«Юганск» достался неизвестно кому

Галина Базина 20.12.2004, 00:39

Правительство продало «Юганскнефтегаз» явно подставной компании — зарегистрированная в винно-водочном магазине фирма «Байкалфинансгруп» пообещала заплатить за самый важный актив ЮКОСа $9,36 млрд. Рынок убежден в том, что никому не известный покупатель нужен только для того, чтобы скрыть и обезопасить от судебного преследования всем известного.

Как выяснилось незадолго до начала аукциона, до торгов оказались допущены две компании — ООО «Газпромнефть» и ООО «Байкалфинансгруп». Между тем в Федеральную антимонопольную службу поступили и были удовлетворены заявки на ЮНГ от четырех компаний – «Газпромнефти», «Байкалфинансгруп», ЗАО «Интерком» и ООО «Первая венчурная компания». По мнению и. о. председателя РФФИ Юрия Петрова, Первая венчурная компания просто решила сделать себе рекламу, тогда как ЗАО «Интерком» до последнего момента изъявляло желание принять участие в торгах, ознакомилось с конкурсной документацией, однако в итоге не подало заявку и не внесло залог.

Итоги аукциона можно назвать сенсацией – «Газпромнефть», которой задолго до аукциона приписывалась победа, фактически отказалась от борьбы.

Более того, по ходу торгов (журналисты следили за ними по телетрансляции) показалось, что активность, проявленная «конкурентом», изумила представителей «Газпрома». Дело в том, что после того как аукционист обозначил стартовую цену торгов – 246 753 447 000 рублей 18 копеек, представитель «Байкалфинансгруп» чуть слышно назвал более высокую цифру – 260 753 447 303 рубля. Этого не услышал аукционист, повторивший первоначальную цену, но сидевший за соседним столом представитель «Газпрома» явно ее услышал и прореагировал; попросил — в нарушение регламента — разрешения выйти и позвонить.

После того как торги возобновились, аукционист уже говорил уже о более высокой цене в 260 млрд. Этот инцидент положил начало множеству слухов, в том числе о том, что «Газпром» вышел из торгов из-за несправедливо завышенной стартовой цены. Официального объяснения инцидента не было: представители «Газпромнефти» и «Байкалфинансгруп» не приняли участия в пресс-конференции. А по словам члена комиссии, начальника главного управления юстиции Александра Буксмана, «финальное объявление цены было ясным и четким, так что итоги аукциона в суде оспорить нельзя», а путаницу с ценами назвал «недоразумением». «Цену увеличили, чтобы создать видимость борьбы, чтобы создать видимость того, что для «Газпрома» участие конкурента – неожиданность. Эта «ошибка» на самом деле была продумана до мелочей, ведь она создала у журналистов впечатление справедливой борьбы и должна была свидетельствовать о том, что все идет не по плану», — считает Дмитрий Царегородцев из Rye, Man & Gor Securities. Впрочем, любые попытки создать видимость справедливой и открытой борьбы разбились о биографию победителя.

Представители РФФИ отказались объяснить журналистам, чьи интересы представляет таинственная «Байкалфинансгруп», которой достались ключевые нефтедобывающие активы ЮКОСа.

Начальник правового управления РФФИ, возглавивший комиссию по аукциону, заявил лишь, что она зарегистрирована в Твери по адресу Новоторжская, 12б несколько дней назад.

Корреспонденту «Интерфакса» по данному адресу не удалось найти никаких признаков этой компании. Сейчас на первом этаже здания работают кафетерий «Лондон», винно-водочный магазин «Дионис», продуктовый магазин «Волга». Вывески «Байкалфинансгруп» на здании не обнаружено.

На то, чтобы оплатить свою воскресную покупку, компании из Твери отведено 14 дней. Однако за те несколько дней, что фирма существует, она уже успела получить кредит на оплату залога — почти $1,7 млрд.

Кто выдал столь крупный кредит, неизвестно, но официальные представители продавцов заявили, что платеж с задатком пришел со счетов Сбербанка.

Если выяснится, что полугосударственный Сбербанк выдал кредит, то сомнений в том, что аукцион — фальшивка, не должно остаться ни у кого. Впрочем, и сейчас мало кто сомневается в притворном характере торгов. Всерьез обсуждается только один вопрос: кто стоит за «Байкалом...» — «Газпром», «Сургутнефтегаз» или непосредственно государство, которое прямо получит «Юганск» в случае отказа победителя выплатить всю сумму.

