Пенсионный советник

«Газпром» был для него родным домом»

Умер Рем Вяхирев

Алексей Топалов, Рустем Фаляхов, Мария Макутина 11.02.2013, 22:24
__is_photorep_included4962257: 1

Умер Рем Вяхирев, создатель «Газпрома».

В понедельник на 79-м году жизни скончался бывший глава «Газпрома» Рем Вяхирев. В отрасли он проработал 45 лет. В 1990-е годы валютные поступления от экспорта газа оставались единственным источником дохода государства — на нем держался российский бюджет, а Вяхирев считался одним из самых влиятельных руководителей государства.

При нем же — в 1993 году — «Газпром» перешел в статус открытого акционерного общества с долей государства на уровне 40%, а с приходом на пост президента Владимира Путина возникла тема возврата активов под госконтроль и стартовала смена команды Вяхирева на управленцев во главе с Алексеем Миллером.

«Мы выражаем глубокие соболезнования близким», — приводит «Интерфакс» слова представителя газовой монополии. До последнего времени Вяхирев лечился в ведомственной поликлинике «Газпрома» — «сталкивались в коридорах», говорит сотрудник компании.

Вяхирев родился в 1934 году. В 1956 он закончил Куйбышевский индустриальный институт по специальности «разработка нефтяных и газовых месторождений». Карьеру в нефтегазовой отрасли он начал сразу после выпуска в компании «Куйбышевнефть», где проработал до 1971 года, когда перешел на должность начальника управления в «Оренбурггаздобыче». Через пять лет Вяхирев уже был главой этой компании, однако в 1978 году ушел в «Оренбурггазпром», где занимал пост главного инженера.

В 1983 году Вяхирев стал заместителем министра газовой промышленности СССР Виктора Черномырдина, с которым он познакомился еще в 70-х. Считается, что именно знакомство с Черномырдиным сыграло определяющую роль в карьере Вяхирева.

Именно Черномырдин и Вяхирев стояли у истоков реформы Мингазпрома, на основе которого была создана государственная компания «Газпром».

«Это главное наследие Вяхирева и Черномырдина — создание доминирующей компании, получившей под единый контроль магистральные газопроводы», — отмечает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

В 1992 году, после того как Черномырдин перешел на работу в правительство, Вяхирев стал председателем правления «Газпрома». До 1996 года он также возглавлял совет директоров компании. В отставку с поста председателя правления Вяхирев ушел в 2001 году, но еще около года входил в состав совета директоров.

«Газпром» под управлением Вяхирева стал самой крупной и богатой компанией страны. В кризисные моменты газовая монополия обеспечивала российский бюджет валютными поступлениями.

«Именно «Газпром» поддерживал российскую экономику в середине 1990-х, — вспоминает ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев. – В тот период добыча нефти в стране упала в три раза, в то время как газа – лишь на 6%».

Это общее свойство компаний-гигантов – поддерживать экономику в периоды спада. «Для этого достаточно, чтобы такую компанию возглавлял грамотный управленец, а Вяхирев, безусловно, являлся таковым», — говорит Танкаев.

Под руководством Вяхирева компания изменила форму собственности, став акционерным обществом. Соответствующий указ был подписан президентом Борисом Ельциным в ноябре 1992 года. РАО «Газпром» было учреждено в феврале следующего года, и началась продажа акций компании. Около 15% бумаг собрали менеджеры «Газпрома» и аффилированные с ними структуры.

Сам Вяхирев объяснял в интервью Forbes, что топ-менеджмент монополии собирал ее акции, чтобы избежать разделения структуры. «В разных местах прятали, потому что в государстве были жулики Чубайс, Немцов и прочие — они же первые все отняли бы. Мне кажется, что вреднее Чубайса человека для государства российского не было и нескоро появится, наверное. Они все хотели разодрать «Газпром», у них два действия в голове — отнять и разделить. Умножить и прибавить они не знали», — говорил он.

К 2004 году государство контролировало около 38% акций «Газпрома». Но Владимир Путин, заняв пост президента, привел в монополию команду во главе с Алексеем Миллером и начал масштабную кампанию по консолидации контрольного пакета в собственности государства.

Сейчас государство контролирует «Газпром» не напрямую. В настоящий момент Росимуществу принадлежат те же 38,37% акций, «Роснефтегаз» контролирует еще 10,74%. Учрежденному в 1992 году для управления государственными газораспределительными организациями ОАО «Росгазификация» принадлежит еще 0,89%, а вот сама эта компания принадлежит государству лишь на 74,56%.

«Фактически государство все же контролирует «Газпром», но номинально у него нет контрольного пакета, — отмечает Константин Симонов. – Принципиальной разницы здесь нет: вопрос консолидации контроля – всего лишь вопрос желания властей».

Желание властей перевести активы со структур, связанных с людьми Вяхирева, сопровождалось давлением, не скрывал бывший глава «Газпрома».

«Это в марте 2001 года было, а контракт у меня в мае заканчивался. Так и договорились. У меня ведь дерьма нет внутри, оно все осталось где-то на работе, в лопате, с которой я ходил. В 2001 году мне уже 66 лет было — и так перебор уже. Да и допекли меня, невозможно работать: обложили, как медведя в берлоге, всякими дуростями, проверками. Я думаю, нашли бы какую-то причину, башку бы оторвали мне, а зачем ждать, когда оторвут? Путин, когда услышал, что я ухожу, так обрадовался, что прямо при мне начал звонить Волошину с поручением выписать орден. Правда, они мне его не вручали до самой зимы. А Медведев меня еще и в совете директоров попросил остаться. Я туда ходил как дурак», — описал он в интервью Forbes.

Александр Волошин, занимавший в то время пост главы администрации президента, в понедельник от комментариев отказался.

«Мы не были близкими друзьями, — признает научный руководитель ГУ ВШЭ Евгений Ясин, занимавший в 1994–1997 годах пост министра экономики. — Самым близким для Рема Ивановича был Виктор Степанович Черномырдин, который видел в Вяхиреве свою опору и считал, что «Газпром» отдан в надежные руки. Так и было. Иногда даже в ущерб делу. Когда Анатолий Чубайс требовал, чтобы весь бизнес платил налоги по справедливости, Вяхирев отстаивал особое положение компании. Он говорил, что делает то, что можно. А сверх того отказывался. Это был человек своей эпохи. Судьба была благосклонна к нему, и «Газпром» был для него родным домом».