Париж закутан в траур

Как живет Франция в первые сутки после страшной трагедии в столице — репортаж «Газеты.Ru»

«Нас не запугать», «Нужно продолжать жить», «Не забудем». Фотографии улыбающихся мужчин и женщин, детские рисунки, красный мишка, кукла с длинными белыми волосами. Много свеч и много цветов. В воскресенье утром люди продолжали идти к местам страшных терактов, произошедших в Париже в ночь на 14 ноября. На улицах и на словах ужас, злость, растерянность и страх.

В ночь с пятницы на субботу автомобильную границу между Бельгией и Францией все еще можно было пересечь без единой проверки. В субботу днем уже появились дополнительные патрули: как Франция, так и Бельгия усилили меры безопасности. Трехполосные переезды сузили до одной полосы. Вооруженные солдаты выборочно досматривают автомобили, заглядывают в каждый. Водители ждут спокойно, проявлять недовольство никому и в голову не придет.

Чрезвычайное положение на территории страны будет сохраняться до тех пор, пока следствие не будет уверено, что все пособники террористов обнаружены и захвачены. Дополнительные меры касаются не только Парижа, но и других крупных городов Франции: на помощь уже существующим патрулям пришли дополнительно 10 тысяч военных. Уже с января нынешнего года, после атаки на редакцию журнала Charlie Hebdo, на улицах Франции, у туристических мест можно постоянно видеть вооруженных солдат. Теперь их стало еще больше. Обязательно патрулируются вокзалы, и даже в самих поездах — в частности, международных высокоскоростных TGV — патрули.

В воскресенье Париж закутан в траур. Даже толпы туристов куда-то исчезли: музеи и торговые галереи закрыты.

На дверях школ, университетов и спортивных залов объявление, что как минимум до понедельника приходить не надо. Даже станции метро закрыты: до Северного вокзала — наиболее оживленного в обычное время — нужно добираться пешком несколько станций.

Людям рекомендовано без надобности не выходить из квартир. Да и сами парижане признаются, что хочется оставаться дома, в привычной обстановке. Со своими родными и близкими. В субботу рестораны и кафе тоже не открылись. Только к вечеру некоторые магазины и кофейни открыли свои двери. Но наплыва посетителей у них не было. Разве что журналисты, в большом количестве работающие в эти дни в Париже, заходили на чашку кофе или быстрый перекус.

Кажется, что все люди, решившиеся выйти из своих домов, идут к местам, где вечером пятницы разворачивалась эта трагедия.

Несмотря на то что в связи с чрезвычайным положением парижские власти запретили проведение каких-либо демонстраций и маршей солидарности, жители столицы сами, без призывов пришли вечером субботы на площадь Республики. Неизвестный музыкант приехал к театру «Батаклан» с пианино и исполнил в память о жертвах песню Джона Леннона «Imagine». У входа в зал, у ресторанов, у стадиона, где накануне гибли люди, — цветы, свечи, игрушки, флаги, послания погибшим и их семьям.

Пришла молодая женщина с красивыми черными волосами и очень горько плакала. Оказалось, что она вместе со своим мужем была на том концерте. Захлебываясь слезами и умоляя не снимать ее лицо, рассказала, что сидела на балконе. Благодарит Бога, что места были рядом с входными дверьми. Троих террористов, вооруженных ружьями, они с мужем увидели сразу. Потребовались минуты на то, чтобы добраться до дверей и убежать.

Она говорит: «Мы бежали и кричали людям, что в «Батаклане» стреляют. А над нами смеялись».

«Да, я жива, — плакала француженка. — Но стоит мне закрыть глаза, как я вижу этих троих, которые стреляют в людей, которые просто пришли на концерт. И будь у меня другой билет, там могла погибнуть я! Каждый десятый, купивший билет на концерт, погиб! Вы представляете? Каждый десятый!»

В основном люди стоят молча. Возлагают цветы, остаются на несколько минут, разглядывая фотографии, и уходят. Но иногда начинаются разговоры, которые порой переходят в крик. Французы боятся, несмотря на эти призывы и открытки, кричащие: «Нас не запугать!»

