Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Загадка биржевого спада

29.08.2011, 09:54

Биржевой спад июля — августа 2011-го — это прорыв реальности из-за занавеса официальной лжи

Биржевой спад в июле — августе 2011 года заставил вспомнить худшие времена октября 2008-го: по темпам он сравним только с ним. За две недели (последняя июля и первая августа) американский фондовый рынок потерял 20% (по SP500 и DJIA). За ним упал весь мировой рынок, потеряв за пару недель порядка семи триллионов долларов своей капитализации. С запозданием на неделю упал и российский рынок — на те же 20%.

Казалось бы, к чему вспоминать эту, пусть и совсем недавнюю, историю? Рынок уже три недели колеблется вокруг достигнутого уровня с очень высокой волатильностью. А вот к чему. Биржевой спад закончился, а вопросы остались. И главный из них такой. Тогда, в 2008 году, был дефицит наличности, самый разгар, пик финансового кризиса. Сейчас же ликвидности море — так много, как никогда. Я писал года полтора назад статью «Лишний триллион долларов» о свободной ликвидности (кэше) на балансах американских банков. Так вот, сейчас этих триллионов уже два.

Если есть деньги, откуда же взялся спад? Вот загадка, достойная пытливых умов. Не претендуя на исчерпывающий ответ, я просто порассуждаю на тему.

Лишние два триллиона долларов

QE2 планово закончился. Рынок ждал этого и почти не отреагировал. И вдруг спустя три недели на практически ровном месте начался спад — сначала небольшой, а потом быстрый. Прямой связи спада и завершения QE2 нет — ни календарной, ни логической.
QE2, напомню, была направлена не банкам, а на выкуп облигаций госдолга США. Однако она все же привела к резкому нарастанию кэша на балансах комбанков в США. Деньги, освобожденные от выкупа госбумаг, остались просто лежать в банках и не пошли на увеличение кредитования реального сектора или населения. Совпадение буквальное и не случайное — сезонно выровненный кэш в банках вырос с ноября 2010-го до июля 2011-го почти на $1 трлн, а ФРС прикупил на свой баланс за это время около $0,8 трлн.

Прекращение QE2 предполагает увеличение затрат комбанков на выкуп госдолга США. Но из-за политических дебатов в конгрессе увеличение госдолга было отложено — деньги продолжали копиться даже во время биржевого спада.

Может, рынок упал благодаря росту кэша? Или кэш вырос из-за падения рынка? Вечная проблема, что было раньше, яйцо или курица: очевидно, что эти процессы усиливали друг друга.

Тогда, во время кризиса 2008 года, банковский кэш с августа до декабря вырос втрое и замер на этом уровне. Это был вынужденный рост на фоне падения рынка. Кэш нес финансовую безопасность банкам. Теперь (благодаря QE2) кэш вырос еще в два раза. На фоне роста рынка. Похоже, основная причина накопления кэша банками изменилась: им просто некуда было его девать. Ну, вложили в рынок, во фьючерсы. Доу-Джонс вырос на 15% к маю 2011-го, цены на нефть — почти на 70%. Но для такого скачка нужны не такие уж большие деньги. А деньги, благодаря политике ФРС, на сегодня для банков практически бесплатны.

Проблема в том, что реальный сектор и население практически не хотят брать деньги в кредит. Не верят в свои перспективы. Вот деньги и оседают мертвым грузом в балансах.

На сегодня почти каждый шестой доллар в активах банков США — просто кэш. Небывалая цифра! В 1970-х годах доля кэша была около 12% балансов. Потом пошла кампания финансовых инноваций. Лозунг дня — деньги должны работать, приносить прибыль. Кэш упал в балансах до 3% от активов в августе 2008-го. Настал финансовый кризис. Новый лозунг дня — деньги — это финансовая безопасность! Доля кэша выросла до 8% в декабре 2008 года. И оставалась на этом уровне еще почти два года. С ноября 2010-го лозунг дня стал какой-то вялый — куда бы деть деньги? Некуда, и доля кэша выросла до 15,7% в июле 2011-го.

