Слушать новости

Турция опустила «Щит»

Анкара объявила об успешном окончании своей военной операции в Сирии

На этой неделе Турция официально объявила о завершении военной операции «Щит Евфрата» в Сирии, которую турецкие войска проводили совместно с оппозиционной «Свободной сирийской армией» (ССА). Она была направлена как против боевиков запрещенного в России «Исламского государства»*, так и против курдских повстанцев. Операция продлилась семь месяцев и стала самой крупной интервенцией Турции в Сирии с начала войны. «Газета.Ru» подводит итоги турецкой военной кампании.

Турция успешно завершила свою наземную военную операцию «Щит Евфрата», которую вооруженные силы страны проводили на севере Сирии в течение семи месяцев. Об этом 29 марта заявил турецкий премьер-министр Бинали Йылдырым.

«Операция «Щит Евфрата», призванная обеспечить безопасность границ Турции и предотвратить угрозы и нападения «Исламского государства» (организация запрещена в России), направленные против нашей страны, а также дать нашим сирийским братьям, покинувшим свои дома, в них вернуться и продолжить свою жизнь в мире и безопасности, была успешно завершена», — цитирует турецкое издание Hurriyet заявление Совета национальной безопасности Турции.

Вместе с тем Йылдырым не уточнил, покинут ли турецкие военные территорию Сирии после завершения «Щита Евфрата», и не исключил новых военных операций турецких сил в этой стране.

Глава турецкого правительства подчеркнул, что любая другая операция, которая последует за завершившейся, будет иметь уже другое название.

Операция против ИГ и курдов

О начале операции «Щит Евфрата» Анкара объявила 24 августа 2016 года: именно в тот день турецкие войска, танки и военные самолеты вошли на территорию соседней Сирии для поддержки повстанцев «Свободной сирийской армии», совместно с которыми проводилась операция.

«Щит Евфрата» был объявлен Турцией как антитеррористическая операция, однако террористами Анкара считает не только действующие в Сирии группировки радикальных исламистов.

Помимо борьбы с ИГ и обеспечения безопасности своих границ турецкая интервенция в Сирии была направлена на то, чтобы остановить продвижение отрядов курдского ополчения YPG на севере Сирии. Анкара опасается, что наступление курдских боевиков активизирует мятеж запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК) на юго-востоке страны.

РПК ведет борьбу за создание курдской автономии на юго-востоке Турции с 1984 года. Турецкие власти, а также США и Евросоюз признали ее террористической организацией. Анкара рассматривает YPG как ответвление от РПК и опасается, что сирийские курды, добивающиеся своей самоуправляемой территории внутри Сирии (наподобие Иракского Курдистана, который по конституции Ирака имеет статус широкой автономии), вдохновят турецких курдов на создание подобной территории внутри своих границ.

Поэтому одна из целей военной операции для турок заключалась в том, чтобы не дать курдским ополченцам YPG пересечь реку Евфрат в сторону запада, соединив таким образом три курдских анклава в Северной Сирии.

Операция «Щит Евфрата» стала самой масштабной военной интервенцией Турции в Сирии с момента начала конфликта. Турецкие войска поддерживали ССА артиллерией и спецназом.

Количество турецких военных, причастных к «Щиту Евфрата», власти не раскрывают. По официальным данным, в ходе операции были убиты около 3 тыс. боевиков ИГ, погибли более 70 турецких военных и приблизительно 600 повстанцев из ССА.

От Джераблуса до Аль-Баба

24 августа турецкие спецназ, танки и авиация пересекли границу Турции с Сирией в районе города Джераблус в сирийской провинции Алеппо. Дамаск назвал действия Анкары нарушением государственного суверенитета и потребовал немедленно вывести войска, однако турецкое руководство это требование проигнорировало.

Спустя четыре дня после начала операции, 28 августа, Анкара отчиталась об убийстве в районе Джераблуса 25 курдских боевиков из YPG. На следующий день Бен Родс, советник Барака Обамы, занимавшего на тот момент пост президента США, заявил, что Вашингтон не поддерживает продвижение турецких войск на сирийский юг и их действия против YPG, которых поддерживают американцы.

Действующий на тот момент глава Пентагона Эштон Картер, в свою очередь, заявил, что представители США уже несколько раз проводили разъяснительные беседы со своими турецкими коллегами, в ходе которых призывали Анкару сфокусироваться во время операции на формированиях ИГ, а не вступать в столкновения с курдами.

Позже турецкий МИД заявил, что для Анкары является стратегически важным, чтобы к западу от Евфрата не осталось ни одного курдского боевика и вдоль турецкой границы не образовалось единого курдского пояса. Районы вдоль Евфрата, в том числе Джераблус, расположенный на правом берегу реки, и еще несколько городов, являются единственной территорией, которая разделяет западный курдский анклав Африн от восточных Джазиры и Кобани.

В начале сентября Турция расширила операцию, направив в Сирию дополнительную бронетехнику и открыв там вторую линию фронта. 20 танков немецкого производства «Леопард» (в наступлении на Джераблус использовались американские танки М60Т), пять БТР, гаубицы и другая военная техника ВС Турции пересекли границу в районе города Аль-Раи, расположенного в 55 км к западу от Джераблуса.

7 сентября ход турецкой операции прокомментировали в МИД России, выразив озабоченность в связи с продвижением турецких войск и поддерживаемыми ими отрядами ССА. В Москве обратили внимание, что «Щит Евфрата» проводится без согласия сирийских властей и без одобрения Совбеза ООН.

