Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Лукашенко раздувает МТС

Белорусские корпоративные клиенты в приказном порядке переходят на «МТС-Белоруссия»

Денис Лавникевич 08.11.2013, 16:29
Олег Харсеев/Коммерсантъ

Белорусские власти пытаются повысить стоимость местной «дочки» МТС, заставляя переходить на нее государственные учреждения. В правительстве рассчитывают, что так цена госдоли МТС может подняться до $1 млрд. Но в реальности она оценивается не больше чем в $500 млн, говорят эксперты.

Белорусские госкомпании переходят на тарифы сотового оператора МТС практически в приказном порядке, рассказали «Газете.Ru» несколько источников в белорусских органах власти.

На сегодняшний момент главный конкурент МТС в Белоруссии — оператор Velcom. В сентябре многие районные и областные исполкомы заключили контракты с Velcom, однако через месяц пришло неофициальное распоряжение поменять оператора. Как рассказывают участники событий, никаких официальных предписаний сменить оператора никто из чиновников не получал и не выдавал — все происходило на уровне телефонных «рекомендаций сверху». «У нас у всех были служебные телефоны Velcom. На одной из летучек в октябре сказали, что «пришло предписание» переподключиться на корпоративную связь МТС, — сказал корреспонденту «Газеты.Ru» один из служащих штаба Минского областного управления МЧС. — Все восприняли это абсолютно безразлично: надо так надо. Деньги-то все равно бюджетные». По словам источника, предписывали переключать только корпоративные номера, личных номеров это указание не коснулось.

«Все корпоративные подключения в компании определяются хозяйственным отделом. В конце августа нам просто приказали сдать туда служебные мобильники. Через два дня вернули, уже с новыми SIM-картами — от МТС. И к каждому телефону — бумажка с новым номером», — рассказал «Газете.Ru» сотрудник отдела кредитования юридических лиц Белагропромбанка (контрольный пакет принадлежит государству).

В министерстве связи и информатизации Белоруссии сообщили, что организации вольны выбирать корпоративных сотовых операторов по своему усмотрению. «Мы не рассылали никому никаких предписаний. К кому подключаться на корпоративное обслуживание, каждая организация выбирает сама, на основе результатов конкурса, в котором участвуют разные операторы. Хотя потом организация может сменить оператора по своему усмотрению», — рассказал представитель министерства «Газете.Ru».

Буква закона при переходе с Velcom на МТС в большинстве случаев все же соблюдается: Минский облисполком сообщил, что еще в октябре провел тендер на закупку услуг мобильной связи и победила компания МТС, которая «предложила лучшие условия».

В белорусском и украинском подразделениях МТС отказались от комментариев. Но Velcom признал наличие проблемы: «Да, к сожалению, мы столкнулись с изложенными вами фактами. Тем не менее мы рады констатировать, что, даже несмотря на сложившуюся ситуацию, мы зафиксировали рост абонентской базы не ниже, чем другой участник рынка, действовавший в существенно отличающихся условиях».

Совместное белорусско-российское общество с ограниченной ответственностью «Мобильные Телеcистемы» («МТС-Белорусcия») было создано в 2002 году. Оно контролируется белорусским государством (51%) через республиканское унитарное предприятие «Белтелеком» и российским ОАО «Мобильные Телеcистемы» (49%). В втором квартале количество абонентов выросло до 5,26 млн с 5,24 млн в первом квартале 2013 года.

Подключив дополнительных абонентов к сети, белорусские власти рассчитывают поднять привлекательность белорусской «дочки» МТС в глазах инвесторов.

Уже два с половиной года местные власти пытаются продать принадлежащий им 51-процентный пакет белорусской «дочки» МТС, но безрезультатно. В 2011 году Лукашенко назвал сумму, которую хочет выручить от продажи доли в МТС, — $1 млрд.

На протяжении 2011–2013 годов минсвязи Белоруссии совместно с Госкомимуществом два-три раза в год проводило презентации планируемой продажи 51% акций «МТС-Белорусcия», назначало аукцион, но затем аукционы отменяли из-за отсутствия заявок.

Требование Лукашенко получить миллиард за «МТС-Белоруссия» никак не было обосновано. Но президентское слово имело такой вес для чиновников, что они не стали приглашать международных экспертов для независимой оценки сотового оператора, хотя, к примеру, оценивать МАЗ в свете планируемого слияния в холдинг с КамАЗом пригласили британского аудитора Ernst & Young.

21 октября 2013 года Александр Лукашенко заявил, что готов продать госдолю мобильного оператора за $900 млн. «На открытых торгах вы увидели цену $500 млн и думали бы, продавать или нет. Я бы не продал, я бы ждал повышения рынка. А если бы был не миллиард (цена, которая была определена когда-то при высоком рынке), а $900 млн, я бы на сегодняшний день продал», — сказал Лукашенко. По его мнению, необходимо провести открытые торги и посмотреть, что смогут предложить потенциальные инвесторы. Цену в $1 млрд он не считает слишком высокой. «Нет в экономике и финансах такого понятия — дешево или дорого. Это процесс, когда люди садятся и договариваются», — считает президент Белоруссии.

В октябре вице-премьер правительства Белоруссии Анатолий Калинин заявил: «У нас не меняется стратегия. Мы намерены продать пакет акций и ведем переговоры». При этом он признал, что государство готово снизить цену на свой пакет акций, но только при наличии реального покупателя. В настоящее время, по его словам, ведутся переговоры со многими потенциальными покупателями, в том числе из России, с Украины и из Европы. «Возможно, мы сможем найти точку в переговорном процессе по сближению ценового диапазона», — заявил вице-премьер.

Эксперты считают цену пакета МТС, заявленную белорусским правительством, завышенной. Источник в компании МТС сообщил, что сама МТС заинтересована в консолидации белорусского актива, но цена, запрошенная белорусским правительством, неприемлема.

«Продать 51% пакета акций «МТС-Белоруссия» по цене в $1 млрд — задача достаточно сложная. Так было в 2011 году, и так остается сейчас, несмотря на падение доллара и общее удорожание телеком-активов. Цена все равно слишком сильно завышена. Российская МТС, владелец остальных 49% акций белорусского оператора, оценивает пакет, принадлежащий белорусскому правительству, не более чем в $400–450 млн, — констатирует старший аналитик компании «Альпари» Дарья Желаннова. — Конечно, российская МТС заинтересована в выкупе пакета акций ради консолидации своих активов, но не по такой цене. Ну а в самой Белоруссии инвесторов, готовых выложить миллиард долларов вообще за какой-либо актив, попросту нет. Что касается иностранных инвесторов, то дело не только в неоправданно высокой стоимости актива. Сама политика белорусских властей не внушает доверия иностранным инвесторам и отпугивает их. Если сделка в таких условиях все же состоится, можно будет считать это невероятным успехом».

По мнению Желанновой, зарубежные инвесторы боятся, что «МТС-Белоруссия», выпав из-под государственного контроля, лишится всех многочисленных преференций и поблажек, а значит, и сегодняшней прибыльности.