Стратегический анекдот

Участники Красноярского экономического форума-2012 оценили «Стратегию 2020»

Петр Канаев (Красноярск) 17.02.2012, 11:41


Красноярский экономический форум-2012

Красноярский экономический форум-2012

ИТАР-ТАСС

Все программы стратегического развития экономики России за последние 10 лет содержали эффективные рецепты, но не реализовывались, признали участники КЭФ-2012. Результаты чиновники оценивают по количеству распоряжений, а не по динамике инвестклимата. В «Стратегии-2020», написанной для Владимира Путина, та же картина, сетуют ее оппоненты.

Общее мнение участников сессии «Время стратегических инициатив» на Красноярском экономическом форуме сформулировал глава инвестиционного фонда Altera Capital Кирилл Андросов: экономическая стратегия России проста – «пора ее выбрать и исполнить».

И прежние программы не были ошибочными, но реализовывались частично, отдельными пунктами, подтвердил председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин.

В начале 2000-х годов, став президентом, Владимир Путин выбрал приоритеты – равноудаленность государства от бизнеса, диктатуру закона, взвешенную бюджетную политику, налоговый маневр, ставку на предпринимательство и приватизацию, напомнил Вьюгин. «Мы наслаждались ростом, но отошли от этих принципов по разным причинам», — сказал банкир.

«Жизнь вносила коррективы», — согласился подключившийся к дискуссии председатель госкорпорации ВЭБ Владимир Дмитриев. Он предложил сконцентрировать ресурсы на нескольких несырьевых отраслях, в которых остались советские наработки, — космос, ядерная энергетика и компьютерные технологии. «Нельзя поддерживать всех. Это серьезные отрасли, где мы пока не потеряли конкурентоспособность и способны обеспечить прорыв», — считает Дмитриев.

Документов написано много, но каждый год переносится срок, добавил Андросов: «Некоторые пункты выполняются, но основные перемещаются из программы в программу». Изменить ситуацию, по его мнению, мог бы контроль фактического выполнения планов.

«На уровне государства нужен проектный подход: план-график, целевые показатели, назначение ответственного», — предложил Андросов, но признал, что то же самое пытались сделать в правительстве и в 2008 году. «Стоит попробовать еще раз», — предложил он.

Ректор Академии народного хозяйства, один из авторов «Стратегии 2020» Владимир Мау напомнил, что полностью была исполнена экономическая программа Егора Гайдара. Но тогда ей не было политической альтернативы. Сейчас, считает он, по сравнению с началом 1990-х, «увеличились степени свободы, требуются корректировки задач».

Увлечение стратегическими целями не дополняется разработкой тактических решений, раскритиковал заместитель министра экономического развития Станислав Воскресенский и проиллюстрировал ситуацию анекдотом о мышах, которым посоветовали стать ежами, чтобы их не обижали коты, но не уточнили, как именно это сделать.

После анекдота Воскресенский попросил предпринимателей в зале поднять руки: оказалось, что большая часть людей на экономическом форуме не бизнесмены. Причина в плохом инвестиционном климате. «Нужны те, кто будет реализовывать стратегию с фамилиями», — заключил замминистра, добавив, что позиции страны в рейтинге Всемирного банка Doing Business оцениваются не по общей ситуации в экономике, а по подключению к сетям конкретных складов.

«Россия по регулированию вошла в 25 лучших стран, нужно продолжить работу не по числу законов, а по времени прохождения фуры через таможенный пост», — убеждал Воскресенский.

В «Стратегии 2020», написанной экспертными группами для Путина, тоже нет приоритетов, критиковал документ из зала член Совета федерации. «Я не снимаю с себя ответственности, но законодатели принимают решения», — парировал Мау.

Самый резкий вопрос дискуссии сформулировал Вьюгин: почему, с высокими ценами на нефть и деньгами, мы не имеем дорог, говорим о возможном росте налогов, а расходы на чиновников резко выросли? На него никто из участников не ответил.

«Это вопросы для следующей стратегии», — прокомментировал банкир.

Но стратегия – это не только то, чего хочется достичь, но и то, от чего можно отказаться, чтобы этого достичь, уверен Мау.