В споре умирает истина

Елизавета Александрова-Зорина о том, откуда берется агрессия в соцсетях

В соцсетях мы часто агрессивны, упрямы и плюем на чужое мнение. Понятно, что кому-то соцсети дают возможность выплеснуть накопившуюся агрессию, тем более что там это можно делать как минимум безопасно, а иногда и анонимно. К тому же всем хочется казаться умнее, а критические суждения воспринимаются как более интересные и значимые, поэтому трудно удержаться, чтобы не вставить свои пять копеек по поводу и без.

Но дело даже не в том, что социальные сети дают выход каким-то не самым лучшим нашим качествам. Они изначально создают условия, в которых мы, попадая в их ловушку, просто не можем вести себя иначе.

Не так уж далеко ушли те времена, когда источниками информации было несколько телеканалов и газет, и все мы получали одни и те же новости. Разные СМИ могли давать разную оценку событиям, но в целом хотя бы не противоречили друг другу в изложении фактов. Сегодня, вместе с онлайн-платформами, существуют тысячи таких источников, или транслирующих противоположную информацию об одних и тех же событиях, или рисующих картину мира, которую не найти в других СМИ. Это даже не разная интерпретация, а разный нарратив.

Парадоксально, но при таком переизбытке информационных источников, все мы разобщены и находимся каждый в своей, изолированной группе, черпающей ту информацию, которую не получают в другой.

Как нам найти общий язык друг с другом?

Алгоритмы соцсетей и поисковиков устроены так, что мы быстро оказываемся в информационной изоляции, которую интернет-активист и писатель Эли Паризер назвал «пузырём фильтров».

Всё, чего хотят от нас социальные сети — чтобы мы как можно дольше находились на сайте, как можно активнее проводили там время — лайкали, комментировали, репостили, и как можно чаще кликали рекламу.

Поэтому алгоритмы, анализирующие наше поведение, заточены так, чтобы создавать нам как можно более комфортную среду обитания и подсовывать те публикации, которые найдут у нас отклик. А так как мы не отзываемся лайками на публикации, которые не совпадают с нашей позицией, они быстро исчезают из ленты.

В итоге мы оказываемся исключительно среди единомышленников и читаем исключительно те источники, которые подтверждают наше собственное мнение. Тот, кто проводит время за чтением теорий заговоров, будет получать в выдаче статьи о том, что коронавирус придуман, чтобы держать людей в самоизоляции, тогда как другой будет видеть новости о количестве жертв и серьезности пандемии.

Все это психологически приятно и комфортно. Но такая замкнутость в ограниченном информационном пространстве отрезает нас от всего нового и иного, и убеждает в том, что наше видение мира — единственно правильное. Все, что не совпадает с этим убеждением, быстро начинает восприниматься как неправильное и вообще не стоящее интереса.

В обычной жизни нас окружают люди самых разных убеждений. Это наши родные, коллеги, друзья, которые стали нашими друзьями по самым разным причинам. Мы общаемся с ними, не основываясь исключительно на их позиции по таким вопросам, как Крым, Путин или коронавирус. В реальной жизни наше общение многомерно, мы окружаем себя людьми, которые нам близки по самым разным интересам, с людьми общего культурного уровня или из нашей профессиональной сферы, с людьми, связанными с нами общими событиями и воспоминаниями.

А в соцсетях мы по большей части выбираем себе единомышленников, сходных с нами по политическим взглядам и позиции в социальных вопросах. И быстро теряем терпимость ко всему, что не соответствует нашим собственным убеждениям.

В реальной жизни мы еще помним, что сколько людей, столько и мнений, а вот в интернете, окруженные публикациями, отражающими наши собственные взгляды, рискуем забыть об этом очень быстро.

К тому же общение в онлайне — даже если это реальные люди под реальными именами — совершенно отличается от разговора в оффлайне. В реальной беседе можно найти общий язык практически с любым человеком, даже оставшись при своем мнении, спокойно выслушать чужое, порой согласившись хотя бы с некоторыми аргументами собеседника. В интернете мы не выносим даже малейшего расхождения во взглядах и не принимаем ни чужую позицию, ни обоснованную критику нашей. И никакие приводимые факты не могут нас переубедить.

