По ком звонит Эрдоган

Лидеры Турции и США обсудили по телефону ИГ, курдов и Сирию

Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган договорились вместе бороться с запрещенным в России «Исламским государством» в Эль-Бабе и Ракке. Как утверждают турецкие СМИ, американский президент также согласился с важностью борьбы Анкары с турецкими, сирийскими и иракскими курдами. Тем не менее вряд ли Трамп откажется от одних своих союзников в Сирии в пользу других, считают собеседники «Газеты.Ru». С другой стороны, новый президент США попытается наладить отношения с Россией и отстранить от ближневосточных дел Иран.

В ночь на среду президенты Турции и США провели первый телефонный разговор. В ходе 45-минутной беседы Реджеп Эрдоган и Дональд Трамп договорились действовать сообща в Ракке и Эль-Бабе, которые сейчас находятся под контролем ИГ, сообщил турецкий телеканал NTV со ссылкой на источник в администрации президента.

Помимо этого лидеры двух стран обсудили создание зон безопасности в Сирии и кризис с беженцами, добавил источник. Если в рамках операции «Щит Евфрата» турецкой армии при поддержке союзников удастся очистить от террористов на севере Сирии площадь 5 тыс. кв. км и создать там зону безопасности и бесполетную зону, то это остановит миграционный кризис и потоки беженцев, говорил Эрдоган еще в сентябре 2016 года.

Отдельно обсуждался курдский вопрос, добавил источник NTV. Об этом также сообщило турецкое государственное агентство Anadolu.

Якобы в ходе беседы Трамп подчеркнул важность борьбы с признанными в Турции террористическими организациями: Рабочая партия Курдистана (РПК), Отряды национальной обороны (YPG) и партия «Демократический союз» (PYD).

Скорее всего, турецкие СМИ выдали желаемое за действительное, считает эксперт Российского совета по международным делам и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов.

Непонятно, зачем Штатам преследовать своих союзников из YPG и PYD и что Анкара может предложить взамен, отмечает востоковед. По его словам, наличие курдов в качестве партнеров выгодно Трампу, чтобы «играть на нервах» турецкого президента, когда это необходимо, однако это не исключает более тесного взаимодействия Вашингтона и Анкары в войне против ИГ.

В Белом доме подтвердили факт телефонного разговора Трампа с Эрдоганом и сообщили, что речь шла «о тесных и давних отношениях между США и Турцией», а также «их общей приверженности борьбе с терроризмом во всех его формах».

«Президент Трамп вновь заявил о поддержке США Турции в качестве стратегического партнера и союзника по НАТО и приветствовал вклад Турции в кампанию по борьбе с ИГ», — констатировали в администрации президента США.

Теперь Эрдоган рассчитывает на встречу с американским президентом. О своих намерениях он заявил еще в конце января, когда возвращался в Турцию после турне по странам Восточной Африки.

«Одной из главных тем переговоров будет оценка турецко-американских отношений. Работают ли хорошо сейчас наши стратегические связи? Нет. Мы должны сделать их здоровыми», — цитирует Эрдогана газета Hurriyet.

Также президент Турции собирается обсудить с американским коллегой экстрадицию оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого Анкара обвиняет в организации попытки военного переворота в июле прошлого года.

В начале февраля стало известно, что новая администрация Трампа отвергла план финального наступления на Ракку, подготовленный командой бывшего президента США Барака Обамы. Об этом писала газета Washington Post.

Проект готовили больше семи месяцев, однако он не удовлетворил советников Трампа, потому что в нем не упоминалось о координации действий с Россией. Кроме того, отсутствовали «меры успокоительного характера» в отношении Турции, которая будет выступать решительно против участия в операции курдского ополчения.

В понедельник в Астане начала работу совместная оперативная группа России, Турции и Ирана по контролю за соблюдением режима прекращения огня в Сирии. Делегацию от России в ней представлял заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-майор Станислав Гаджимагомедов. По его словам, следующая встреча в этом формате запланирована на 15–16 февраля, однако она еще потребует одобрения «в Анкаре и в Тегеране».

За день до этого — в воскресном интервью телекомпании Fox News — Трамп назвал Иран «террористическим государством номер один» и обвинил правительство страны в неуважении.

Новый президент США пообещал действовать в отношении Тегерана с позиции санкций. «Мы уже начали это делать», — сказал он.

На прошлой неделе американский минфин расширил санкции против Ирана. В так называемый черный список вошли 13 физических лиц и 12 организаций, среди которых некоторые компании из Ирана, а также Китая, Ливии и ОАЭ. В ведомстве пояснили, что расширение ограничений связано с иранской программой создания баллистических ракет, а также поддержкой, оказываемой Тегераном «Хезболле» — одному из ключевых союзников сирийского президента Башара Асада.

Четкая антииранская позиция Трампа объясняется в первую очередь его тесными связями с Израилем, которому симпатизирует и близкое окружение Трампа, объяснил научный сотрудник Института востоковедения РАН, специалист по Ирану Станислав Притчин.

По его мнению, Израиль будет приоритетным и основным партнером США на Ближнем Востоке.

Эта линия рискует перечеркнуть фактически единственное достижение в регионе предыдущего президента США Барака Обамы — подписание с Тегераном всеобъемлющего договора о регулировании ситуации вокруг ядерной программы Ирана, отмечает эксперт.

«В связи с этим у Трампа существует серьезный антагонизм с Ираном. И с точки зрения глобальных интересов он носит больше иррациональный характер. Потому что без консультаций с Ираном невозможно решать ни внутрииракскую, ни внутрисирийскую ситуацию», — объяснил Притчин.

В Ираке у власти находится иранское большинство, которое тесно взаимодействует с Тегераном, напомнил собеседник «Газеты.Ru».

Невозможно представить, что будет принято какое-то решение по Сирии, которое полностью не соответствует интересам Ирана, считает Притчин.

Иран сейчас как минимум один из трех игроков наравне с Россией и Турцией, который имеет не только политический вес, но и реальное влияние на поле боя. Бойцы иранского Корпуса стражей исламской революции и проиранская организация «Хезболла» воюют с ИГ в Сирии.

«Не стоит забывать, что находящаяся у власти в Сирии семья Башара Асада --– это алавиты. Они относятся к шиитскому меньшинству Сирии, которое, в силу своей религиозной конфессии, является естественным союзником шиитского Ирана», — подытожил Притчин.