Жалоба без отрыва от шитья

Адвокаты Михаила Ходорковского, несмотря на противодействие администрации колонии в Краснокаменске, уже в ближайшее время направят жалобу на приговор в надзорную инстанцию. Во время очередной поездки в Краснокаменск защитники обсудили с Ходорковским свою позицию.

В течение 10 дней адвокаты бывшего главы НК ЮКОС Михаила Ходорковского, отбывающего наказание в колонии ЯГ14/10 в городе Краснокаменск Читинской области, собираются обжаловать приговор своему подзащитному в надзорной инстанции – президиуме Московского городского суда. В среду адвокат Антон Дрель, приехавший к подзащитному, рассказал об этом «Газете.Ru». По его словам, жалоба уже почти готова.

Однако сам Ходорковский фактически лишен возможности нормально работать над своими жалобами в президиум Московского городского суда и Страсбургский суд, а также над диссертацией. Из-за работы в швейной мастерской у него нет достаточного времени, чтобы этим заниматься и общаться с защитниками.

«Кроме того, он находится в информационном вакууме, но при этом находится в адекватном состоянии. Я ему многие новости и комментарии к ним пересказал», — рассказал Дрель. Из-за того, что Ходорковский оказался отрезанным от внешнего мира и новостей, он временно не сможет комментировать политическую ситуацию в стране. «Они отчасти своего добились – Ходорковский сейчас не может говорить на актуальные темы», — с грустью заметила адвокат Карина Москаленко, также находящаяся сейчас в Краснокаменске.

Тем не менее, вскоре ситуация слегка улучшится: с 1 декабря Ходорковский сможет получать областную прессу, а с 1 января к нему будут приходить и федеральные издания. Правда, в любом случае, пресса будет приходить с запозданием. «Задержка складывается из того, что сначала издания вместе с прессой должны прийти в Краснокаменск, а потом сотрудники колонии сами должны забрать их из почтового отделения. А они это могут делать раз в неделю», — рассказала «Газете.Ru» местный адвокат Наталья Терехова.

В качестве эксперимента Ходорковский и Терехова отправили друг другу письма по городу – они шли 5-6 дней.

После того как начнет действовать подписка, сотрудникам колонии придется привозить немало прессы и писем: в списке Ходорковского масса изданий, к тому же заключенному приходит и много частных писем. Как рассказали адвокаты, на прошлой неделе бизнесмен получил письмо от матери.

Связаться с кем-нибудь из своих родственников, кроме как через адвокатов или через письма, Ходорковский не может. Почти сразу после прибытия в Краснокаменск бизнесмен обменял право на короткие свидания на возможность делать телефонные звонки.

Но, как оказалось, обмен получился неравным. «В колонии нет выхода на междугородные звонки – он есть только в административном здании, куда заключенных не пускают. Мобильные телефоны проносить на территорию колонии тоже запрещено», — обрисовала ситуацию Терехова.

«Фактически право на звонки у него есть, но реализовать он его не может», — сказала адвокат.

Несмотря на сложность связи, во вторник Ходорковский смог передать свои поздравления с днем рождения своему коллеге, бывшему главы МФО МЕНАТЕП Платону Лебедеву, отбывающего наказание в поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа. «Ходорковский на словах передал поздравления, я, как вышел из колонии, позвонил адвокату Евгению Бару, который сейчас на Ямале, и он передал это Лебедеву», — рассказал Дрель.

Что касается общения с адвокатами, то уже две недели встречи бизнесмена со своими защитниками администрация колонии всячески ограничивает.

«Я к нему ходил четыре раза и только в шесть вечера смог попасть», — рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» Дрель. Первый раз он вместе с местным адвокатом Натальей Тереховой отправился на встречу с Ходорковским утром во вторник, через пару часов после приезда. Охранники у недавно построенного дополнительного пропускного пункта, расположенного в 100 метрах от штаба колонии, мрачно взирали на адвоката в меховой шапке-ушанке с красной пятиконечной звездой, но пропустили без особых проблем. Глава администрации колонии, по словам адвокатов, тоже был бы рад разрешить встретиться Ходорковскому со своими защитниками, но, к сожалению, по положению о внутреннем распорядке в исправительном учреждении, отвлекать заключенного от работы нельзя. Потому предложил адвокатам зайти после шести вечера.

Несмотря на просьбу, адвокаты приехали еще пару раз днем, причем с готовыми текстами жалоб на действия сотрудников колонии. Как пояснил «Газете.Ru» адвокат Юрий Шмидт, также приехавший в Краснокаменск, каждый заключенный имеет право на ежедневное четырехчасовое общение со своим защитником. В законе никак не оговаривается, что это должно происходить после рабочего дня. «Мне надо работать с серьезным документом. Как я смогу обсуждать с человеком после рабочего дня серьезные вопросы. Они (администрация колонии) просто препятствуют нам в работе», — возмутилась адвокат Москаленко. «У нас не остается вариантов, как сразу подавать жалобу, потому как их действия противоречат сразу же нескольким законам, в том числе, конституции», — поддержал ее Шмидт. Он отметил, что в положении сказано о праве заключенного на четыре часа общения с адвокатами, и, выходит, что это время истекает в 22.00 – в это время отбой.

Помимо жалоб, Москаленко постаралась во вторник связаться с главой Федеральной службы исполнения наказаний Юрием Калининым. «Я направила ему телеграмму со словами, «если это не с вашего ведома происходит, Юрий Иванович, то отдайте срочное прямое распоряжение, поскольку у нас срок командировки подходит к концу», — добавила она. Адвокаты отметили, что решение об ограниченном допуске адвокатов в колонию явно принимал не глава учреждения Александр Евстратов. «Он не скрывая нам говорит, что, как только ему дадут указание, будете работать», — рассказали защитники.

Неизвестно, получил ли телеграмму Калинин, позвонил ли он начальнику администрации, но, несмотря на утренний отказ и внутренний распорядок, в среду Москаленко пустили в колонию в четыре часа дня.