Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Заметки автора
24.01.2000 Халтура

Бесстрашные и бессмертные

06.02.2000, 23:00

На прошлой неделе я с восторгом обнаружил, что российская наука по-прежнему ближе к истинному постижению устройства Мироздания, чем любая другая. Как поведали разносчики новостей, наши ученые решили две, наиболее актуальные для русских людей, задачи. Во-первых, нашли способ задавить ген старения. Что сулит нам ну просто мафусаиловы веки. Во-вторых, разработали механизм блокировки чувства страха и тревоги. А значит, быть нам бесстрашными аки Данко, д’Артаньян и Александр Матросов.
       Впрочем, на память приходит еще парочка забавных примеров из старого советского фольклора: «Чукча хорошо живет. Только очень долго» и «Почему твоя лошадь не боится тигра? О, просто она ничего не видит, не слышит и вдобавок, совершенно выжила из ума».
       Это ведь только в учебнике по арифметике пешеход, направившись из точки А в точку Б, может туда с гарантией попасть. А в реальности, которая по-своему переиначивает все человечьи начинания, он, как правило, оказывается совсем в другом месте. Несмотря на все экономические программы партии, прогнозы, социологические опросы и официальные заявления.
       Киселев в «Итогах» и Сванидзе в «Зеркале», говоря обо всем понемножку, говорили об одном и том же – о Путине. Но сказать хоть что-либо внятно и просто не сумели. Или – не пожелали. Доренко вообще намекали постоянно на каких-то предателей, но назвать их не решился. За исключением бывшего главы ФСБ Куликова, на котором разве ленивый не оттоптался. Нужно ли им бесстрашие? Может именно так и должны выглядеть российские СМИ – кое-что знаю, могу даже сказать, но не скажу. Тогда бессмертие им совсем уж ни к чему – последние лет сто эта традиция и без всяких научных достижений демонстрирует поразительную устойчивость.
       «Итоги», обсосав историю с Бабицким в мельчайших подробностях и поставив ряд вполне справедливых вопросов, выговорить своего мнения не решились. Дескать – все непонятно, но вывод делайте сами. Даже Сванидзе, получив, видимо, вводную от нового начальника на больший демократизм, был жестче в формулировках: то, что сделано по отношению к журналисту – незаконно и является «подставой» для Путина. Доренко же вообще предпочел обойти эту тему стороной.
       Взятие Грозного прошествовало по всем трем передачам почти победоносно. Правда, пропагандистский пафос Доренко запоздал на неделю и, помимо прочего, был крайне фальшив и неестественен. Кстати, зря он без пиджака ходит. Неприлично, все-таки, с таким брюшком в кадре стоять. Сразу куда-то его мужественность улетучивается. Вот когда он, выпучив глаза a la «Кашпировский», с истерическими нотками в голосе заговорил о предателях – я сразу почувствовал, что не врет, что лучше Доренко этого никто не выговорит. А если бы он еще и сказал, что обеляемые им Литвиненко и Гусак очень нужны Березовскому в борьбе за свое личное честное имя, я бы поверил окончательно. Вообще, специализацию «лужковско-примаковского разоблачителя» Сергей Леонидович освоил прекрасно. Его злорадство по поводу отказа Примакова выдвигаться в президенты было неподдельным. Равно как и радость по поводу судьбы тех нелегальных рабочих, которых из-за предыдущего доренковского сюжета выгнали со стройки и оставили без зарплаты. Хотя что тут особенно хорошего, я, честно говоря, не понял.
       Николай Сванидзе в чеченской теме был однозначен и бодр: Басаев без ноги, над Грозным флаг, русские спасли мирных жителей от бандитов, боевиков в столице не осталось, в горах будет легче. Ура. Зато главная тема «Зеркала» – возможная неявка избирателей на выборы Путина, – принудила Сванидзе вернуться к привычной своей стилистике недомолвок и хождений вокруг да около. И чем опасен срыв выборов или их перенос – он не признался. Но особенно хорош был Николай Карлович в беседе с Касьяновым. Один бесстрашно задавал обтекаемые вопросы, а другой бесстрашно отвечал совершенно не на них. И когда Сванидзе, собрав мужество в кулак и попросив заранее прощения за грубость, спросил – а не сменить ли руководство в естественных монополиях, Касьянов ласково улыбнувшись, заметил – им просто надо помочь. Видимо, Добродееву еще долго придется развивать у Сванидзе решительность.
       Евгений Киселев, скрепя сердце, согласился наконец на версию российских военных о хитроумной ловушке под Грозным. Но в отместку обратил внимание на то, что в городе жилых домов не осталось и даже комендатуру разместить негде. Впрочем, для «Итогов» было важно совершенно другое. Подробно рассказав о центре стратегических исследований, который готовит программу действий для будущего президента, и признав, что становится постепенно понятно – что декларирует Путин (диктатуру закона и порядок), Киселев продемонстрировал полное отсутствие этого самого закона и порядка. Захват Качканарского ГОКа, гонения на журналистов, призыв резервистов и выпускников ВУЗов – вот признаки нового порядка. А самое главное – Путину нельзя будет верить даже после того, как он подробно заявит о своей программе. Ведь один раз, с «Единством» и КПРФ – надул. Значит, будет как в Австрии или как на Украине. Возврат к автократии.
       Только этого Киселев не говорил, а подразумевал. Манера у него такая. И зачем ему, спрашивается, бесстрашие?
       Самым мудрым из всех телеаналитиков оказался Александр Невзоров. Он просто не вышел в эфир со своей программой. Говорят – испугался конкуренции. Может врут?
       Сам Невзоров сообщил «Газете.Ru», что руководствовался лишь благородными побуждениями. Дескать, не хочет кандидат в Законодательное собрание Питера пользоваться той чудовищной популярностью, которую ему сулит воскресный эфир. И хотя зрители и руководство канала страшно расстроены и не могут никак смириться с тем, что передачи Невзорова пока не будет, он отложил свою премьеру до окончания президентских выборов. Когда уже наверняка станет понятно – что же можно говорить, а что нельзя. Когда станет ясно, что наше советское, высочайше дозволенное и регламентированное, бесстрашие – воистину бессмертно.