Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Двойка» по истории

13.10.2011, 10:07

Наталия Геворкян о дифирамбах Дмитрия Пескова в адрес Брежнева

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал в интервью телеканану «Дождь»: «Действительно, многие говорят о брежневизации Путина, при этом говорят те люди, которые вообще ничего не знают про Брежнева… Знаете, Брежнев — это не знак минус для истории нашей страны, это огромный плюс. Он заложил фундамент экономики, сельского хозяйства и т. д. Потом застой. Но застой по продолжительности был гораздо короче… Поэтому мы запомнили застой. Он не ушел вовремя».

Дмитрий Песков родился через три года после того, как Брежнев пришел к власти. Брежнев стал первым секретарем ЦК в 1964-м, Песков родился в 1967-м. В 1982 году, когда Брежнев умер, одновременно расставшись с властью, Пескову было 15 лет. Полагаю, что знания об этом периоде он мог почерпнуть из книг. То есть мог бы.

«Он заложил фундамент экономики, сельского хозяйства…» Полагаю, имеется в виду реформа Косыгина — Либермана. Формально — 1965—1970 годах, фактически — в 1965—1968-м. Давайте будем считать пятилеткой, если не ошибаюсь, восьмой: пять лет из 18 лет брежневской эпохи.

Что это было? Попытка совместить несовместимое — социалистическую экономику с рыночными механизмами, то есть создать социалистический рынок. Отсюда и появившийся тогда новый словарь доселе запретных слов типа «прибыль», «объем реализации продукции». О частной собственности не могло быть и речи, разумеется, даже за пределами госсектора. С начала 1966-го эксперимент начался на более чем 40 предприятиях в 17 экономических отраслях. Ряд ключевых экономических показателей поползли вверх: объем промышленного производства, сельского хозяйства, национальный доход, капвложения. Напомню, что ровно в это же время чешский реформатор Ото Шик в «братской» Чехословакии также предложил пакет экономических реформ — сочетание планирования и рыночных механизмов, — который был принят Чехословацкой компартией в январе 1965 года. А в 1968-м Шик скажет, что социализм сложно примирить со здравым смыслом и, выступая перед студентами юрфака в Праге, объяснит: «Для осуществления больших перемен в развитии общества, которые можно назвать попыткой действительной демократизации социализма, потребовалось, как вам хорошо известно, преодолеть отпор глубоко укоренившихся догматических представлений и консервативных сил, управлявших самыми главными органами власти и очень искусно использовавших все формы недемократического подавления и зажима прогрессивных идей и начинаний». Он скажет то, чего никогда не мог бы сказать Косыгин, хотя проблема упиралась ровно в это же: невозможность комплексных реформ, нереформируемость политической системы, глубинную незаинтересованность и боязнь реформ со стороны тех, кто занимал ключевые посты в партии и государстве. Включая Брежнева. Как верно напишет мой коллега Андрей Колесников (не коммерсантовский), «Косыгин был зажат как аппаратными ограничителями, так и политическими. И социалистического рынка не получилось: расширение экономической самостоятельности предприятий не решало проблем экономики, основанной на плане и не поддержанной политическими преобразованиями».

Экономические показатели еще какое-то время росли, но точку в реформах поставили в 1968 году, расстреляв «Пражскую весну». Брежневу и коллегам совсем не понравилось «человеческое лицо» социализма, политическая либерализация, которая соседствовала с экономической. Брежнев испугался этого на всю оставшуюся жизнь. Так что застой начался тогда, в 1968-м, и занял вопреки желаниям господина Пескова долгих 14 лет. Через пару лет, в 70-е, заговорят о стабильности советской экономики, спасибо нефтяному буму, освободившему Брежнева и его окружение от необходимости думать о реформах или какой бы то ни было модернизации. Более или менее высокими (с двумя скачками — в 1973—1974-м и 1979—1981-м) цены на нефть оставались вплоть до смерти Брежнева. Повезло мужику, 64-летний к началу нефтяного бума и не сильно здоровый генсек постепенно вообще переставал думать, тем паче о реформах. Да, в СССР при Брежневе делали ракеты (в ущерб всему стальному), перекрывали Енисей, строили никому не нужный, как оказалось, БАМ, а также в области балета… и в то же время неумолимо наращивали импорт зерна, превратившись именно тогда из главного экспортера в главного зернового импортера. Как пишет Гайдар, к середине 80-х в итоге каждая третья тонна хлебопродуктов производилась из импортного зерна. После той реформаторской 8-й пятилетки темпы роста национального дохода только снижались — с 7,5% до 2,5% через 15 лет.

Обо всем этом написаны тома. И о гонке вооружений, и о нарастании дефицита в потребительском секторе, и о технологическом провале и отставании от Запада, и о колбасе, наконец, которая стала каким-то неизбывным символом «совка». Может, Косыгин что-то и пытался заложить, но Брежнев и товарищи точно никакими реформаторами не были. Напомню, кстати, что в том же году, когда начинались реформы, состоялся первый диссидентский процесс — над Даниэлем и Синявским. В тот год, когда Пескову исполнилось 5 лет, из страны выслали Буковского, а в тот год, когда ему исполнилось 10 лет, лишили гражданства генерала Григоренко. А тем, кто до сих пор считает, что Брежнев мог быть ястребом, а был голубем, напомню, что помимо Чехословакии-68, когда Пескову исполнился год, в биографии генсека есть еще Афганистан-79, когда Дмитрию исполнилось допризывных, к счастью его родителей, 12.

Напомню также слова историка Дмитрия Волкогонова, который считал одним из важнейших факторов застоя «кризис бюрократической системы управления»: руководство партии и государства «не хотело замечать» отрицательных явлений в жизни советского общества, главной заботой «верхов» в этот период стало сохранение «обстановки полного единодушия» в собственной среде. Ну кто не помнит этот дивной фразы, которая звучала буквально при каждом нажатии кнопки телевидения или радио. Надеюсь, что не помнит Дмитрий Песков, потому что в 15 лет надо влюбляться, играть в футбол и радоваться жизни, а не слушать всю эту партийную ахинею.

Но вот в 44 года, которые ему исполнятся через несколько дней, стоит все же «тщательней» относиться к оценкам прошлого. Нет, Брежнев не был огромным плюсом для страны. Нет, он не заложил фундамент сельского хозяйства и экономики. Он добил и то и другое. И да, он не ушел вовремя. Тут я не могу не согласиться с пресс-секретарем Владимира Путина.