И вдруг неожиданный биржевой спад. Откуда же он взялся?

Новостной фон

Какие еще события можно притянуть к объяснению спада? Споры в конгрессе вокруг американского госдолга? Спад начался за неделю до «часа Х» — вероятного частичного дефолта США. Рынок вдруг поверил в возможность дефолта? Не годится. Ведь спад продолжился и даже усилился после достижения компромисса по этому вопросу.

Рынок ни на секунду не верил в дефолт и прекрасно понимал, что все это только часть традиционного политического шоу. Он явно жил своей жизнью, не обращая особого внимания на политические игры.

Может, спад связан с решением S&P снизить рейтинг США на одну ступеньку? Как раз наоборот: спад начался задолго до этого решения, и буквально через несколько дней после него он прекратился. Смешно говорить об инсайде в этом отношении: S&P само ждало параметров достигнутого в конгрессе компромисса и не могло знать об этих параметрах заранее. Да и прямого отношения к фондовому рынку это решение не имеет. А на рынок госбумаг США (к которому это решение имеет прямое отношение), как и на курс доллара, решение S&P никак не повлияло. Следовательно, не могло повлиять и на более дальние рынки акций и производных от них.

Все эти объяснения не годятся. Фактически стоит признать, что не было никакого новостного фона, который мог бы спровоцировать такой резкий биржевой спад. Тогда, может, плохие макроэкономические новости?

Пауза в экономическом росте

22 июля — как раз перед началом биржевого спада — Евростат сообщил о росте новых промышленных заказов на 3,6%. В середине спада, 29 июля, он сообщил о стабильной инфляции в еврозоне в 2,5%.

И только уже после биржевого спада появились сообщения о промышленном спаде в еврозоне на 0,7% (12 августа), о строительном спаде на 1,8% (18 августа) и весьма сомнительная статистика по росту ВВП на 0,2% при пересмотре прошлого квартала на 0,3% — т. е. фактически о спаде ВВП (16 августа).

То же касается и США. 15 июля вышла статистика о росте промышленности в июне на 0,2% после падения ее в апреле — мае по 0,1%. Какое-никакое, а улучшение. Первая оценка ВВП за второй квартал была не так плоха — рост на 1,3%. Конечно, это явное замедление роста уже два квартала, и можно говорить даже о рецессии. Но темпы роста все еще заметно выше нуля.

В целом макростатистика позволяла заявить о некоторой «паузе» в экономическом росте (не говорить же о рецессии, в самом деле. Хотя в чем различие?) и о намечающемся выходе из «паузы», а не о превращении ее в спад в реальном секторе. Единственным диссонансом смотрелось некоторое увеличение безработицы в США с апреля 2011-го.

Что же остается?

Заговор спекулянтов

Ну вот, сидят банки на безумных, невероятных $2 трлн совершено свободных денег и рассуждают о том, что из-за прекращения QE2 рост финансовых рынков просто остановится (даст «паузу») или они немного скорректируются... И вдруг мощнейший по силе биржевой спад.

Как известно, рынок растет долго и медленно, а падает быстро. Поэтому заработок на падении всегда превышает заработок на росте (для инсайдеров, конечно). Термин «инсайдер» я применяю тут не в криминальном, а в широком смысле: крупнейшие банки, маркет-мейкеры рынка, видят всю ситуацию целиком, видят все заявки, уровни поддержки, а главное, авторов этих заявок (в отличие от торгующих через них клиентов) и легко могут предсказать, куда двинется рынок. Просто работа у них такая.

И маркет-мейкеры явно не делают ничего, чтобы остановить спад, а он быстро набирает силу.

