Первый на «Оборонсервисе» пошел в отказ

Экс-глава юридической службы ООО «Мира» Дмитрий Митяев, первый из задержанных по делу «Оборонсервиса», не признал вину

Тверской суд начал рассматривать дело бывшего главы юридической службы ООО «Мира» Дмитрия Митяева. С его задержания началось дело «Оборонсервиса», в котором он в итоге остался свидетелем. В данное время его обвиняют в покушении на мошенничество при продаже Щелковского комбината бытового обслуживания, принадлежавшего Минобороны. Вины, в отличие от своего предполагаемого сообщника Николая Любутова, Митяев не признал.

В среду Тверской суд начал рассматривать уголовное дело в отношении бывшего главы отдела юридического сопровождения ООО «Мира» Дмитрия Митяева, обвиняемого в покушении на мошенничество (ст. 30 ч.4 ст. 159 УК). Ранее, 5 апреля, по этому делу суд приговорил к двум с половиной годам лишения свободы его предполагаемого сообщника Николая Любутова, который полностью признал свою вину и заключил сделку со следствием. Митяев пришел в суд самостоятельно, держался подальше от журналистов, но, когда стороны пригласили в зал, прятаться от камер он не стал.

Представляясь суду, 35-летний Митяев пояснил, что женат, имеет на иждивении трехлетнего ребенка и на данный момент является гендиректором ООО «Госкомстрой».

Подсудимый находился под стражей в течение четырех месяцев — с 23 октября 2012 года по 15 февраля 2013 года, а затем следствие отпустило его под подписку о невыезде.

В суд также пришел глава ООО «Институт строительной экспертизы» Михаил Пашкин, которого судья назвала представителем потерпевшего. Как стало ясно позднее, потерпевшей по делу признана его компания как юридическое лицо, а не он лично.

Процесс начался с ходатайств адвокатов. Защитник Илларион Васильев попросил судью Александру Ковалевскую вернуть дело в прокуратуру. Свое ходатайство он обосновал тем, что в обвинительном заключении не обозначены цели, мотивы, место и время совершения преступления. Адвокат отметил, что никакого «предварительного сговора» Митяева с Любутовым, как сказано в материалах дела, на самом деле не было. «В ходе допроса 22 января Митяев пояснил, что, получая от Любутова деньги, он не осознавал, что свершает преступление, — заявил Васильев. — Фабула основана исключительно на оговоре Митяева Любутовым». По его словам, в деле есть видеозапись того момента, когда Любутов передавал 1,5 млн рублей Митяеву, который несколько раз отказывался их принимать.

Защитник считает, что имела место провокация коммерческого подкупа со стороны Любутова и правоохранительных органов.

Васильев отметил, что во время предварительного следствия защита жаловалась и подавала соответствующие заявления в прокуратуру города Москвы, которая передала их в прокуратуру по ЦАО. Материалы несколько раз передавались туда и обратно. На этом Васильев попросил приобщить ответы прокуратур, которых нет в основном деле.

— Представитель потерпевшего, ваше мнение по заявленному ходатайству, — обратилась к Пашкину судья.

— У меня нет оснований, чтобы возражать, но нужно провести правовую оценку, — ответил тот.

— Предлагается провести оценку не вам, а следствию, — уточнила судья.

— А ну тогда пожалуйста. Я не против.

Возражала только прокурор, которая отметила, что недочеты в обвинительном заключении, если они действительно есть, могут быть устранены в ходе судебного процесса. Судья также отказалась возвращать дело прокурору.

Далее Васильев попросил исключить ряд доказательств по делу. Так, он попросил забраковать признательные показания Митяева. По мнению адвоката, они были даны под давлением: при задержании он был избит, и показания являются, по сути, самооговором. Недействительными защитник считает несколько очных ставок с Любутовым. «Любутов был завербован в ГУЭБе (Главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России. — «Газета.Ru»). Встал на путь провокации и попытался передать Митяеву 1,5 млн рублей», — сказал он. При этом, как отметил Васильев, Любутов жаловался Митяеву, что ему нужны деньги на памятник умершей матери, и при этом уговаривал взять его половину суммы. Все видеозаписи оперативников защита также считает недопустимыми, поскольку были сделаны без санкции суда. Адвокат расценивает это как вмешательство в частную жизнь Митяева.

Судья посчитала ходатайство адвоката преждевременным и отказала ему. «Это подлежит тщательному исследованию в ходе судебного разбирательства», — сказала Ковалевская. После этого прокурор приступила к оглашению обвинительного заключения, которое скороговоркой прочитала по одному из томов уголовного дела.

