Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Всего-то через три недели

22.04.2008, 11:59

Над головой каждого государственного деятеля, выдвигаемого на большую должность, висит небольшая такая гирька. Весом не больше оплаканного Салтыковым-Щедриным чижика. Каждый государственный деятель боится, что за несколько минут до назначения то ли он сам совершит досадный промах, то ли какое-то его вполне невинное действие будет воспринято как некое ужасающее по своему цинизму проявление нелояльности. А где промах или навет – там возможно сомнение в правильности назначения. А где сомнение – там и кадровая бумага откладывается в долгий ящик, а неназначенный отправляется в кадровый резерв. В который попасть просто, а выбраться гораздо сложнее.

Вот, например, один бизнесмен, выдавая году в 1994-м свою дочь за гражданина США, и не думал, что лет через семь судьба занесет его на общественно-политическую стезю. А еще через четыре года его будут рассматривать в качестве одного из самых вероятных кандидатов на пост губернатора далеко не самой последней российской области. И все бы уже хорошо, всем хорош был кандидат, как вдруг всплыла из дальних ящиков бумага – мол, дочка-то у кандидата замужем за американцем. А дети у них родились на территории США и потому, в частности, могут когда-нибудь претендовать на пост президента этой страны.

Российский губернатор – дедушка президента США. У вас укладывается в голове такая картина? Вот и кадровики как-то засмущались. Регион в итоге возглавил другой губернатор, а неназначенному товарищу только и осталось, что радоваться на внуков.

Но тут, в общем, вины его никакой. Кто ж знал, что политикой придется заниматься, да еще в момент возвращения в кадровый обиход такого понятия, как «нежелательные родственники»?

А вот претендент на большую должность, который не в состоянии контролировать своих сотрудников, должен обижаться только на самого себя.

Один региональный начальник долго ждал назначения в Москву. Просто как в знаменитом советском фильме «Волга-Волга». И вот, казалось бы, уже все практически на мази было. И согласования прошли, и беседы все необходимые состоялись – дело осталось за малым: оформить решение.

Региональный начальник был человеком командным и своих сотрудников собирался взять с собой в Москву. Планов своих от команды начальник не таил, а когда вопрос уже был практически решен, велел «готовиться».

Что делает наш человек, получив добрую весть? Начинает праздновать, угощать себя и друзей, строить планы на будущее. Ну подумаешь, что пару банкетов в местных ресторанах закатили с тостами во славу своего будущего и блестящей карьеры своего отца-командира. И ведь все от чистого сердца. Гуляли широко. Размах был такой, что дошло до Москвы. И, конечно же, встал вопрос: если люди так ликуют, когда еще ничего не произошло, то что ж будет после назначения? А ведь не время сейчас, не время.

Отложили назначение. Тут тоже без банкета не обошлось, но был он куда менее веселым. Тем более, многие из соратников уже и с квартир съезжать приготовились, абонементы в фитнес-центры продлять не стали. А тут обратно обстраивайся, да еще под ироничными взглядами тех, кто в Москву не собирался.

Тут, в общем, вина начальника гораздо больше. Надо своих подчиненных в строгости держать, а уже если не хватает на это ни сил, ни времени, то, по крайней мере, не доверять им важных государственных секретов. Сам накликал беду на свою голову — сам и справлялся с ней, организуя свой переезд в Москву по новой.

Бывают истории и похуже. На этот раз человек не в столицу должен был переезжать. Но в целом не хуже. Губернатором одного из крупнейших регионов. Дело снова почти сладилось, да вот беда, решил на предыдущей должности взятку взять. В общем-то, невеликую по нынешним временам — однокомнатную квартиру в Москве не купить на такие деньги. Что это было – комплекс Шуры Балаганова или срочно понадобилось – неизвестно.

Но вот взял. Чижика буквально съел. Посадить этого деятеля, может быть, и не посадят, а вот губернатором ему не быть. И, возможно, никем уже не быть в системе государственного управления.

Потому что есть время принимать дары, а есть время отдариваться. Есть время проявлять активность, а есть — сидеть тихо, быть овощем на грядке в расчете на то, что понадобится в новом большом деле.

И вот, кто лучше умеет отказываться от даров и вести себя в нужный момент скромно, мы очень скоро узнаем.

Всего-то через три недели.