В соцсетях мы «разговариваем» друг с другом, и общение в комментариях ближе к беседе, чем к переписке. Тем не менее, наши слова остаются написанными. А восприятие письменного высказывания отличается от устного.

В центре обычной беседы остается говорящий, восприятие сказанного зависит от того, кто и как произносит слова, и все, что он говорит, находится в контексте ситуации. А интернет к тому же лишен сглаживающих конфликт интонаций, улыбок, взглядов, дружеских похлопываний по плечу. И никакие смайлики не могут этого заменить.

Написанное не растворяется в воздухе после произнесения, а остается категоричным суждением, которое не вырубишь топором, даже если его и пытались смягчить — хотя зачастую никто и не пытается.

Поэтому вместо обмена мнениями, как в живом споре, интернет-беседа быстро скатывается к колкостями и оскорблениями.

Социолог Зейнеп Туфекчи пишет: «Проблема в том, что когда мы сталкиваемся с противоположными взглядами в контексте соцсетей, это не то же самое, как когда мы читаем их в газете, в одиночку. Это сродни тому, чтобы слышать их от команды противника, находясь с приятелями-фанатами на футбольном стадионе. Находясь онлайн, мы связаны с нашими сообществами и ищем одобрения от наших единомышленников. Мы связаны с нашей командой тем, как кричим на фанатов другой. В социологических терминах, мы усиливаем наше чувство принадлежности к консолидированной внутренней группе тем, как усиливаем напряженность и увеличиваем дистанцию с внешней группой — это «свои» против «чужих». Наша когнитивная вселенная не эхо-камера, а вот наша социальная вселенная — да. Принадлежность к группе сильнее фактов».

В соцсетях мы нетерпимы не только к тем, кто не входит в нашу «команду», но и к собственным единомышленникам, если они позволили себе «лишнее».

И все, что не успели отрезать от нас алгоритмы, сами тут же отправляем в бан, вычищая свое и без того почти стерильное, свободное от противоположных мнений информационное пространство.

Нетерпимость к другому мнению и желание слышать только то, что подтверждает свое собственное, в конце концов, влияет и на сами источники информации.

Соцсети, платформа независимой и народной журналистики, казались торжеством свободы слова. В них ведь нет ни удушающей редакционной политики, ни осторожного лавирования между рекламодателями и правительственной цензурой.

Но давая независимость от одного, соцсети приводят к зависимости от другого.

Популярные блогеры стали заложниками собственных подписчиков. Они как саперы, которые не имеют права на ошибку, но вместо минного поля у них информационное, а ошибкой может стать мнение, идущие вразрез с тем «информационным пузырём», которое человек же сам создал. Блогер с десятками или сотнями тысяч подписчиков должен иметь определенный набор мнений: «оппозиционный», «либеральный», «ура-патриотический» или какой-либо еще. Заявив свою позицию по одному вопросу, по остальным он должен автоматически перенять то, что входит в «набор».

Сколько раз можно было видеть, как подписчики рвали в клочки вчерашнего любимца только за то, что позволил себе чуть отойти от своей «генеральной линии». Любое несоответствие приводит к проклятиям и обвинениям в продажности и массовому уходу взбешенных подписчиков. Поэтому блогеры начинают писать с оглядкой на реакцию своих читателей, и это отражается не только на подаче информации, но и на выборе тем. В этом смысле хвост виляет собакой, да еще с какой силой.

Такая информационная изоляция, поляризация мнений и нетерпимость не остается в границах виртуального пространства, а выплёскивается в реальную жизнь.

Социальные сети меняют и наше восприятие действительности, и наши взаимоотношения с другими людьми. Поначалу соцсети воспринимались как пространство, объединяющее людей и делающее информацию доступной. Парадоксально, но в итоге, наоборот, они стали тем, что нас разъединяет, ссорит и изолирует в информационном пузыре. Даже выходя из интернета в реальный мир, мы остаемся нетерпимы друг к другу, заимствуя манеру общения в соцсетях для разговоров в реальной жизни. И совершенно перестаем слышать своих оппонентов. Они ведь нам больше не собеседники, а болельщики чужой команды, и не о чем с ними говорить.

В споре рождается истина, считал Платон. В споре истина умирает, мог бы возразить ему Цукерберг.