«Транснефть» опять делят

ФАС допускает вхождение нефтяных компаний в капитал «Транснефти»

Алексей Топалов 13.03.2014, 13:01
ИТАР-ТАСС

ФАС допускает участие нефтяных компаний в капитале «Транснефти» и ее проектах. Практически то же самое предлагала в начале года «Роснефть». Однако поддержка идеи со стороны ФАС вновь вернула на повестку дискуссию о судьбе «Транснефти». Эксперты рынка говорят, что увеличение числа акционеров приведет к конфликтам между ними, от чего будут страдать нефтепроводные проекты.

Федеральная антимонопольная служба допускает возможность вхождения нефтяных компаний в капитал «Транснефти». Об этом заявил в интервью газете «Коммерсантъ» глава ФАС Игорь Артемьев.

При этом он отметил, что антимонопольное ведомство не поддерживает идею вхождения «Роснефти» в капитал нефтепроводной монополии при помощи допэмиссии, как ранее просила госкомпания.

«Вообще труба должна быть независимой от нефтяных компаний. Если это, как в случае «Транснефти», акционерное общество с контрольным пакетом у государства, но тогда либо все нефтяные компании нужно пустить в ее капитал, либо никого», — сказал Артемьев.

Но при этом, по словам Артемьева, ФАС «допускает развитие нефтепроводов за счет предоставления нефтяным компаниям миноритарных пакетов акций». «Если очень нужно привлечь инвестиции, а нет денег, то можно тогда дать условно по 10% крупным нефтяным компаниям», — пояснил глава антимонопольного ведомства.

Сейчас государству принадлежат все обыкновенные акции «Транснефти» (78,1% уставного капитала, 100% голосующих акций), привилегированные акции находятся в свободном обращении.

В конце января «Роснефть» обратилась к правительству с предложением провести допэмиссию «Транснефти» в ее пользу. По словам нефтяной компании, это поможет привлечь инвестиции для развития системы нефтепроводов (в первую очередь речь шла о расширении трубы Восточная Сибирь — Тихий океан). Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев тогда отмечал, что вопрос требует детального обсуждения, однако в целом такой подход противоречит законодательству о приватизации. Глава Росимущества Ольга Дергунова заявляла, что действующая на данный момент нормативная база не позволяет «Роснефти» выкупить допэмиссию «Транснефти», так как создается прецедент по увеличению госсектора в экономике.

Представитель «Роснефти» в среду отказался от комментариев, подчеркнув, что ранее внесенные компанией предложения были нацелены на гармонизацию рынка поставок углеводородов в интересах всех его участников.

Источник в «Роснефти» говорит, что слова Артемьева, по сути, перекликаются с предложением госкомпании.

«Cмысл предложений прост и продиктован реалиями ценообразования на прокачку нефти и нефтепродуктов. Например, трубопроводы — это союз экономических интересов ряда нефтедобывающих компаний, а не доминанта одной транспортной компании, которая предлагает не более чем услуги по прокачке», — поясняет собеседник «Газеты.Ru».

При этом он особо отметил, что «Роснефть» не настаивает на вхождении в уставной капитал «Транснефти», но предлагает, чтобы в новых нефтепроводах участвовали за счет своих инвестиций потребители услуг — нефтедобывающие компании. «Решение вопросов оптимизации затрат и инвестиционных программ «Транснефти» возможно только при участии нефтедобывающих компаний. Согласно предлагаемой логике любая новая транспортная магистраль должна стать достоянием тех, кто прокачивает по ней законтрактованные объемы нефти. По сути, это пропорциональное долевое участие. Внесенные предложения не распространяются на «советское наследие», которое исторически перешло в пользование «Транснефти», — объяснил источник.

А вот «ЛУКойл» против вхождения нефтяников как в капитал «Транснефти», так и в ее проекты. Об этом сообщил «Газете.Ru» представитель крупнейшей частной нефтяной компании в России, напомнив слова главы «ЛУКойла» Вагита Алекперова. После январского предложения «Роснефти» Алекперов отметил, что на сегодняшний день все компании равны, все имеют равный доступ к системе магистральных нефтепроводов.

«Система магистральных нефтепроводов — это стратегический объект, который обеспечивает энергетическую безопасность нашей страны, — напомнил глава «ЛУКойла». — А в составе акционеров отдельных компаний есть в том числе и стратегические западные акционеры, и все мы котируемся на бирже, поэтому я считаю, что владельцем инфраструктуры должно быть государство».

«Транснефть» также не в восторге от идеи ФАС. «Она действительно практически ничем не отличается от предложения «Роснефти», — сказал «Газете.Ru» пресс-секретарь «Транснефти» Игорь Демин. — Однако такие варианты хорошо обсуждать в теории, а на практике возникнет масса неразрешимых сложностей».

В первую очередь речь идет о конфликтах между акционерами. «Допустим, в проект придут несколько крупных нефтяных компаний. Что из этого получится, можно увидеть на примере Каспийского трубопроводного консорциума, где акционеры уже шесть лет не могут договориться о расширении трубы, — говорит Демин. — Возникнут споры касательно маршрута прокладки, выплаты дивидендов, финансирования и т.д. и т.п.».

Кроме того, напоминает Демин, сейчас «Транснефть» равноудалена от всех нефтяных компаний, но если кто-то из крупных игроков войдет в капитал самой «Транснефти» либо какого-нибудь из проектов, он легко сможет обосновать для себя льготные тарифы, а для других пользователей трубы — стандартные, что также приведет к конфликтам. «И развитие месторождений будет идти быстрее у тех, у кого тарифы будут ниже, остальные пользователи трубы окажутся в заведомо проигрышном положении», — предупреждает Демин.

Аналитик ИК «Анкор-Инвест» Сергей Вахрамеев указывает, что «Транснефть» — естественная монополия, единый оператор нефтепроводов, который озабочен только тем, чтобы прокачать определенные контрактом объемы нефти.

«Присутствие в капитале даже одного акционера помимо «Транснефти» приведет к тому, что этот игрок будет пытаться добиться для себя преференций, — предупреждает Вахрамеев. — Если же акционеров станет больше, каждый начнет преследовать собственные интересы».