Страху способствуют многочисленные полицейские машины и целые отряды следователей, которые продолжают работу на местах трагедии. Перед «Батакланом», например, огромный двухэтажный автобус, пригнанный с целью создания «забора», который скрывает от глаз прохожих и журналистов то, что происходит внутри концертного зала.

Накануне, рассказывают свидетели, все было загорожено еще и специальными пленками — выносили тела погибших.

Еще одна точка притяжения Парижа — больница имени Жоржа Помпиду. Она приняла наибольшее количество пострадавших. В субботу двери клиники были открыты для желающих помочь, сдав кровь. Образовалась гигантская очередь. Некоторые рассказывали, что ожидали своей очереди по три-четыре часа, желая помочь хотя бы чем-то тем, кто оказался в этой страшной ситуации. Иногда в клинику заходили заплаканные люди с фотографиями, продолжающие поиск своих родных и близких. Посетители переснимали фотографии на свои мобильные телефоны и множили их по социальным сетям.

Все места, где в ночь на субботу разворачивались страшные события, находятся на пешем расстоянии друг от друга: от театра «Батаклан» до камбоджийского кафе, со стрельбы в котором началась эта ужасная ночь, можно дойти пешком меньше чем за 20 минут. В тот момент, когда полицейские силы со всего района стягивались к ресторанам, террористы сели в автомобили и за несколько минут доехали до «Батаклана».

Сегодня следователи полагают, что эта акция была заранее спланирована и разработана в деталях:

террористы выбрали самые оживленные места Парижа — кафе и рестораны на бульваре Вольтер, излюбленном месте столичных жителей для проведения пятничного досуга.

«Батаклан» вмещает 1500 человек, и именно на пятницу были проданы все билеты. Что касается футбольного матча, то о любви французов к этой игре известно всем. А тут еще в гостях были действующие чемпионы мира. И игра проходила на стадионе, который ближайшим летом должен принять финал чемпионата Европы. Естественно, арена была забита битком. Среди зрителей присутствовали лично президент Франции Франсуа Олланд и глава МИД Германии Франк Вальтер Штайнмайер.

«Стад де Франс» — единственный удаленный от остальных объект, ставший мишенью террористов. Он находится сразу за окружной дорогой. В воскресенье утром прокурор Парижа Франсуа Молен на очередном брифинге заявил, что у следствия начинает вырисовываться картина того, как складывались события той страшной ночи. Судя по всему, террористы разделились на группы, часть боевиков сразу отправилась на стадион. По предварительным данным, один из них был выходцем из Сирии, другой — из Египта. Соответствующие паспорта были найдены на месте трагедии. Оба прибыли в Европу под видом беженцев, впервые зарегистрировались в Греции.

Другая группа террористов реализовала часть страшного плана в центре города. Предполагается, что среди них были два выходца из Сирии — правда, СМИ утверждают, что найденный сирийский паспорт вполне может быть подделкой, — и один француз, родившийся в семье выходцев из Алжира.

За этим 29-летним мужчиной спецслужбы Франции вели наблюдение с 2010 года, он проходил по восьми делам о мелких правонарушениях.

Тем не менее за пять лет полиция не смогла установить факта подозрительных контактов подозреваемого, и в итоге он так и не был задержан. Сейчас под арестом его отец и брат.

Вечером воскресенья из-за громкого хлопка на площади Республики в Париже началась паника, полиция эвакуировала напуганных горожан. Позже стало известно, что причиной инцидента была всего лишь петарда.

По телевидению нон-стоп новости о расследовании. Показывают кадры из разных городов не только Франции, но и мира, где люди вышли на спонтанные акции поддержки. Символ Эйфелевой башни в траурных цветах — во многих столицах мира, во многих городах Франции. Оригинал в эти дни именно так и выглядит — башня стоит с потушенными огнями. Траур во Франции будет продолжаться три дня.