Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Барак ожидания

20.01.2009, 09:32

От Обамы ждут чуда. Как никогда в истории, если не считать историй библейских

Инаугурация Барака Обамы, которая пройдет сегодня, пожалуй, самое ожидаемое событие как минимум десятилетия. У каждого свои восторги. Кому-то важно, что он молодой и чернокожий. Кто-то ждет, что его программа обновит Америку. Иные же, в том числе многие в России, полагают, что курс, проложенный 44-м президентом США, выведет мир из экономического, политического, психологического тупика. Не меньше 2 миллионов человек хотят увидеть инаугурацию живьем. Огромное число людей будут наблюдать за нею по телевизору и интернету. Словом,

от Обамы ждут чуда. Как никогда в истории, если не считать историй библейских.

Трудно даже представить себе, что творится в душе у человека, который должен накормить пятью хлебами население земного шара. Как говорил О. И. Бендер, «я даже накормил пятью хлебами несколько тысяч верующих. Накормить-то я их накормил, но какая была давка!»

Этого-то и стоит опасаться новому президенту. И он уже опасается, настойчиво напоминая, что путь, наполненный преодолением трудностей, будет тернист и долог. Пока это мало кого пугает: 2/3 респондентов предвыборного опроса в Америке полагают, что рецессия продлится два года или более; большинство и не ждет серьезного прогресса по всем наиважнейшим пунктам сегодняшней американской повестки дня – улучшения экономического состояния, реформирования системы здравоохранения и прекращения войны в Ираке.

Американцы готовы дать Обаме время для реализации планов и исправления ситуации, но они будут ждать результатов к концу срока – к 2012 году.

То есть, с одной стороны, ожидания нельзя назвать завышенными. С другой – рано или поздно должно произойти чудо. Иначе молодой и чернокожий не оправдает надежд. Поезд на Чаттанугу может прийти с опозданием, но он не должен пролететь мимо.

У американцев свой счет к Бараку Обаме. От него ждут импульса обновления в ситуации, когда экономика падает, а самоидентификация американцев, размытая волной мигрантов, террором, столкновением цивилизаций, войнами по установлению демократии по всему миру, забвением республиканско-федералистских ценностей белых протестантов, – под угрозой.

Энтузиазм огромен. Нового президента сравнивают с Авраамом Линкольном, Франклином Рузвельтом и, конечно, Джоном Кеннеди. Последнее сравнение и содержательно, и исторически – самое корректное.

Для одних существенно, что новый курс Рузвельта вывел экономику из кризиса, для других важны ценности Линкольна, для третьих – широта взглядов и чувство перемен, свойственные Кеннеди. Спичрайтеры бывших президентов, собаку съевшие на инаугурационных речах и текстах посланий к нации, вспоминают рузвельтовское «единственное, чего мы должны бояться, – это сам по себе страх» и «не спрашивай, что Америка может сделать для тебя…» из Кеннеди. Великий речеписец Тед Соренсен с доброй товарищеской иронией советует Обаме говорить короче…

Наиболее же проницательные наблюдатели замечают: неслыханное влияние обамовских выступлений на аудиторию – не в ударных местах, не в bons mots, словечках, а в общей невероятной эмоциональной энергии его речей.

Поэтому инаугурация Обамы – отнюдь не красочное шоу на манер новогодних представлений российских госканалов, а реальное политическое событие. Это тот случай, когда слова – не просто треп, а действие.

Инаугурационную речь нового президента США ожидает весь мир. Включая Россию. Включая ту часть мира, которая традиционно настроена антиамерикански. И вот ведь что характерно: здесь тоже ждут чуда! И тоже будут недовольны, если оно не произойдет!

Скажут: вот видите – черный американец или белый, значения это не имеет, от них одно зло…

Завышенные ожидания мира опаснее для Обамы, чем более или менее трезвые, хотя и чрезмерно эмоциональные ожидания американцев.

Мало того, что он пришел в очень неспокойный мир с неуправляемыми экономическими, политическими и геополитическими угрозами, с глобальной рецессией, общемировой миграцией, более похожей на великое переселение народов, с окончанием «конца истории», с проблемами на Ближнем Востоке, в Ираке, Иране, с загадочным Китаем и непредсказуемой Россией. Все ждут, что Обама что-то подправит, например, в экономической политике – и мы все вдруг заживем долго и счастливо. Схожие ожидания и у россиян – вот приедет барин, барин нас рассудит, и мы снова сможем почивать на нефтегазовых лаврах, холя и пестуя свою Рублевку на фоне благостных пейзан и регулярно получающих доппаек пролетариев на заводах в моногородах.

В этих ожиданиях – и нелепая ленивая надежда, и суровая правда.

Правда в том, что мировые правила, как и прежде, устанавливают не новые лидеры, не страны БРИК, не Китай и не Россия, а Соединенные Штаты Америки. И развитие в этом жестком мире – все равно догоняющее и сводящееся к запальчивой хрущевской формуле «Догнать и перегнать Америку!»

В Обаме для России – и спасение, и вызов. Спасение в том, что подъем американской экономики, как писал тот же Тед Соренсен для Джона Кеннеди, действительно «поднимет все лодки». Вызов в том, что повестка, которую может задать Обама, может оказаться несколько неожиданной: выяснится, что мы не там и не тех догоняли, а потому отстали еще больше.

Словом, 20 января 2009 года мир ожидает один из самых волнующих моментов в истории. Завышены ожидания или нет – они все равно на небывалой эмоциональной и рациональной высоте. Таково бремя нового американского президента в эпоху перемен.