Ясно, что не допустить биржевого провала для крупнейших маркет-мейкеров было совершенно не проблемой (при таких-то свободных деньжищах на балансе!). Но стоит ли это делать? Лучше заработать на падении и последующем отскоке…

И, кстати, биржевой спад стимулирует власти США к ускорению QE3. Ведь на этих QE так сладко зарабатывать... Вот многие ждали, что глава ФРС Бернанке что-то объявит по этому поводу в своей недавней речи в Джексон-Холле, первой после спада. Но хитрый Бен так ничего и не объявил, будто вообще не выступал... Иногда думаешь, что он все понимает и играет свою игру, что вызывает уважение. Хотя иногда он позволяет считать, что он просто на побегушках у крупных банковских структур — акционеров ФРС...

Так что, остается только конспирологическая версия биржевого спада?

Прорыв реальности

На самом деле все, о чем я рассказал выше, — это занавес, дымовая завеса. А под ним спрятана простая и жесткая реальность, которая выглядит примерно так.

Финансовый кризис 2007–2008 годов вызвал сильнейший спад в реальной экономике. Нижняя точка спада — II квартал 2009 года. Затем произошел отскок запасов, вполне стандартный для кризиса, хотя и не имеющий устоявшегося названия.

Упрощенно, смысл его в том, что в ходе кризиса бизнес сокращает производство и распродает запасы. И после прохождения нижней точки оказывается, что запасы уже весьма невелики для предполагаемого роста производства. И происходит рост производства для пополнения запасов. Этот рост производства не продается: спрос еще запаздывает, он просто увеличивает запасы. Именно такой отскок и произошел во второй половине 2009 года.

Но спрос не поддержал начавшее расти производство, несмотря ни на какие усилия в части денежной или бюджетной политики властей. И

в 2010 году фактически пришла вторая волна кризиса — на четыре-пять кварталов рост прекратился, и, похоже, был даже небольшой спад.

Ничего этого из статистики США мы не видели, потому что нас просто обманули. Называя конкретно, обмануло бюро экономического анализа при минторге США, которое ведет статистику ВВП. Путем двойного глубокого пересмотра старой двух-четырехлетней статистики — в середине 2010 года и сейчас, в конце июля 2011-го. Занизив базу сравнения, оно превратило спад в рост просто росчерком пера. БЭА просто скрыло от нас вторую волну кризиса. Как именно это произошло, я подробно описал в своем блоге.

Сейчас, во третьем квартале 2011-го, похоже, что вторая волна кризиса заканчивается. Но оптимизма это дает мало. Волна восстановления в конце 2009-го и спад 2010-го — это просто колебание на нижнем уровне. Спрос в экономике явно не растет, продолжает поддерживаться бюджетными стимуляторами. Экономика прочно «легла на дно» и всплывать не собирается. Вторая Великая депрессия стала новой реальностью, тщательной скрываемой статистиками.

Секрет Полишинеля. Так звали комического персонажа народного французского театра, который сообщал под видом секретов всем известные вещи. Чувствую себя вполне таким же Полишинелем, когда пишу эти строки. Анализ пересмотров статистики ВВП США просто подтвердил то, что стоящим в стороне от политики экономистам и так ясно.

Ожидаю, что летом 2012 произойдет еще один пересмотр прошлой статистики, который теперь именуют «ежегодным»: ведь без такого пересмотра роста не покажешь. Величина кризиса в 2008–2009 году еще больше возрастет, что позволит говорить о продолжающемся росте экономики... Как же надоело все это откровенное вранье, приобретающее поистине грандиозные масштабы и дурящее голову политикам и обывателям!

Возвращаясь к теме статьи.

Биржевой спад произошел как раз на исходе второй волны экономического кризиса. А сколько может продолжаться такая ситуация расхождения реальной жизни (спад производства, настроений, ожиданий) и оптимистичной официальной пропаганды и стремительного роста финансовых рынков?

Биржевой спад июля — августа 2011-го — это прорыв реальности из-за занавеса официальной лжи, это монстр, показавшийся нам небольшим кусочком своего мощного зада сквозь дымовую завесу явно нездорового финансового бума в стагнирующей экономике.