«Ле Пен все время врет, но она не фашистка»

Французские избиратели о кандидатах в президенты и ожиданиях от второго тура

,
Президентская избирательная кампания во Франции близится к концу. Во второй тур вышли политики, не представляющие системные партии: Эммануэль Макрон незадолго до голосования создал движение «Вперед!», а Марин Ле Пен руководит националистической партией «Национальный фронт», которая до сих пор считается радикальной. «Газета.Ru» поговорила с простыми французами о том, за кого они голосовали в первом туре, кого поддержат во втором и почему.

Меланшон как спаситель земли

Франсуа Деберг, 26 лет, инженер из Дюнкерка

Я голосовал за Жан-Люка Мелашона, так как давно и активно поддерживаю «левых». В этот раз я не просто был избирателем, но еще выполнял функции наблюдателя за ходом голосования. Я поддержал лидера движения «Франция непокорная», так как это единственный политик, выступающий за идеалы всеобщего равенства, который признает, что колоссальная разница между олигархами и простыми работниками, между богатыми и бедными — это катастрофическая проблема. Это слишком опасно не только для нашей страны, но и для планеты в целом.

Что же касается других французов, то тут четко можно сказать: за Макрона голосовали богатые, те, кто считает, что все нужно оставить как есть. Кроме того, это те, кто часто смотрит телевизор и верит всему, что там говорят, ведь среди сторонников Макрона очень много хозяев СМИ, почти все крупные медиаресурсы были именно за него. За Ле Пен были бедняки и те, кто боится иностранцев, боится развития и будущего в целом.

Я пока не до конца знаю, за кого проголосую во втором туре. Точно не отдам свой голос за Ле Пен: она фашистка, и ничего хорошего для нас от нее не будет. Но я не уверен в том, что буду голосовать за Макрона, то есть поддерживать капиталистов и олигархов. Может быть, не буду голосовать вовсе. Я считаю, что Меланшон правильно поступил, когда призвал своих сторонников не голосовать ни за кого во втором туре. Нужно готовиться к парламентским выборам, которые стартуют в июне, и стараться сделать так, чтобы «Франция непокорная» заняла как можно больше мест.

Мария и Гийом Казнев, жители Парижа

В нашей франко-русской семье было негласно решено голосовать за Меланшона. Лично мне нравятся его взгляды в отношении России, а также взгляды на экологию. Моему супругу пришлась по вкусу его программа в целом, если сравнивать ее с предвыборными обещаниям других кандидатов. При этом мой супруг сомневался между Меланшоном и Макроном, как и многие его знакомые из парижского региона. Среди франко-русских пар многие отдали свои голоса за самого молодого кандидата и, соответственно, за него же проголосуют снова во втором туре. Макрона, на мой взгляд, поддерживают по большей части молодые, амбициозные люди с хорошим образованием, среднего и выше среднего достатка, либерально настроенные и, конечно же, толерантных взглядов.

Скорее всего, именно Макрон и станет новым президентом — именно за него уже посоветовали голосовать своим избирателям проигравшие кандидаты Фийон и Бенуа Амон. Среди моих французских знакомых совсем нет тех, кто проголосовал за Марин Ле Пен. Большинство из моего окружения категорически против ее националистических взглядов. Многие откровенно говорят о «конце света» для Франции, если она займет президентское кресло. Избиратели Ле Пен по большей части жители маленьких городов, со средним достатком или безработные. Несмотря на то что мы носим такую же фамилию, как у нынешнего премьер-министра Казнева, мы не близки к политике. Мы с супругом работает в частном секторе и воспитываем двоих детей-билингвов.

К слову, сыну в детском саду подробно объяснили про то, как проходит голосование, и посоветовали обязательно сходить на выборы с родителями, что он и сделал.

Пока мы точно не решили, стоит ли идти на выборы во втором туре. Лично я не поддерживаю ни одного из двух кандидатов, ни либерализм Макрона, ни национализм Ле Пен, на мой взгляд, не сулят Франции золотых гор. Намного важнее теперь будет правильно проголосовать на выборах в парламент этим летом.

