Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Город пустой, кто его знает, что там происходит»

Репортаж «Газеты.Ru» с освобожденных от ИГ иракских территорий

Операция международной коалиции по освобождению Мосула, иракской столицы запрещенного в России «Исламского государства», вступила в финальную стадию. Идет активная зачистка западной части города. По пути на передовую корреспондент «Газеты.Ru» побывал в недавно освобожденных от джихадистов городах и понял, что искоренить влияние исламистов на оставленных территориях куда сложнее, чем нанести военное поражение ИГ.

Городок Хамам-Али на восточном берегу Тигра расположен в 30 км южнее Мосула. От боевиков ИГ он был освобожден в первую неделю ноября 2016-го силами иракской армии и полиции. Основная часть разрушений в городе — от попадания авиационных бомб и артиллерийских снарядов.

Тут не было долгих вязких уличных боев. Большая часть укреплений боевиков была уничтожена в ходе артподготовки к штурму. Квартал, в котором боевики жили со своими семьями, был стерт с лица земли ударами авиации международной коалиции во главе с США. Ближе к окраинам и вокруг города на улицах все еще встречаются сгоревшие, разбитые попаданием снарядов автомобили.

В остальном внешне Хамам-Али снова живет в обычном для ближневосточного города ритме. Днем в центре города бурлит базар. Можно купить все те же товары, которые продаются в других иракских городах, не затронутых боевыми действиями. К услугам пассажиров — такси и автобусы.

Центр базара — небольшая круглая площадь. Здесь во время власти исламистов проводились суды и казни.

Попасть туда затруднительно. Иракские военные не разрешают ходить по базару иностранным журналистам, беспокоясь за их безопасность. На улицах полно патрулирующих правительственных солдат и полицейских, на перекрестках расставлены посты.

«Хамам-Али был одним из оплотов ИГ. Оно тут было очень популярно. Мы уверены, что тут до сих пор есть их агентура», — объясняет осторожное поведение жителей сержант федеральной полиции Ирака Ала.

Хамам-Али — один из тех городов, который хоть и оказался формально под властью багдадского правительства, но фактически продолжает жизнь по своим внутренним законам и правилам. Одно из внешних проявлений этого — почти полное отсутствие на улицах женщин и даже детей женского пола.

С другой стороны, состояние города полностью опровергает распространенное мнение о том, что ИГ якобы активно занималось благоустройством и сферой ЖКХ.

Город полон мусора. Правительство до сих пор не может наладить коммунальное хозяйство. Посетивший город на следующий день после полного освобождения чешский журналист Радан Шпрогл рассказал «Газете.Ru», что груды мусора и стихийные свалки остались еще с того времени.

На берегу Тигра в Хамам-Али бьют горячие термальные источники. Во времена Саддама Хусейна к ним пристроили два общественных бассейна. Теперь вокруг этих бассейнов тоже кучи мусора. Местные мужчины, включая мальчиков, приходят сюда мыться, несмотря плавающие в воде куски грязного пластика.

В двадцати метрах от бассейнов банный комплекс, тоже построенный во времена Саддама и также использующий горячую воду из источников. Иракские солдаты утверждают, что во время власти ИГ эта баня была одним из любимейших мест отдыха мосульских боевиков. Сегодня ей пользуются все желающие мужчины. Плата за вход — всего 1 тыс. иракских динаров (около 50 руб.). Только многие стекла в здании разбиты, некоторые двери выломаны, а электричество отсутствует.

Хотя город и был освобожден четыре месяца назад, в нем по-прежнему проблемы с электроснабжением. Местных жителей спасает наличие собственных генераторов, хотя позволить себе их могут далеко не все.

Зато бесперебойно в городе функционируют суннитские мечети. Муэдзины через звукоусиливающую аппаратуру призывают паству на молитву. Звук разносится далеко по окрестностям.

Еще ближе к Мосулу христианский город Хамдания.

Он расположен возле автотрассы из Эрбиля, столицы Иракского Курдистана, в Мосул. Всего в 20 км к востоку от столицы ИГ. Дома и прочие здания выглядят там на порядок изящнее и больше по размерам, чем в Хамам-Али.

Более двух лет Хамдания находилась под властью ИГ. За это время все коренные жители покинули город и поселились в разных лагерях беженцев на территории соседнего Курдистана, переехали к родственникам в другие города или вообще покинули страну.

В центре города — огромный собор. Его боевики пытались взорвать — в стенах зияют проломы, колокольня повреждена. Остальные здания разрушены не меньше и не больше, чем в суннитском городе на противоположной стороне Тигра. При этом, хотя Хамдания и окрестности также несколько месяцев находятся под контролем иракской армии, местные не спешат возвращаться в свои дома. Улицы города совершенно пусты, если кто-то из прохожих и попадается на глаза, то это солдаты.

Хасан, курд по национальности и инженер-строитель по профессии, раньше жил в Хамдании. Сейчас он работает на Красный Полумесяц — помогает с восстановлением инфраструктуры в лагерях беженцев, которые возникли вокруг Мосула в ходе операции по его освобождению.

«У меня два дома. Один — в Хамдании. Один — в Дохуке (город на севере Иракского Курдистана. — «Газета.Ru»). В Хамданию после освобождения я ездил один раз, — рассказывает Хасан. — Я съездил туда, проверил свой дом. Он не пострадал во время боев. Все в порядке. Нет центрального водоснабжения и электричества, но в остальном дом вполне жилой. Только я предпочитаю пока жить в Дохуке. Не уверен, что в Хамдании достаточно безопасно».

Судя по всему, опасаются за свою безопасность и коренные жители другого христианского города — Бартелла, что в 15 км к востоку от Мосула. Это один из первых населенных пунктов, отбитых у ИГ после начала мосульской операции.

Хотя в декабре минувшего года иракские и иностранные медиа широко освещали первую после освобождения рождественскую службу в церквях Бартеллы, службы на постоянной основе там не ведутся, а жители по-прежнему не спешат возвращаться в город.

Иракские военные и сами не разрешают журналистам находиться здесь без сопровождения.

«Мы не можем быть уверены, что там не прячутся разведчики ИГ. Город-то пустой, кто его знает, что там происходит», — объяснил корреспонденту «Газеты.Ru» капитан федеральной полиции Ирака Расул.