Наиболее вероятным конечным покупателем имущества ЮКОСа называют «Газпром».

«Газпром» не получил обещанные ему западными банками $10 млрд и решил не рисковать, прямо покупая «отравленный» потенциальными судебными претензиями актив. Вместо этого был выставлен «Байкал», который в случае чего и будет нести все риски недобросовестного покупателя. Тогда именно «Газпром» должен был накачать деньгами тверскую компанию – например, под видом оплаты контракта на поставку труб. Однако как фирма поступает с полученными деньгами – использует их для выполнения заказа или участвует в аукционе, – это ее дело. Главное, что она снимает с материнской компании все судебные риски, которые могли бы возникнуть у «Газпрома» из-за решения суда в Хьюстоне, запретившего все операции с имуществом ЮКОСа. ««Байкалфинансгруп» — фирма-прокладка, созданная для фильтрации активов и снятия судебных рисков», — полагает Дмитрий Царегородцев. А прецеденты уже есть – на аукционе по «Славнефти» «Сибнефть» предоставила никому не известной компании «Инвестойл» средства для участия в аукционе и оплате покупки.

Вторым вероятным покупателем «Юганскнефтегаза» российские аналитики называют компанию «Cургутнефтегаз».

В субботу компания устроила вечеринку, куда пригласила журналистов и где сотрудники компании «по секрету» сообщали о предстоящей победе компании на торгах. Если бы это не было столь явным подыгрышем с целью отвести подозрения от «Газпрома», «Сургуту», конечно, имело смысл в них участвовать. Добывающие активы «Сургута» расположены в непосредственной близости от Юганска, так что желание Владимира Богданова взять себе высокорентабельное предприятие, добывающее нефти больше, чем, например, государство Катар, вполне понятно.

Кроме того, из всех российских компаний только у «Сургута» достаточно денег для самостоятельного участия в торгах.

Более того, руководитель «Сургутнефтегаза» известен своей лояльностью властям, а экспорт компании контролируется трейдерами, близкими к администрации президента, и поэтому продажа крупнейшей части ЮКОСа «Сургутнефтегазу» вполне бы устроила российское руководство.

Однако пресс-секретарь «Сургутнефтегаза» Раиса Хадченко заявила, что «Байкал» не имеет к «Сургуту» никакого отношения.

И наконец, третья, самая маловероятная версия происхождения «Байкалфинансгруп». Александр Буксман заявил, что «если победитель в двухнедельный срок не заплатит за приобретенный актив, то он может быть передан взыскателю, то есть государству».

Вполне возможно, что смысл участия «Байкала» в аукционе – в том, чтобы выиграть аукцион, но не заплатить, в результате чего ЮНГ может быть бесплатно передан государству.

Той же «Газпромнефти», например, или в качестве дополнения к акциям «Роснефти» при готовящемся обмене акциями с «Газпромнефтью». Тогда сделка по кредитованию на сумму залога никому не известной компании превращается из подозрительной в коммерческом смысле в уголовную.

Так или иначе, «Юганскнефтегаз» кому-то продан. Александр Шадрин, пресс-секретарь ЮКОСа, заявил после оглашения итогов торгов, что компания намерена оспорить продажу «Юганскнефтегаза». «ЮКОС будет и дальше использовать имеющиеся возможности и в рамках закона оспаривать продажу «Юганскнефтегаза»», — сказал он. Отвечая на вопрос, какие шаги в ближайшее время предпримет компания, Шадрин сказал: «Юристы разберутся. Дело долгое, на много лет».

«Продажа незаконная, поэтому покупатель, тот, кто за ним стоит, и тот, кто профинансировал, поставили себя под очень серьезные юридические риски», — считает Шадрин. Eсли деньги за «Юганскнефтегаз» будет перечислены в бюджет, невыплаченные долги группы ЮКОСа (около $24 млрд) уменьшатся примерно на $14 млрд — 9,36 млрд аукционная цена и $5 млрд предъявленных налоговых претензий к «Юганскнефтегазу». Однако, по мнению финансового директора компании Брюса Мизамора, это не спасет ЮКОС от банкротства.