Тома Гэнан, фотограф-фрилансер, житель Лиможа

Я голосовал за Меланшона. Это действительно независимый политик, который создал программу, которая предусматривает широкое участие в политике его сторонников. С моей точки зрения, это единственный кандидат, который олицетворяет собой прогресс и реально намерен сделать многое для улучшения жизни не только в нашей стране, но и на нашей планете. Он не выходец из системы, которая делает людей жадными до денег и которая создана для того, чтобы закрепить власть богачей над бедняками.

Подозреваю, что выиграет Макрон, так как, думаю, что слишком многие не хотят видеть у руля страны представителя праворадикальной партии. Я тоже этого не хочу. За Ле Пен голосуют, как правило, люди очень плохо образованные, которые проживают в провинции, в сельской местности, у которых изоляционистское мышление. Большинство ее избирателей поддерживают идею крайнего консерватизма и права на преимущество, которое зависит только от происхождения человека. Лично я еще не решил, за кого я буду голосовать во втором туре. Вероятнее всего, за Макрона, но не уверен в этом до конца.

Фийон как альтернатива фашизму

Мари-Франсуаза Пэн, бывшая военнослужащая военно-морского флота Франции, жительница Парижа

Я проголосовала за Фийона, который, к сожалению, не прошел во второй тур. Я никогда не отдам голос за Ле Пен, так как никогда не проголосую за фашистскую партию.

А в том, что она фашистская, сомнений быть не может. Ведь она была создана не только отцом Ле Пен — среди тех, кто участвовал в ее создании, был Леон Голтье, французский коллаборационист, сооснователь Французской милиции, воинского формирования, которое боролось с антифашистским сопротивлением.

Чтобы лучше понимать, что это за структура — «Национальный фронт», нужно вспомнить, как в 2009 году ее лидер Марин Ле Пен и одно из первых лиц в этой структуре Бруно Гольниш принимали лидера украинской партии «Свобода» Олега Тягнибока и его помощника по международным отношениям Тараса Осауленко. Между двумя партиями был подписан «протокол о сотрудничестве патриотов». Конечно, риторика Ле Пен в последние дни стала более презентабельной и менее фашистской, но «Национальный фронт» остался тем самым «Национальным фронтом», который основал ее отец.

Хочу отметить также: насколько я не люблю Ле Пен, настолько же мне не нравится и Макрон. Это ультралиберал, который выступает за широкую глобализацию экономики, а это продолжит уничтожение независимости Франции и еще больше подчинит ее Евросоюзу и США. Достаточно сказать, что Макрон — это единственный из 11 кандидатов в президенты, который открыто выступил в поддержку Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TAFTA).

Полагаю, что во втором туре за Ле Пен проголосуют традиционные ее избиратели, а также некоторое число тех, кто симпатизировал Фийону, наиболее правая часть его аудитории. Может быть, за нее отдадут голоса и часть тех, кто в первом туре предпочел голосовать за Николя Дюпон-Эньяна. Многие сторонники ультралевых течений не проголосуют вовсе ни за кого во втором раунде. А вообще, Макрон уже сделал более чем достаточно для того, чтобы обеспечить себе победу.

Что касается меня, то, наверное, я 7 мая останусь дома. Теперь таким, как я (а я считаю себя «голлисткой», то есть поддерживаю идеи Де Голля), нужно сосредоточиться на парламентских выборах и сделать все, чтобы партия «Вперед!» Макрона не получила большинства на парламентских выборах.

Юг Жакман, 40 лет, госслужащий, житель Парижа

Я голосовал за Фийона в первом туре, так как мне очень не хотелось победы Макрона. Лидер республиканцев, с моей точки зрения, был самой реальной ему альтернативой. Во втором туре я проголосую за Ле Пен, но без особых иллюзий. Если ей удастся набрать хотя бы 30%, это уже будет неплохой результат для нее самой и «Национального фронта». Вообще

считаю, что IQ у тех, кто поддержал Макрона, моллюскообразный. То есть в целом нормальные люди, однако они не склонны к анализу и весьма наивны. Среди его избирателей много молодежи.

