Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Алексей Миллергоф

05.03.2010, 17:13

С того самого момента, когда Путин получил контроль над «Газпромом», Кремль позиционирует Россию как сырьевую сверхдержаву — страну, которая благодаря запасам сырья может диктовать волю соседям.
В отличие от премьера Путина и бывшего управляющего гостиницы «Астория» Алексея Миллера, я не являюсь специалистом в газовой области, и в качестве скромного филолога я бы хотела, чтобы мне ответили на несколько простых вопросов. Заранее прошу прощения, если в качестве филолога я что-то перепутала и не так умножила, и с радостью приму поправки.
В 2008-м Россия добыла 640 млрд кубов газа, из них на долю «Газпрома» пришлось 550 млрд кубов. Отмечу, что реально считать мы должны добычу «Газпрома»: газ остальных производителей либо достается «Газпрому» по смешной цене, либо сгорает в небе в газовых факелах. В 2008-м США добыли 580 млрд кубов газа – это меньше, чем Россия, но больше, чем «Газпром». Так почему же Россия — сырьевая сверхдержава, а США – нет?
Впрочем, важен не только газ, но и выручка от продажи. Выручку американских производителей газа за 2008 год посчитать легко: весь газ США был продан на Henry Hub, и средняя Henry Hub spot price за 2008-й составила 323 долларов за тысячу кубов; до кризиса она поднималась до 710 долл.
Выручку «Газпрома» посчитать сложнее: «Газпром» продал в Европе 180 млрд кубов газа по цене, в среднем в 4,7 раза выше внутренней, и еще 96 млрд кубов он продал в ближнем зарубежье по цене в 2,2 раза выше внутренней.
По его же собственным данным, «Газпром» выручил от продажи газа в Западную Европу 1,4 трлн руб, или $47 млрд. Еще 20 млрд долларов были заработаны внутри страны и в ближнем зарубежье. Несложно посчитать, что выручка виртуального американского «газпрома» от продаж на Henry Hub составила $185 млрд. Вопрос: если в 2008-м американские производители выручили от продажи газа $185 млрд долларов, а «Газпром» в Европе — $47 млрд, то почему мы сырьевая сверхдержава?
Более того: в 2008-м соседняя Канада поставила на рынок США 100 млрд кубов газа, и получила за это $33 млрд. Это сопоставимо с выручкой «Газпрома» от продаж в Западную Европу, однако Канаде не приходит в голову называть себя сырьевой сверхдержавой, диктующей свою волю США.
В 2009-м ситуация изменилась. Российская добыча упала, и Россия добыла 575 млрд кубов газа, а «Газпром» — 460. (Падение произошло главным образом из-за январского прекращения поставок газа в Европу и сомнительной экспортной политики «Газпрома»). В США добыча, наоборот, выросла, главным образом за счет сланцевого газа, и США обогнали Россию, добыв 620 млрд кубов газа.
При этом цена газа в США упала и в среднем составила $177 за тысячу кубов; в сентябре она опускалась до $70. В сентябре 2009-го внутренняя цена газа для российских потребителей впервые была выше, чем цена газа на рынке США.
Вопрос: почему Россия является сырьевой сверхдержавой, если в 2009-м «Газпром» добыл газа на 25% меньше, чем США?
Ответ очень прост: сырьевой сверхдержавой Россию делает отсутствие химической промышленности.
Химическая промышленность США занимает первое место в мире и потребляет в год около 2 млн тераджоулей; российская химическая промышленность занимает 12-е место в мире и потребляет 110 тыс. тераджоулей. Холодная протяженная Россия с неэффективным энергосбережением потребляет на внутреннем рынке 280 млрд кубов газа. Значительно более теплые и энергоэффективные США потребляют на внутреннем рынке 670 млрд кубов газа. 34% потребления газа в США приходится на химическую промышленность. Совокупная выручка химической промышленности в США составила в 2008-м $400 млрд.
Теперь зададим себе простой вопрос. Политика Путина со времен получения контроля над «Газпромом» состоит в попытках получить контроль над Европой с помощью газопроводов.
Эта политика не очень успешна. Путину не удалось купить европейские газовые сети, а строительство газопроводов «Северный поток» и «Южный поток» вызывает много вопросов.
