Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О солидарности

22.12.2008, 12:00

Когда Борис Ефимович Немцов в называемые теперь лихими 90-е призвал было пересадить чиновников на «волги», то его быстренько подняли на смех — и сами чиновники, и масс-медиа. Немцов тогда не был оппозиционером, а был вице-премьером, он, по должности, радел за отечественного производителя. Хотя, может, он и еще какой смысл вкладывал в свой призыв. Ну, например, чтобы начальство было ближе к народу, к почве: все же у «Волги» клиренс поменьше будет, чем у любимых бандитами и милицейским начальством «лэнд крузеров». Кто ж тогда, в 90-е, думал, что может настать момент, когда будет по той же теме уже не до смеха и кое-кому, возможно, придется делать тяжелый популистский выбор. Просто потому, что на сей раз предложение поддержать отечественного автопроизводителя сделал совсем другой человек.
Первым откликнулся тот, кто ближе к «горячей точке», к Дальнему Востоку, где в силу полной и окончательной победы праворуких «японок» уже давно пора вводить левостороннее движение, да целостность страны не велит. Сразу после слов Путина о том, что во времена кризиса негоже тратить деньги на иномарки, а также в разгар дальневосточных волнений почитателей бэушных японских транспортных средств губернатор Амурской области Олег Кожемяко издал циркуляр, предписывающий пересадку областного начальства именно что на «волги». И даже свой собственный «Мерседес» он теперь отдаст на торги. И станет ездить на чем-нибудь отечественном. Ну хотя бы пока.

Не исключено, что теперь перед таким же непростым и некомфортным выбором встанут и другие чиновники, милицейские и прокурорские начальники, а также руководители многочисленных госкорпораций, которых премьер тоже помянул среди желательных приобретателей продукции российского автопрома.
Нынешний автопарк любого мало-мальски значимого ведомства, конторы, госучреждения по всей нашей стране (а не только в столицах), многочисленных расплодившихся в последнее время силовых структур — это, между тем, богатейшее поле для поддержки отечественного автопроизводителя. Потому как ежели теперь начать менять все эти «ауди-8», «семерки» БМВ, «мерседесы» и прочие «лэнд крузеры» на отечественную продукцию, то она будет завалена номенклатурными заказами на годы вперед. Хватило б только бюджетных денег. А еще ведь есть Госдума и многочисленные законодательные собрания. Неужто прям даже и все руководство «Единой России» пересядет на «волги»? Неужто у нас все настолько уже плохо с экономикой в период кризиса?

Можно, кстати, начать поддерживать отечественного товаропроизводителя гораздо более широким фронтом: одежда, обувь, часы, туристические услуги внутри страны и т. д. Опять же — горнолыжный спорт. Говорят, были попытки начать производить отечественные мобильные телефоны — надо отыскать где-то эти образцы. Отечественный товаропроизводитель, правда, уже многое чего напрочь разучился производить, но надо позвать иностранцев, чтобы научили, внедрили, инвестировали, и тогда поддерживающие отечественного производителя госслужащие станут делать это с большей охотой. Особенно, если будет на то личное указание сверху.

Хотя, если честно, то не очень верится, что «почин Кожемяки» обретет такие уж широкие масштабы. То есть «жигулей» и собираемых у нас недорогих иномарок для чиновничьих гаражей на бюджетные деньги, скорее всего, накупят, но чтобы вот так вот сразу прикипеть душой к какой-нибудь ВАЗ-2110, «Хюндай», «Рено Логану», «Форду Фокусу» или «Шкоде» — это вряд ли.

А еще ведь в период кризиса помимо вопросов поддержки отечественных производителей заказами как-то сначала незаметно, а потом все более настырно встает куда более важный и принципиальный вопрос — о солидарности. Верхов и низов. Правящих и управляемых ими. Политиков и избирателей. Чиновников и их посетителей-налогоплательщиков. Солидарности общества перед лицом кризиса. Потому как все чаще возникают вопросы: почему когда одним становится хуже, то другим продолжает быть очень даже хорошо, почему одни несут вот такие тяготы и издержки и ни на что не имеют права, а другие, ссылаясь на свои издержки и тяготы, имеют право на обильное и безусловное вспомоществование и существование?

Российская, с позволения сказать, элита пока ни на какие акты общественной солидарности себя особенно не сподвигла. Приведенный пример отдельного регионального пересаживания на «волги» (возможно, сейчас воспоследуют и другие такие же) — на самом деле не в счет. Это они так делают сейчас только потому, что Путин так сказал и они хотят выслужиться, а не потому, что чувствуют себя внутренне обязанными тоже затянуть пояса вместе с народом и не рассекать по нашим убогим дорогам на своих роскошных тонированных бронемашинах. Ведь ДО ТОГО, как он это сказал, ни об одном подобном примере слышно не было. И внутри от контраста между собственной неуемной ворованной роскошью и общей убогостью и бедностью массового бытия ничего не ёкает. Даже чувства страха перед конечностью столь искусственного счастья — и то нет. Даже чувства самосохранения и то, похоже, от ожирения атрофировались.

Не было ничего пока слышно и о том, чтобы владельцы и топ-менеджеры крупнейших частных и тем более государственных корпораций из тех, кому сейчас оказывается помощь из госбюджета (те, кто выживает самостоятельно, вольны жить и тратить свои деньги, как им заблагорассудится), скажем, отказались бы от годовых бонусов или хотя бы от части своих зарплат, а то и вовсе сподобились бы поработать в кризисный период за условную зарплату в рубль. Кстати, хорошо было бы знать, какова не условная зарплата у топ-менеджмента госкорпораций. На Западе таких примеров уже полно — и в Европе, и в Америке урезание доходов менеджмента чаще всего становится неотъемлемым условием предоставления госкредитов и помощи, создается хотя бы видимость того, что затягивать пояса приходится не только верхам, но и низам (в том числе на конкретных предприятиях, где профсоюзы ведут переговоры об урезании зарплаты рабочих в пакете с урезанием доходов топ-менеджеров).

У нас, видно, ждут указаний сверху. По части солидарности. А также по части справедливости, соблюдения принципа равенства всех перед законом, некоррумпированности и всех прочих общественных «чувств», которые обычно дремлют в сытые годы, но донельзя обостряются в годы «голодные», трудные. Дождутся ли? А ну как будет уже поздно и даже публичным катанием на трамвае уже дела не поправишь?

Вот, к примеру, в Калининградской области отменили новогодний бал для чиновников и прессы. Поняли то есть, что «не комильфо». Но непонятно пока, это уже все или будут дальнейшие действия в том же направлении?

Конечно, в нашей стране отчуждение, вплоть до степени глухой враждебности, между бюрократическими верхами и помыкаемыми бюрократией низами зашло уже так далеко, что, начни вдруг эти люди в очень хороших костюмах и при дорогих часах ездить в общественном транспорте, как Ельцин в самом-самом начале своего восхождения к власти, то им бы, наверное, все равно уже не поверили. Сказали бы — «ишь, заискивают, значит, сильно боятся». А показать у нас, что боишься и уступаешь — это вовсе не обязательно прослыть демократом, скорее — слабаком. А то ведь еще кого могут и побить ненароком. Увы, многих «черных кобелей» уже не отмоешь добела. Поздно.

Но, может, для начала, стоит хотя бы отказаться от мигалок и перекрытия для себя, любимых, улиц? Тем более для «волг» это же будет просто смотреться смешно и нелепо. Чисто из солидарности. Потому как ну сильно раздражает. А народ становится нынче все более нервным.