Французское население сейчас отравлено глобализацией, фактически обществу сейчас сделали лоботомию. Виноваты в этом система образования, СМИ и неправительственные организации. Подобные тенденции, впрочем, есть не только у нас. Еще важный момент: у нас много приезжих, причем даже среди граждан нашей страны. Вот эти самые «новые французы» в основном и поддерживают глобализацию и, как следствие, разрушение страны, в которую они сами или их родители мигрировали. Он не хотят интегрироваться в нашу страну и несут с собой все то, что было у них на родине: нищету, насилие, коррупцию и терроризм.

Ле Пен как кандидат военных, пролетариев и бизнесменов

Флорен Текстори, военнослужащий, житель Безансона

Я голосовал за Ле Пен. Это принципиально для меня: я военный и понимаю, что она единственный политик, способный сделать сильную армию нового типа, в которую будут вкладывать средства. Она также предлагает реальные меры против бесконтрольной иммиграции, против диктата Европы и НАТО над нашей страной. Она представитель класса пролетариев и крестьян, а также зарекомендовала себя как человек, который остается верен своим убеждениям.

Сейчас Макрон попытается сформировать свой «фронт» — против «Национального фронта» и ее лидера. Это единственный шанс не допустить победы Ле Пен на выборах. Буржуазия, социалисты и часть республиканцев объединяются против националистов. Такое бывало уже не раз.

Жюзель Камболь, 39 лет, преподаватель, жительница Парижа

Я работаю учителем французского и немецкого языков, а также владею небольшим частным бизнесом. Я голосовала за Ле Пен и поддерживаю в течение многих лет «Национальный фронт». Я это делаю, так как хочу жить в стране, которая позволяет мне развиваться. Сейчас исламизм все больше укрепляется у нас, что не может меня не беспокоить.

Я лично не знаю никого, кто бы голосовал за Макрона, я надеюсь на победу националистов, несмотря на то что сейчас очень многие политические силы призывают к блокаде этой партии. Подозреваю, что избиратели Макрона — полностью дезориентированные люди, которые слишком поддались влиянию СМИ. С тех пор как он объявил себя кандидатом в президенты, мы подверглись настоящей пропаганде со стороны журналистов, которая была особенно интенсивной последние две-три недели.

Сигри Бастэн-Паганэль, 70 лет, юрист по образованию, пенсионерка, жительница Бордо

Я голосовала за Франсуа Асселино, считаю, что он действительно выступает за возвращение Франции ее независимости, выход из НАТО и снижение до минимума сотрудничества с так называемыми «демократическими» институтами Брюсселя. Что касается других политиков, то нам тут долго пытались объяснить, что партия Ле Пен — фашистская. Сама эта мадам, конечно, все время врет, но ее структура никакого отношения к фашизму не имеет. Я не люблю ее и не верю ей. За Макрона же голосуют бизнесмены, буржуа и богема, а также множество слабых женщин, которые находят в нем некий шарм. Мне кажется, что Фийону должно быть стыдно за то, что он поддержал Макрона.

Что такое Макрон в сущности — это программа нынешнего президента Франсуа Олланда, которая нас уже привела к кризису, а также серьезнейшая зависимость от ЕС и США. Победа этого политика, кроме всего прочего, будет означать смерть среднего класса: останутся только богатые и бедные. А я отношу себя к среднему классу как раз.

Не знаю, за кого буду голосовать во втором туре. Наверное, дождусь следующих президентских выборов, если не умру к тому времени.

Восстание против тирании Европы

Доминик Герласс, 63 года, экс-депутат Национальной ассамблеи, член Республиканской партии, житель Парижа

Я не поддерживал Фийона во время праймериз, так как это человек очень скрытный, нечестный и безмерно глупый. Почему же я за него проголосовал? Его программа — самая реалистичная для современной Франции.