К середине октября турецкие войска совместно с ССА продвинулись чуть глубже в Сирию, полностью освободив от ИГ город Дабик на северо-востоке провинции Алеппо, и начали наступление в сторону Эль-Баба.

Эль-Баб — довольно крупный населенный пункт, захваченный ИГ, — в 2016 году так и не удалось освободить от террористов. К февралю 2017 года он остался последним оплотом группировки в провинции Алеппо. Именно под Эль-Бабом турецкие войска начали первую совместную операцию с российскими ВКС, нанеся удары по позициям ИГ в этом районе в конце января. К середине февраля турки и ССА заблокировали город с севера, а сирийская правительственная армия подошла к нему с юга. 23 февраля Анкара объявила, что турецкие военные совместно с сирийской оппозицией полностью установили контроль над городом.

Окончание операции

Об окончании операции «Щит Евфрата» было официально объявлено 29 марта, однако по факту она завершилась еще в начале месяца. 2 марта министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу объявил, что следующей после Эль-Баба целью турецких военных в Сирии станет взятие Манбиджа, а затем Ракки.

Манбидж в провинции Алеппо был освобожден от ИГ еще 12 августа 2016 года: ополченцы из «Демократических сил Сирии» (SDF) при поддержке США освободили город от боевиков всего за 12 дней до начала операции «Щит Евфрата». Однако Турция выразила несогласие с таким положением дел, так как в состав SDF входят курдские формирования YPG.

Чавушоглу в своем заявлении предупредил, что турецкая армия в ходе своего наступления на Манбидж будет наносить удары по YPG в случае, если силы столкнутся в городе.

На следующий день после заявления турецкого МИДа российский Центр по примирению враждующих сторон в Сирии направил в Манбидж гуманитарный конвой с продовольствием и медикаментами. Глава оперативного управления Генштаба Вооруженных сил России генерал-полковник Сергей Рудской также объявил, что с 3 марта в Манбидж, контролируемый курдскими отрядами самообороны, вводятся подразделения вооруженных сил Сирии.

В свою очередь, Пентагон 6 марта объявил, что США также разместили войска в районе Манбиджа для сдерживания атак в том случае, если они будут наноситься по кому-либо, кроме боевиков ИГ. В Пентагоне добавили, что военные США и России знают о взаимном расположении в Манбидже и сходятся во мнении, что в этом районе не надо вступать в конфликт ни с какими силами, кроме ИГ.

Когда российские и американские военные продемонстрировали, что не собираются вступать в конфликт с курдами в Манбидже, военная часть операции «Щит Евфрата» фактически завершилась. 6 марта турецкий премьер заявил, что Турция не видит смысла проводить операцию без согласования с Россией и США.

Все цели достигнуты

Сейчас турецкие военные все еще остаются в отдельных районах и вдоль границы Сирии, занимая около 2 тыс. кв. км территории страны. 1 апреля турецкий МИД заявил, что войска останутся в тех сирийских регионах, которые они контролируют, пока в них не будут созданы нормальные условия для жизни. «Местные силы, которые будут развернуты в этих районах для обеспечения их защиты, нуждаются в обучении и снаряжении», — заявил Чавушоглу.

По его словам, Турция начнет думать о сокращении численности своих военных в Сирии или о полном выводе войск из страны только после того, как местные силы будут полностью готовы контролировать эти территории самостоятельно.

«Когда Турция заявила об успешном завершении операции, она не лукавила», — подчеркнул в разговоре с «Газетой.Ru» руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев.

Манбидж и Ракка не входили в основные цели «Щита Евфрата», важнее всего в ходе операции для турок было не допустить объединения трех курдских кантонов в Сирии: Африна, Джазиры и Кобани. Анкара оценила выполнение этой задачи как успешное, отметил эксперт.

Другая цель операции была сформулирована еще в 2014 году: это создание на территории Сирии буферной зоны для переселения туда беженцев. «На территории Турции проживает огромное количество сирийских беженцев, и их тоже надо расселять. Они живут преимущественно на востоке страны, встречаются и в Анкаре, и в Стамбуле. Они отнимают у турок свободные рабочие места и в целом являются тяжелым грузом для турецкой экономики. Помощи, которую Евросоюз выделяет Турции на беженцев, не хватает, и Турция неоднократно об этом говорила. Так что создание буферной зоны было нужно и для их расселения в том числе», — объясняет Мавашев.

Помимо этого, Турция смогла решить для себя вопрос о создании линии разграничения: сейчас она фактически проходит вдоль трассы М4, которая находится под Эль-Бабом и отделяет турецкие силы от правительственной армии Сирии. «Это стратегически очень важное место, потому что это шоссе является связкой Сирии с Ираком. Поэтому здесь важно было договориться с турками о том, докуда они дойдут», — говорит эксперт.

По его словам, основные мотивы Турции сейчас остаются все в той же плоскости: ограничение курдского фактора и противодействие недружественным Турции элементам на сирийско-турецкой границе.

Мавашев отметил, что из всех участников сирийского конфликта Турция обладает самой протяженной сухопутной границей с Сирией. Собеседник «Газеты.Ru» также предположил, что Анкара будет добиваться привлечения дополнительного финансирования для того, чтобы переселить беженцев в буферную зону.

«А если Турция будет и дальше принимать участие в военной операции в Сирии, то она все равно будет согласовывать свои действия с Россией и США», — заключил Мавашев.

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть