Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Побороться за Москву

11.03.2013, 09:47

Владимир Милов о задачах оппозиции на выборах в Мосгордуму

Через полтора года в Москве пройдут важнейшие выборы, которые имеют все шансы стать поворотным политическим событием в новейшей истории страны. Москва – единственный регион, где прошлой зимой большинство населения дважды подряд – и на парламентских, и на президентских выборах – проголосовало против действующей власти. 50% не набрали ни «Единая Россия» в декабре 2011-го, ни Путин в марте 2012-го – и это даже с учетом фальсификации официальных результатов.

Москва остается главным центром концентрации протестных настроений в стране.

В таких условиях у оппозиции появляется реальный шанс побороться за большинство голосов в Московской городской думе, которую будут избирать в сентябре 2014 года. Изменения, которые могут последовать за переходом столичного парламента под контроль оппозиции, способны оказаться весьма впечатляющими. Невзирая на соотношение полномочий и возможностей Мосгордумы с исполнительной властью, большинство в таком органе создает реальный и очень весомый рычаг влияния на политическую ситуацию в городе и стране – такой рычаг, которого оппозиция до сих пор не имела.

Уже сейчас ясно, что эти выборы обещают быть по-настоящему конкурентными и интересными – все без исключения политические силы объявляют их главной целью. Учитывая широкую диверсификацию политических предпочтений в Москве, конкуренция может получиться нешуточной. Какова может быть примерная диспозиция на выборах Мосгордумы?

Прежде всего, самая интересная история, связанная с этими выборами, в том, что политологи называют «расколом элит» (трудно называть нынешний правящий класс «элитой», можно использовать слово «истеблишмент»).

У команды мэра Собянина уже обозначился соперник, обладающий и крупными финансовыми ресурсами, и административным весом – альянс лидера «Гражданской платформы» Михаила Прохорова и команды экс-мэра Юрия Лужкова, по-прежнему располагающей серьезными влиянием и возможностями.

Недавно московское отделение ГП возглавил бывший лужковский министр Михаил Вышегородцев, близкие личные отношения Прохорова с Лужковым – не секрет. Надо отметить, что этой команде есть на что опереться в Москве: среди более чем 20 тысяч московских чиновников, руководства префектур и районных управ число людей, лояльных скорее Лужкову, чем Собянину, полагаю, преобладает.

Поскольку и Собянин, и Прохоров (уже объявивший об амбициях на московских выборах) будут обладать сопоставимым административным весом и доступом к пресловутому «Кремлю», а лужковская команда явно хотела бы реванша в Москве (отправив Собянина куда-нибудь в федеральное правительство и добившись назначения мэром кого-нибудь близкого Лужкову), их соперничество на московских выборах создаст большие неопределенности среди лояльного истеблишмента – за кого Путин? Кого поддерживать?

Это отличная ситуация для оппозиционных партий – бодание административных кланов всегда создает дополнительные возможности.

Хотя Михаил Прохоров уже сейчас пытается создать себе образ заведомого фаворита этих выборов, вовсе не факт, что его высокий результат на президентских выборах 2012 года в Москве (20,5%) автоматически экстраполируем на будущие показатели «Гражданской платформы».

У Прохорова уже вырисовывается ряд явных проблем. Первая – его фактическое исчезновение из активной политической деятельности после 4 марта 2012 года, не компенсируемое последующими редкими появлениями на публике. Многие поддержавшие его прошлой зимой не могут простить Прохорову последующего ухода со сцены, фактор разочарования силен. Публиковавшиеся в последний год опросы общественного мнения по Москве дают и Прохорову, и «Гражданской платформе» результаты сильно ниже полученного на президентских выборах.

Второе – намечающийся альянс с лужковской командой вовсе не обязательно принесет Прохорову позитивные плоды. Под конец правления рейтинг Лужкова был уже не так высок, его в основном поддерживали социально зависимые от власти слои населения, которые имеют особенность всегда поддерживать власть, кто бы ей ни являлся. Скорее всего, сегодня эти люди уже давно переметнулись к Собянину и составляют костяк его сторонников. А вот прогрессивная часть горожан наверняка настороженно воспримет и коррупционный шлейф, навсегда оставшийся за командой Лужкова, и, мягко говоря, антимодернизационный имидж экс-мэра, олицетворяющего собой плутоватого хозяйственника из 1990-х и вовсе тянущего на образ «поколения будущего».

И третье – Прохорову трудно будет доказать избирателям, что он чем-то лучше Собянина. Собянин молод, выставляет напоказ свой прагматизм и технократическую жилку. Не факт, что Прохорову есть что предъявить на этом поле – его управленческий опыт остается для россиян, по большому счету, загадкой.

На Собянине и его ближайшем окружении нет печати коррупционных скандалов – атаковать его по линии «жуликов и воров» будет трудно.

