: есть ли у него на лице выражение политического нигилизма? И если есть, пусть не гуляет по улицам вольного града Москвы. Прогулка «в установленных законом рамках» — сильное литературное высказывание, только звучит оно не из уст персонажа Салтыкова-Щедрина или Зощенко. У нас такие ожившие (точнее, неистребимые) персонажи до сих пор пишут законы и устанавливают рамки.

Кстати, если бы те люди, против которых сейчас гуляют или устраивают русские гайд-парки в центре Москвы, попробовали однажды сами пройтись по городу как обычные граждане, без мигалок, без охраны, без стройных колонн спешно свезенных демонстрантов за спиной, глядишь, страна начала бы реально меняться. По крайней мере, стилистически.

Но пока они предпочитают короноваться при пустом городе, разговаривают исключительно с безмолвной фейковой аудиторией и гуляют в закрытых от посторонних глаз резиденциях.

Едва ли «контрольные прогулки» нагуляют что-нибудь, кроме возможности для свободных людей убедиться, что они не абсолютно одиноки. Но это не значит, что каждый из нас, подобно киплинговской кошке, не может ходить, где вздумается, и гулять сами по себе. Но «нас» слишком мало. Поэтому Россия так и не избавилась от этого хмурого железобетонного государственнического стиля, которым маскируют банальные трусость и воровство. Поэтому Россия продолжает гулять по кругу в тюремном дворике особого пути развития. И никак не может начать гулять по спирали.