Одно обвинение на двоих

Расуловы не признали вину в нападении на полицейских на Матвеевском рынке

__is_photorep_included5986709: 1
Мосгорсуд приступил к рассмотрению скандального дела о драке на Матвеевском рынке, в ходе которой один из торговцев проломил голову полицейскому на глазах бездействовавших коллег. Подсудимые Магомед и Халимат Расуловы не признали вины в покушении на жизнь представителя власти. По словам супругов, они не знали, что имеют дело с полицейскими.

Мосгорсуд приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении супругов Магомеда и Халимат Расуловых, обвиняемых в нападении на полицейских летом прошлого года на Матвеевском рынке. В ходе предварительных слушаний они отказались от суда присяжных, посчитав, что профессиональный судья сможет лучше разобраться в их деле.

Заседание началось с опозданием, задержались адвокаты подсудимых. Супруги в «аквариуме» уселись на одной скамье, но на небольшом расстоянии, и ни разу не перешепнулись.

Магомед Расулов, плохо понимающий по-русски, еще на предварительных слушаниях попросил переводчика на аварский, который был ему предоставлен.

Иногда подсудимый устало упирался головой в стекло. Его жена, как оказалось, говорит по-русски свободно, хоть и с небольшим акцентом. Весь процесс она сидела боком, лицом к судье Елене Гученковой, демонстрируя хорошую осанку. Ее волосы были убраны под цветной платок, из-под которого выпадали короткие темные пряди. Одета она была в длинное платье и меховую жилетку.

Расулова первая отвечала на вопросы судьи. Как оказалось, ей всего 28 лет, хоть и выглядит она старше. Уроженка города Кизилюрт, среднее образование, имеется 8-летний ребенок-инвалид, говорила она. Под стражей находится уже восемь месяцев. Ее 34-летний муж родился в селе Ботлих и имеет высшее образование.

— Высшее?! — удивленно воскликнула судья. — И что вы окончили?

— Исламский институт, — ответил Расулов.

— Исламский институт. Ага, — повторила Гученкова.

Затем она сообщила, что в деле имеется акт о том, что подсудимый отказался получать копию обвинительного заключения.

После этого она попыталась выяснить, почему Расулов это сделал. «Я им сказал, что без Джафарова, адвоката, ничего принимать не буду», — ответил тот.

Далее адвокат его супруги Сергей Пешков протараторил свое ходатайство. Он отметил, что Расуловой вменяются те же статьи УК, что и ее мужу, — ч. 1 ст. 318 УК (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти) и ст. 317 УК (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа). Последнее считается особо тяжким преступлением, и за него предусмотрено наказание вплоть до пожизненного заключения.

По мнению адвоката, Расуловой необоснованно вменяется ст. 317 УК, поскольку в обвинительном заключении не конкретизированы ее деяния, и у них с мужем одно на двоих обвинение.

На этом он попросил вернуть дело прокурору для переквалификации. Гособвинитель Галина Карпова протестовала, отметив, что такое ходатайство адвокат мог заявить в ходе предварительного следствия, но не сделал этого. Судья также отказалась возвращать дело в прокуратуру.

Наконец, прокурор приступила к чтению обвинительного заключения. По ее словам, 27 июля 2013 года около 16.30 заместитель начальника первого отдела оперативно-разыскной части УВД по ЗАО Александр Березовой и его подчиненные Антон Кудряшов и Максим Герасимов прибыли к Матвеевскому рынку, чтобы задержать Магомеда Магомедова, подозреваемого в изнасиловании несовершеннолетней. Они вытащили подозреваемого из припаркованной машины, надели на него наручники. Это увидела Расулова, которая приходится сестрой Магомедову. О его задержании она сообщила супругу. Далее она стала требовать освободить родственника. В итоге супруги вместе с другими лицами блокировали подозреваемого, «препятствуя законной деятельности полиции». Как отметила прокурор, двое оперуполномоченных предъявили служебные удостоверения. Однако это супругов не успокоило.

Наконец, к полицейским прибыла подмога, которая помогла усадить задержанного в патрульную машину. И тогда, как отметила Карпова, Расуловы решили напасть на оперативников. Так, Расулова дважды ударила Березового по голове. Затем супруги в 16.56 напали на Кудряшова.

По словам прокурора, Расулова не менее шести раз ударила Кудряшова по голове руками и один раз пнула ногой. При этом в руке у нее был «неустановленный» предмет, усиливший удар.

Затем к полицейскому подбежал Расулов и нанес всего один удар по голове, от которого тот упал. В его руке, по версии следствия, тоже был некий предмет, увеличивший силу удара. Когда Кудряшов уже лежал на асфальте, Расулова снова не менее двух раз ударила его по голове. Тем самым, как считает обвинение, супруги покушались на его жизнь. Довести до конца свой преступный умысел им не удалось «по независящим от них причинам» — вмешались другие полицейские.

После этого в 16.57 Расулов, осознав, что отбить родственника не получилось, напал на Герасимова, повалив его на асфальт.

Подсудимый заявил, что не признает свою вину полностью. Далее судья предложила ему высказать свое отношение к обвинению, но Расулов даже через переводчика не понимал, что от него хотят. Давать показания он захотел после допроса всех свидетелей и потерпевших, и вообще самым последним, после жены.

Халимат Расулова также заявила, что не согласна с обвинениями. «Я не знала, что они сотрудники полиции», — сказала она.

Однако подсудимая выразила готовность признать свою вину в неопасном для здоровья насилии, но только в эпизоде с Кудряшовым.

После этого прокурор приступила к оглашению письменных материалов дела. Она зачитала протокол осмотра места происшествия, должностные инструкции и поручения полицейских, а также рапорт о том, что журналист, который случайно проходил мимо драки, снял ее на телефон. Позже это видео было выложено в интернете. Именно эта запись вызвала общественный резонанс.

Карпова также зачитала заключения медиков, осматривавших оперативников. Так, у Кудряшова был поврежден лицевой нерв справа, соответственно, в этой области была снижена чувствительность, также была смещена вниз глазница. Согласно выводам экспертов, эта закрытая черепно-лицевая травма была опасна для жизни, и она не могла образоваться при падении с высоты собственного роста. Ссадины других полицейских никакой опасности для здоровья не представляли.

Двух патрульных, которые присутствовали при нападении на оперативников, но ничего не сделали и даже не пытались задержать Расулова, в октябре прошлого года приговорили к году колонии каждого, признав виновными в халатности.