Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Как за новые: Киев готовит счет за корабли в Крыму

Выяснилось, почему Украина не забирает свою технику из Крыма

Военные корабли, которые ранее входили в состав военно-морских сил Украины, в бухте Севастополя... Алексей Мальгавко/РИА Новости
Военные корабли, которые ранее входили в состав военно-морских сил Украины, в бухте Севастополя, январь 2018

Не так давно президент России Владимир Путин заявил, что Москва готова передать Киеву военные корабли и авиатехнику из Крыма, хотя они и находятся в плачевном состоянии, а для утилизации не подлежащих транспортировке боеприпасов в РФ готовы пригласить украинских специалистов. Однако в Киеве не торопятся с ответом. Почему Украина не забирает вооружение и военную технику из Крыма — в материале «Газеты.Ru».

Ситуация с украинским вооружением и военной техникой в Крыму не так проста, как кажется на первый взгляд. И ответ на сложившееся положение вещей лежит как в политической, так и военно-технической сфере.

Если согласиться с предложениями Кремля, то для Киева это де-факто означает признать, что Крым более не принадлежит Украине и это территория Российской Федерации.

Для любого украинского деятеля, который пойдет на подобный шаг, это означает незамедлительную «политическую смерть». И в Киеве в этом отдают себе отчет полностью. Поэтому, скорее всего, никакого конкретного ответа Киева на предложения Москвы в ближайшее время так и не будет.

Реклама

Для украинского руководства гораздо выгоднее изображать в этом плане жертву якобы российской агрессии и обозначать свое вооружение и военную технику как незаконно захваченную Москвой.

В конечном итоге, надо полагать, в Киеве при благоприятных обстоятельствах рано или поздно выставят Москве счет за это оружие. И в этом документе оно наверняка будет наверняка фигурировать как новое (в крайнем случае, второй-третьей категории) или же приведенное в негодность и разукомплектованное исключительно по вине действий российской стороны.

Тем более что акта технического состояния на каждый образец украинского вооружения и военной техники на момент воссоединения Крыма с Россией никто, разумеется, не составлял. Да и даже если они и составлялись бы, то с украинской стороны подобные документы все равно бы никто не подписал.

Слишком сложно и дорого

Тем не менее, только предположим, что Киев согласился с предложениями Москвы по вывозу своего военного имущества.

Общеизвестный факт, что значительная часть украинского вооружения и военной техники, оставленной в Крыму, в особенности запасы боеприпасов к наземной и реактивной артиллерии, по большому счету, транспортировке не подлежат. Даже экс-министр обороны Украины Юрий Ехануров (2007-2009 годы) охарактеризовал имущество ВСУ как металлом.

Или же эта передислокация выразится в такую сложную и дорогостоящую операцию, которая по своей цене и затраченным усилиям значительно превысит стоимость даже аналогичного нового вооружения.

Только один пример. Предположим, украинцы решили отбуксировать в один из портов свою единственную подводную лодку проекта 641 «Запорожье». Лодка, как известно, не на ходу. Выводить ее в море просто опасно. Надо буксировать ее с помощью понтонов. Очень сложная операция, и вряд ли в ВМС Украины сегодня есть специалисты, способные ее осуществить. Помимо этого, зимой-весной в Черном море могут быть достаточно сильные штормы.

А трагические случаи при буксировках подобного рода, к несчастью, уже были. В частности, 30 августа 2003 году атомная подводная лодка К-159 затонула в Баренцевом море у северного побережья Кольского полуострова во время буксировки на утилизацию при волнении всего 2-3 балла. Лодка направлялась с военно-морской базы Северного флота Гремиха на судоремонтный завод № 10 «Шквал» в Полярном.

Сделаем некоторые предположения только в части кораблей военно-морских сил Украины. Скажем, их удалось довести до Одессы или же Очакова. Первый вопрос — где швартовать? Свободных мест в украинских портах не так уж и много. Второй вопрос — если и модернизировать корабли ВМСУ, то их надо вычищать практически до корпуса и устанавливать новое оборудование и оружие.

Непонятно, где в современной Украине найти на это немалые средства.

К тому же следует учесть, что значительная часть комплектующих выпускалась исключительно на территории России. К примеру, сейчас на Украине нет ни одного НПО или предприятия, которое бы занималось созданием боевых информационно-управляющих систем для кораблей военно-морского флота. То есть полным циклом создания современного боевого корабля на Украине сегодня не обладают.

Киев затянет

Оценивая сегодняшнее состояние украинских кораблей, оставшихся в Крыму, экс-начальник Главного штаба военно-морского флота РФ адмирал Виктор Кравченко пояснил «Газете.Ru»: «Прошло уже три года. Конечно, российская сторона смотрела за тем, чтобы корабли ВМСУ не утонули у пирсов.

За последнее время на кораблях ВМСУ не производили докования. А эту операцию надо делать один раз в полтора года. Ни одна радиолокационная станция сейчас на кораблях не работает. Помимо всего прочего, надо готовить экипажи, техническое обслуживание в полном объеме проводить, проворачивать механизмы. А кораблям уже за тридцать лет. В общем, гораздо проще построить новые».

Однако держать украинскую технику и боеприпасы в Крыму до бесконечности тоже нельзя. В частности, те же корабли ВМСУ у пирсов в севастопольских бухтах и Донузлаве занимают дорогостоящие швартовочные места, а дальнейшее хранение боеприпасов с истекшими сроками хранения представляет опасность для местного населения.

По всей видимости, в ближайшее время с российской стороны должно быть сделано продуманное со всех точек зрения заявление — или в какие-то строго установленные сроки Украина забирает свое оружие, или же в противном случае корабли и самолеты пойдут на разделку, а боеприпасы утилизированы.

Что касается возможного украинского ответа на предложения Кремля, то, скорее всего, однозначного сигнала так и не последует. По всей видимости, Киев попытается максимально затянуть решение этого вопроса, обставляя свой ответ разного рода невыполнимыми условиями.