Согласно обвинению, Любутов и Митяев вступили в преступный сговор, чтобы совершить мошенничество. В марте 2012 года Любутов пообещал содействие главе ООО «Институт строительной экспертизы» Михаилу Пашкину в приобретении высвобождаемого имущества Министерства обороны — Щелковского комбината бытового обслуживания Московского военного округа Минобороны в Подмосковье. Он заверил Пашкина, что снизит стоимость комбината и обеспечит победу его компании в торгах, чего на самом деле выполнить не мог. По мнению следствия, роль Любутова в этом деле сводилась к ведению переговоров с Пашкиным, введении его в заблуждение и получении 3 млн рублей. Митяев же должен был создать видимость проведения процедуры продажи акций Щелковского комбината. При этом, как отмечается в обвинении, Митяев знал, что с августа 2012 года предприятие было реорганизовано, а недвижимость отчуждена. Любутов был задержан 22 октября 2012 года при передаче Пашкиным 3 млн рублей.

Митяева же взяли на следующий день, когда Любутов в автомобиле Ford Focus, припаркованном на улице Остоженка, передал ему 1,5 млн рублей.

«Мне непонятна моя роль: что я сделал, в чем преступном меня обвиняют? Что я должен был сделать, чтобы обмануть Пашкина?» — заявил Митяев. Судья попросила прокурора пояснить подсудимому, но та отказалась говорить что-либо еще, помимо зачитанного. На этом Митяев заявил, что не признает ни предварительный сговор, ни распределение ролей, ни план действия, ни вину.

«Обвинение сформулировано для Любутова, — заметил адвокат Васильев. — Любутов действовал самостоятельно, его преступление окончено в момент получения денег. Он бы и не вспомнил о Митяеве, если бы его не заставили. Митяев — потерпевший по провокации коммерческого подкупа». Его коллега Олег Любушкин добавил, что по делу свидетелями проходят сотрудники «Мира», которые действовали заодно с Любутовым, тогда как Митяев даже не был знаком с потерпевшим Пашкиным, но стал обвиняемым.

На этом прокурор решила допросить Пашкина, который, выйдя к трибуне, попросил стакан воды. Взяв стакан в левую руку, а правую засунув в карман, потерпевший приготовился отвечать на вопросы. По его словам, в марте 2012 года с Любутовым его познакомил их общий приятель по имени Игорь. В «Институте строительной экспертизы» появился проект и под него искали земельный участок. Любутова ему представили как человека, способного ему помочь в поисках. Тот дал свою визитку сотрудника компании ООО «Правовой центр «Эксперт», позиционировал ее как компанию, продающую объекты недвижимости. Позже Любутов предложил Пашкину несколько вариантов объектов, среди которых был выбран Щелковский комбинат.

«Изначально планировалась сделка купли-продажи, — рассказывал потерпевший. – Потом, к сентябрю, Любутов уточнил, что будет продажа не самого объекта, а акций, что будут торги». По его словам, Любутов предоставлял старые документы на Щелковский комбинат, что ему не понравилось — он требовал предоставить последние данные, но Любутов с подготовкой документов затягивал. Осенью он неожиданно заявил, что настало удачное время для сделки, есть только две недели. Нужны деньги, чтобы процесс пошел быстрее. «Я спросил, за что и кому мы платим, какова структура. Он не мог четко пояснить, — рассказывал Пашкин. — Проще говоря, у меня возникли сомнения, что сделка будет заключена в правовом поле и что она будет соответствовать нашим требованиям.

И я обратился в правоохранительные органы — хотел понять, нарушаем мы какие-то нормы или не нарушаем».

По его словам, оперативники предложили ему провести эксперимент — передать 3 млн рублей и посмотреть, что дальше произойдет. Для этого он использовал не свои деньги, а те, что ему дали сотрудники МВД. Пашкин отметил, что, когда он передал 3 млн рублей Любутову, тот удивился, что он принес всю сумму сразу. Но при этом он обрадовался — сказал, что это облегчит процесс. По его словам, Любутов никогда не говорил, что лично будет оценивать и продавать объект, он всегда произносил слово «мы». «Это было какое-то очень широкое «мы», — сказал он. Потерпевший подтвердил, что Митяев с ним переговоров не вел и о нем он узнал только из новостей.

На этом Пашкина отпустили. Следующее заседание состоится 6 мая: суд планирует допросить недавно осужденного по этому делу Любутова. Как пояснили после заседания адвокаты Митяева, их подзащитный также фигурирует в деле «Оборонсервиса», но как свидетель, поскольку компания «Мира» входила в холдинг. Ничего ценного, заверили они, Митяев поведать следователям не мог.