Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Сочи: доступность с барьерами

Насколько Сочи в канун открытия Паралимпиады доброжелателен к людям с ограниченными возможностями

Андрей Кошик 07.03.2014, 09:07
__is_photorep_included5939121: 1

В преддверии открытия Паралимпийских игр «Газета.Ru» изучила, насколько Сочи дружелюбен к людям с ограниченными возможностями. Результаты оказались спорными. С одной стороны, доступную среду на Паралимпиаде поддерживают сотни волонтеров, готовых всегда прийти на помощь. Но без них колясочники даже по тротуарам проехать не могут.

Накануне открывающейся 7 марта Паралимпиады «Газета.Ru» изучила, что представляет собой безбарьерная среда в Сочи и реально ли колясочнику без сопровождающего попасть на Игры. Для этого вместе с жительницей Санкт-Петербурга Разилей Ермаковой, приехавшей в Сочи в качестве зрителя, мы прошли путь от сочинского аэропорта в Олимпийский парк, дважды прокатились на «Ласточке» и добрались до стадиона Паралимпиады.

Везде нас встречали дружелюбные волонтеры и полицейские, без помощи которых человек на инвалидной коляске не попадет, например, даже в современную электричку.

Аэропорт: колясочник в своей среде

Полдень, аэропорт в Адлере. Перед зоной выхода пассажиров дежурят улыбчивые парень и девушка, держащие листки: «Екатерина и Борис Кузнецовы, добро пожаловать в Сочи!» Тут же стоят волонтеры в ярких олимпийских куртках, подходящие, если видят необходимость, к пассажирам с ограниченными возможностями. Среди прибывших таких немало.

Например, мимо проехала группа колясочников, говоривших между собой по-английски. Вот радостными приветствиями «Юля! Юля!» встречают настоящую звезду тех, кто «на четырех колесах», — участницу телепроекта «Фактор А» (музыкальное шоу талантов) Юлию Самойлову. Певица охотно пообщалась с ребятами, затем сфотографировались на память.

Одной из последних, получив багаж, выезжает Разиля Ермакова. Ее огромную черную сумку несет волонтер. Женщина, коляску которой украшают российский триколор и флажки с олимпийским мишкой, тут же делится впечатлениями: из Санкт-Петербурга в семь утра вылетела в Москву, там пересела на сочинский самолет. Сегодня сделать это можно без сопровождающего: специальная машина поднимает коляску на трап и загружает в салон лайнера.

Правда, признается Разиля, не все российские перевозчики соглашаются брать на борт одного колясочника — нужно заранее прозвонить авиакомпании.

В аэропорту, напротив зоны выхода пассажиров, выдают паспорта болельщика — бейджи, без которых на Игры не попадешь. Правда, оформить его и получить одобрение нужно заранее. Но если вас допустили на Паралимпиаду, паспорт выдают всего за минуту. Растроганная Разиля даже целует бейдж: наконец-то она в Сочи, сбылась мечта, к которой женщина шла шесть лет.

Когда в 2007 году черноморский курорт выбрали столицей Олимпиады, Разиля решила, что обязательно попадет на нее. Игры проходят в России, ей будет легче добраться, нет языкового и культурного барьера.

«Вопрос, ехать или нет, не стоял, — говорит Разиля. — Как только в начале октября открыли продажу паралимпийских билетов, сразу их заказала на все соревнования, по два билета в день. Хорошо, что спортивные объекты близко находятся, можно после одного соревнования добраться на другое».

Конечно, на скромную пенсию сделать это не удалось бы. Помог спонсор — генеральный директор «ЛУКойл-Бункер» Али Беглов, оплативший всю поездку. Несколько билетов приобрели впрок: подарит их тем, кто поможет ей в Сочи с уходом. Этот же спонсор в свое время приобрел Разиле электроколяску.

«Еще шесть лет назад коляску могла бесплатно получить. Сейчас соцзащита оплачивает только 50 тыс. Но напрямую, в московском салоне она стоит 115 тыс. Недостающую сумму пришлось искать самой», — делится женщина.

«Ласточка» и ключ от пандуса

Из аэропорта переходим в соседнее здание вокзала, где можно сесть на скоростную электричку «Ласточку». Чтобы попасть к хозяевам, у которых Разиля договорилась снять комнату, нужно приехать в Адлер, а оттуда в Олимпийскую деревню. Пока ждем электропоезд, подошла сотрудница РЖД, расспросившая о маршруте. Девушка передаст информацию о пассажире-колясочнике в «Ласточку», до приезда которой еще полчаса, чтобы нас уже встречали.

Проверили и вокзальный туалет для людей с ограниченными возможностями: по словам Разили, там все очень удобно и продуманно, даже в столицах такое встречается редко. Например, вода из крана течет, когда к нему только подносишь руку, сама раковина расположена на удобной высоте. Чего не скажешь о кассах вокзала: окошко кассира по грудь стоящему взрослому человеку, пассажир на коляске до него не дотягивается и без посторонней помощи не передаст удостоверение для оформления бесплатного проезда.