Большие сюрпризы могут преподнести и традиционные старые парламентские партии, КПРФ и ЛДПР. Слишком долго они аккумулировали эффект протестного голосования, когда больше отдать голос было просто не за кого. Однако столицу никак нельзя считать оплотом коммунистических воззрений, а уж эксплуатируемая ЛДПР русская национальная тема и вовсе будет растащена на этих выборах по тысяче квартир. Усталость от старых партий – очевидный фактор, по моей оценке, две трети голосующих за них – в чистом виде протестные избиратели, лишенные особой любви к идеям коммунистов и Жириновского. Некоторые доказательства «проседания» рейтингов этих партий были получены осенью в ходе региональных выборов: например, на выборах муниципалитета Ярославля результат КПРФ «усох» на треть по сравнению с думскими выборами ноября 2011 года, а ЛДПР и вовсе не прошла в муниципалитет. Есть все основания говорить о том, что в связи с появлением новых партий – где будут более привлекательные альтернативы для протестного голосования по сравнению с поднадоевшими старыми парламентскими партиями – КПРФ и ЛДПР будут балансировать на грани прохождения в Мосгордуму (а я рискну предположить, что и не пройдут – по крайней мере, партия Жириновского).

Что касается остальных партий, то, по этическим соображениям воздерживаясь от анализа собственных шансов и перспектив наших конкурентов, отмечу следующее. Если предположить, что «Единая Россия» наберет на этих выборах, скажем, 35–40%, «Гражданская платформа» — до 15%, КПРФ и ЛДПР на двоих – 10–12%, и еще процентов 7–8 будет распределено между совсем мелкими никуда не проходящими партиями, то где-то в пределах 30% будет доступно для распределения между относительно сильными и конкурентоспособными партиями, которые смогут эффективно «выстрелить» в Москве. Таких партий может быть пять-шесть, и все они будут иметь шансы пройти в Мосгордуму, то есть получающийся в результате состав московского парламента может оказаться очень диверсицифированным.

Этому способствует простое сочетание факторов – усталость от КПРФ и ЛДПР в совокупности с разочарованием от Прохорова, широкая диверсификация политических взглядов в Москве, появление нескольких крепких партий, хорошо отрабатывающих свои весьма разные избирательные ниши.

Если все пойдет по такому сценарию, это меняет традиционный угол взгляда на московские выборы. Необходимость строительства некоей единой «суперсилы» для противодействия «Единой России» отпадает – такую суперсилу уже по факту не удастся построить, поскольку наиболее заметный игрок на условно-оппозиционном поле, Прохоров, открыто обозначил свое нежелание строить в Москве коалиции и блоки. Зато возрастает, во-первых, значимость последующего взаимодействия и коалиционного процесса уже внутри Мосгордумы, а во-вторых, важность работы на повышение явки на выборы и понижение результата «Единой России». И то и другое выгодно всем партиям, претендующим на прохождение барьера на выборах в столичный парламент.

Это прямо диктует и логику взаимодействия в ходе кампании: вместо того, чтобы пытаться выстроить некий единый «суперблок», что уже сейчас выглядит как провальная идея,

партиям нужно объединить силы в двух важнейших кампаниях – «не сиди дома, приди проголосовать» и «голосуй против сам-знаешь-кого».

Если лидеры разных оппозиционных партий поймут и примут это, то не придется бодаться вокруг мало эффективных «единых списков» (срабатывающих только в случае борьбы на выборах узкого круга сил, но бессмысленных в ситуации широкой конкуренции), а усилия могут быть объединены вокруг повышения явки и агитации против главного врага. А дальше конкуренция – кто как отработает свою повестку.

Важный вопрос – одномандатные округа. Конечно, власти будет проще проводить здесь своих кандидатов за счет денег и административного ресурса. Но ситуация вовсе не безнадежна. Собянин явно будет пытаться сменить по крайней мере часть старого состава депутатов Мосгордумы, лояльных Лужкову – но вместо этих людей, сидящих по 10–15 лет в своих округах и известных едва ли не каждой бабушке, придется выставлять новичков, которых нужно еще раскрутить (а времени осталось мало). Эта проблема, кстати, ждет и Прохорова.

А вот оппозиции в том, что касается одномандатных округов в Москве, нужно не изобретать велосипед и не организовывать никаких внутренних «праймериз». Пока не существует такой процедуры праймериз, которая учитывала бы мнение широкого населения – получится перекос в сторону предпочтения политизированных активистов, что не особо ценно с точки определения наиболее избираемых кандидатов (см. опыт избрания «КС оппозиции», где в топе голосования фигурировали принципиально неизбираемые на реальных выборах Каспаров, Гельфанд, Быков, Собчак, Яшин и т. п.). А настоящие праймериз с населением у нас уже прошли год назад – во время муниципальных выборов в Москве. Серьезность намерений заниматься районной политикой и хорошая поддержка на местных выборах – залог возможного будущего успеха на выборах Мосгордумы. Следовательно,

делать ставку надо прежде всего на наиболее перспективных муниципальных депутатов.

Например, недавно о намерении выдвинуться объявил депутат района Отрадное Михаил Вельмакин, год назад набравший на выборах 26%. Мы с радостью поддержали бы его. Несколько муниципальных депутатов, набиравших по 20–40% и более в своих районах, есть и в нашей партии, и в «Яблоке» и т. д. Нетрудно договориться о выдвижении единых кандидатов по округам по такому принципу.

В общем, выборы в Москве впервые за долгое время обещают быть интересными и по-настоящему конкурентными. А конкуренция – это всегда хорошо, прежде всего для потребителя, то есть для избирателя.