Очевидно, что победит Макрон. Думаю, за него проголосуют во втором туре 65%, за Ле Пен -— 30%, а не придут на выборы примерно 5% избирателей. В целом же за Ле Пен голосуют бедняки, необразованные люди, неудачники и те, кто ненавидит всех и вся, хотят отомстить. У Ле Пен и «Национального фронта» нет будущего, они никогда не преодолеют порог в 30%.

Но нужно сказать, что очень много во Франции в ближайшие пять лет будет зависеть от человека, чья партия наберет большинство в ходе выборов в парламент. Я надеюсь, что «классические» правые, то есть республиканцы, его возьмут. У Макрона нет партии. Его структура — «Вперед!» — создана меньше чем за месяц. За это время сделать серьезную партию невозможно. По своей природе Макрон, конечно, правый, об этом говорит его социальное происхождение, образование, его связи (с банком Ротшильдов), даже его манера говорить. Поэтому мне

интересна психологическая эволюция Макрона. Сейчас это человек, который извлек максимальную выгоду от своей улыбки, который не сказал никому «нет». Сейчас это «хорошенький маленький сыночек своей мамочки»,

но, когда он войдет в Елисейский дворец, когда национальные гвардейцы станут перед ним по стойке «смирно», все это может привести к некоторому повороту в его голове…

Франсуаза Компуэн, журналистка, уроженка Парижа, переехавшая в Москву

Ле Пен сейчас — это единственный кандидат, который готов отстаивать национальные интересы Франции. Это первый подобный кандидат с эпохи голлистов времен Жака Ширака. Строго говоря, кто такой политик, которому важны национальные интересы страны? Это тот, кто понимает, что у государства есть не только права, но и обязанности — например, принимать законы, заниматься финансовыми вопросами, оценивать, стоит ли ему вмешиваться в тот или иной военный конфликт. В этом смысле Франция уже не суверенна. Сейчас у нас самая настоящая евротирания, навязанная из Брюсселя, она уничтожила саму концепцию монетарной независимости, а кроме того, с 1973 года в нашей стране все более увеличивается внешний долг. Во внешней же политике Франция все более зависима от НАТО и США. Ширак был последним, кому удавалось уклоняться от участия Парижа во всякого рода авантюрах вроде вторжения США в Ирак. Сейчас Вашингтон крайне серьезно определяет нашу внешнюю политику.

Ле Пен выступает за выход из НАТО и ЕС, причем по вопросу Fexit она собирается провести референдум, что говорит о том, что это демократический политик, а не фашист. Никто из других кандидатов не подумал о том, что по такому важному вопросу стоит спросить мнение народа.

К сожалению, я вынуждена признать это как факт: Макрон почти наверняка победит, он получит минимум 60% голосов. Ле Пен могла бы победить в первом туре, набрав более 50% в случае низкой явки. Она теоретически также могла бы победить Меланшона во втором раунде. Макрон — это человек без убеждений. О том, как он в ходе дебатов умудрился по одному и тому же вопросу согласиться с Амоном, Меланшоном и даже Ле Пен, уже ходят анекдоты. То он за усиление мер безопасности, то против, то он левый, то правый. Говорит он, как правило, красивые вещи, которые при ближайшем рассмотрении оказываются какой-то абракадаброй. Многие эксперты называют его Бонапартом или французским Кеннеди. Я не разделяю этого мнения: он представляет интерес олигархии, и это очевидно.

Ле Пен сегодня говорит о том, о чем думают многие французы, причем разных поколений, но не решаются сказать это вслух.

Но все голосовать за нее боятся. Победа Ле Пен будет означать начало крайне серьезных и масштабных протестов. Впрочем, они начнутся так или иначе, раньше или позже. Однако уличное насилие будет в ходе них беспрецедентным. Французы не столь решительны, как американцы, проголосовавшие за Трампа. Победа Макрона кажется нам торжеством стабильности.