Один вопрос, например, заключается в том, что даже бывший канлер Германии Герхард Шредер, сотрудник NordStream AG и лицо безусловно заинтересованное, в 2007-м на лекции в Колумбийском университете оценил стоимость проекта в $12 млрд. Люди более скептически настроенные оценивают «Северный поток» в $16–18 млрд, а «Южный» — в $40 млрд. В то же время Китай только что построил газопровод длиной 1800 км из Туркмении за $2 млрд: сколько же украдут на «Северном» и «Южном потоке»?
Кроме того, «Северный» и «Южный поток» были подписаны соответственно в 2005 и 2007 годах, но до сих пор к строительству не приступили. Китай подписал свой договор в 2006-м — и уже пустил газ.
Однако главный вопрос – это не строительство газопроводов. Главный вопрос очень прост: почему вместо газопроводов Путин не развивает химическую промышленность?
Китай инвестирует в свою химическую промышленность 15–20 млрд ежегодно. (Чтобы было понятно, это цена сооружения трех-четырех крупных химзаводов типа Людвигсхаффена, начиная, например, с производства метанола и кончая шестым-седьмым уровнем передела). Кстати, именно Китай первым в мире начал промышленную добычу сланцевого газа — и весь этот газ шел на химическую промышленность: если у вас есть дорогой конечный продукт, стоимость сырья не так важна.
Пример США показывает, что нет никакого «сырьевого проклятия», якобы висящего над богатыми сырьем странами. США являются первой в мире химической державой именно потому, что у них много газа. «Сырьевое проклятие» — оно как разруха: не в сортирах, а в головах.
Первой и естественной целью модернизации в России является создание химической промышленности. Отсутствие даже планов сооружения химзаводов взамен трубопроводов наглядно показывает, чего стоят все кремлевские разговоры о модернизации.
А теперь, собственно, повторим вопрос: почему Путин, который готов потратить на строительство газопровода, который будет нечем заполнить, $16 млрд, которые нельзя будет отбить, не готов потратить те же $16 млрд на создание в России химзаводов, которые удесятерят цену конечного продукта и пополнят, уж если на то пошло, карманы тех же реальных владельцев «Газпрома»?
Один из ответов заключается в том, что возможно, Путин понимает, что при том качестве человеческого материала, который он избрал себе в помощники, химзавод просто не построишь: свистнут все. (В конце концов, есть прецедент: строили в Ленобласти завод по производству сжиженного газа с целью завоевания рынка США, и в конце концов обнаружилось, что завода вовсе нет, хотя на него вроде бы уже исправно поставляли по 3 млрд кубов газа: этот фантастический инцидент замяли, хотя кое-кому пришлось уйти с постов).
Но фундаментальная причина заключается в том, что химзавод – это другая философия. Во-первых, никогда не возможно будет объяснить, почему Dow Chemical или Dupont в США являются частными предприятиями, а наш химзавод должен быть государственный. Во-вторых, химзавод означает рынок, а вся политика Путина заключается в том, чтобы рынок уничтожить как внутри России, так и за ее пределами, получая халявные деньги за счет монополии.
Так вот, государственный химзавод в России не построишь (разворуют), а если представить себе химзаводы с выручкой в $400 млрд в частных руках, то где при этом будут «Газпром», с его продажами в $47 млрд, и хозяева «Газпрома»?
Последнее – самая важная проблема. Кремль все время уверяет себя, что благодаря газопроводам он посадил на иглу всю Европу. На самом деле в мире действительно есть страна, которая благодаря газопроводам сидит на игле и не может с нее слезть, и эта страна называется Россия.

Посмотрите внимательно на два фото — фото любого химического завода в США и фото «Миллергофа», полной копии Константиновского дворца, выстроенного, как говорят, для главы «Газпрома» Алексея Миллера на берегу Истринского водохранилища. История учит, что можно строить либо одно, либо другое. Либо химзаводы, либо Миллергоф.