У «Ласточки» нас уже ждут. Колясочников принимают только в первый и последний вагоны.

Чтобы достать желто-черный пандус, нужно вызвать помощника машиниста, который откроет ключом отсек, где хранится этот щит, и установит его для въезда в вагон. Без его помощи электричка для колясочника остается недоступной.

Внутри «Ласточки» также все предусмотрено для людей с ограниченными возможностями: широкие проемы, специальные места с откидными сиденьями, даже удобный туалет.

Прибыв в Адлер, вновь оказались в окружении волонтеров и сотрудников РЖД. Чтобы пересесть на поезд в Олимпийскую деревню, переходим на другой путь, поднимаемся на лифте и оказываемся у зоны досмотра. Как и в аэропорту, здесь просвечивают багаж Разили — приходится объяснять, что в висящем на коляске пакете находится мочеприемник, снять его нельзя.

Вышла заминка и с рюкзаком с продуктами. Женщина исповедует ислам, поэтому запаслась халяльной едой. В Адлере же на вокзал нельзя пронести не только консервы, но и обычную воду в пластиковой бутылке. Такое странное распоряжение. В аэропорту, на сочинском вокзале — сколько угодно. А в Адлере почему-то нельзя.

После нескольких минут объяснений полицейский все же позволяет взять с собой сумку. Уже по дороге волонтер рассказывает, что во время Олимпиады им нельзя было даже обеды с собой брать — приходилось или съедать на месте, или выкидывать.

Выбоины доступности

Прибываем к пункту назначения — Олимпийской деревне. Каждый второй здесь в цветастой куртке волонтера, на остальных — паспорта болельщика. Выезжая с вокзала, переходим дорогу, затем мост и по удобному пандусу спускаемся в саму деревню, расположившуюся в поселке Мирный. На мосту оживленная толпа перед торговцами: копеечные советские значки здесь нарасхват.

Проехав буквально 50 метров, сталкиваемся с первым препятствием — спуском с высоким бордюром, который не преодолеть без посторонней помощи. На нашем пути от вокзала до улицы Казачьей оказалось еще несколько таких мест.

«Есть фильм «Унесенные ветром», в котором героиня говорит: я не буду думать сейчас, я подумаю потом. Так и я, — рассказывает по пути Разиля. — Поехала в Сочи одна, еще окончательно не определилась с жильем. В душе, конечно, переживала, как будет. Но тут же себя остановила: я же не могу на улице остаться! И все».

После этих слов встречаем пример хамского отношения отдельных сочинцев: машину припарковали на тротуаре, свободная часть которого недоступна для колясочника из-за высокого бордюра. Пришлось объезжать японский кроссовер по проезжей части.

Далее в столовой, на двери которой висел знак доступности — желтая наклейка с трафаретным изображением колясочника, — нет ни кнопки вызова, ни пандуса на высоком пороге. Без помощи сопровождающего, который приподнимет коляску, внутрь не попасть.

Наконец добрались до дома, у хозяев которого Разиля договорилась снять комнату. Нас встречает приветливая молодая мама с двумя детьми — Юля. Специально к приезду у всех порогов положили самодельные пандусы, малыши с любопытством рассматривают электроколяску.

Разместившись, отправляемся наконец к олимпийским объектам. «Когда тебя зрительно провожают и оборачиваются, не совсем приятно, — отъезжая от дома хозяев, рассуждает Разиля. — Если это делают дети, улыбаешься: их интересует коляска. Когда дедушка с бабушкой, тоже понимаешь — они, наверное, думают: «Вот бы и нам такую, было бы проще ходить». Но когда так делают взрослые, совсем неприятно».

В целом, подытожила наше путешествие Разиля, доступная среда для колясочников в Сочи создана. Но она существует лишь благодаря волонтерам, которые достанут пандус, помогут перейти на другую платформу, придержат коляску перед выбоиной на дороге.

И то не везде: сотрудники вокзала в аэропорту переживали, как мы попадем в Олимпийскую деревню и есть ли на той станции переходы для колясочников. Даже готовили к тому, что коляску придется переносить на руках.

Кстати, это характерно для олимпийского Сочи не только в безбарьерной среде. Город сегодня реально самый чистый не только в России, но и, пожалуй, в мире: ни одного окурка или плевка. Поддерживается это трудом дворников и уборщиков, собранных со всего Краснодарского края. В Сочи выполняется программа «Ноль отходов». Но, к сожалению, слишком буквально: большую часть мусора отправляют не на переработку, а в другой район Кубани, где сваливают на мусорный полигон. Будут ли дворники и вывоз мусора, волонтеры для лиц с ограниченными возможностями работать после Игр?

Прощаясь с Разилей, спросил: за кого она все-таки больше всего будет болеть на Играх? «Конечно же, за Ирека Зарипова (спортсмен-колясочник, член российской паралимпийской сборной по биатлону и лыжным гонкам. — «Газета.Ru»)! — не задумываясь ответила она. — Он победил в Ванкувере четыре раза, хочу, чтобы еще раз утвердился как победитель!»