«Я бы сделал это снова»

Андерс Брейвик выступил в суде в Норвегии с речью

В суде Осло Андерс Брейвик, обвиняемый в убийстве 77 человек, выступил с речью. Он пообещал изменить риторику ради семей погибших. Перед этим подсудимый смог добиться отстранения от процесса одного из судей. Сразу после терактов судья требовал на форуме в интернете смертную казнь для Брейвика.

Второй день судебного процесса «норвежский стрелок» Андерс Брейвик, так и не сменивший свой бледно-золотой галстук, начал с того, что заявил отвод судье. Подсудимому не понравились высказывания в интернете Томаса Индребо, одного из шести судей, рассматривающих дело, передает AFP. На следующий день после терактов в Норвегии Индребо написал на форуме издания «Верденсганг» сообщение, в котором призывал казнить Брейвика.

«Самое объективное и справедливое наказание в подобном случае — смертная казнь», — написал судья, поставив сразу десять восклицательных знаков.

Для входа на форум он использовал свой аккаунт в сети Facebook. Индребо не стал отпираться, признав свое авторство. Однако, как оказалось, он нарушил правила суда, скрыв свою активность в интернете. Он является непрофессиональным судьей и, принимая предложение участвовать в судебном процессе, заполнял анкету, в которой есть вопрос об участии в социальных сетях.

Возглавляющая коллегию судья Элизабет Арнцен взяла получасовой перерыв, после которого сообщила, что Индребо покинет процесс. Она пояснила, что это было единогласное решение всей судейской коллегии.

Далее по плану было назначено выступление самого Брейвика. Утром он пришел в суд со стопкой бумаг. Журналисты предположили, что это заготовка речи. Перед процессом высказывались опасения, что подсудимый воспользуется выделенным ему временем для пропаганды своих националистических взглядов. Именно об этом с момента ареста Брейвика говорили представители власти и правоохранительных органов.

Перед своим выступлением Брейвик заявил, что он «смягчил свою риторику» ради находящихся в зале родственников жертв и пострадавших — и надеется, что все будет в «приемлемых рамках».

Он сразу заявил, что в прессе Норвегии его представляют как неудачника, используя при этом самые нелестные выражения. «Но я провел самую зрелищную операцию среди националистических войн этого века», — заявил Брейвик. Далее он начал углубляться в рассуждения о мультикультурном обществе в Норвегии. Судья прервал его, иронично уточнив, не читает ли выступающий свой 1500-страничный манифест. Журналисты, присутствующие в зале, также отметили, что речь Брейвика больше похожа на защиту диплома — слишком много в ней ссылок на исследования и статистические данные.

Приводимые агентствами цитаты лаконичны. «Когда мирная революция невозможна, единственным вариантом является насильственная революция». «Люди, которые называют меня злым, не поняли разницу между злым и безжалостным». «Я бы сделал это снова», — заявил Брейвик, добавив, что действовал во благо нации и хотел предотвратить «гражданскую войну». В конце концов судья была вынуждена напомнить Брейвику, что он хотел «изменить риторику». «Пожалуйста, сделайте это», — попросила Элизабет Арнцен.

«Жизнь в тюрьме меня не пугает, я родился в тюрьме и был вынужден смотреть, как мой народ деградирует, — продолжил Брейвик. — В этой тюрьме вы не можете протестовать, и она называется Норвегией». На рассуждениях о чести умереть, как мученик судья снова его прервала, предупредив, что половина отведенного на выступление времени прошла. Брейвик согласился пропустить свои ремарки относительно жизни в Японии и Южной Корее, «ужасный режим» которых он полностью поддерживает, и перелистнул несколько страниц вперед.

На словах об агрессивных культурах, таких «как ислам, которые будут расти как рак», собравшиеся в зале начали ерзать на скамьях и неодобрительно перешептываться.

Однако Брейвик их осадил: «Тут много говорилось о пяти днях, которые мне были выделены (для вопросов), однако меня никто ни о чем не спросил. Есть только этот час. И он имеет очень важное значение!»

Еще спустя несколько минут на словах о христианах, ставших преследуемым меньшинством среди засилья ислама, Брейвика прервал адвокат, представляющий интересы пострадавших и семей погибших. Он пояснил, что получил множество смс-сообщений от клиентов, которые бурно реагируют на речь подсудимого.

Однако судья предоставила Брейвику возможность добраться до заключения.

Выступающий напомнил, что он с детства был в центре конфликта между мусульманами и коренными норвежцами, которые сейчас оказались в меньшинстве в своей стране. И он, по его словам, видел, что мусульмане не признают и даже презирают Норвегию, отказываясь «включаться» в страну и требуя автономии для себя в Европе. По мнению подсудимого, агрессия рано или поздно выплеснется, и произойдет это в ближайшее десятилетие.

Еще раз заявив, что массовое убийство на острове Утойя было необходимой профилактикой, Брейвик закончил речь фразой: «Я требую, чтобы меня освободили!»

После этого судьи объявили перерыв, во время которого адвокат потерпевших Кристиан Лундин, заявил, что «не было необходимости слушать его так долго». «Как и ожидалось, своим выступлением он попытался создать политическую платформу», — добавил он.

Суд продолжится вопросами к Брейвику со стороны прокурора. Они беседовали в спокойном и практически дружелюбном тоне, отмечают собравшиеся в зале. Иностранные журналисты добавляют, что стиль допроса совсем не такой воинственный, как бывает в США или Великобритании. Прокурор Инга Бейер Энг начала допрос с вопросов о детстве Брейвика, вспомнив, что в прессе его молодые годы показывались весьма мрачными. «Я тоже видел, что СМИ сделали из моего детства. Но это не отражает действительность. У меня было хорошее детство», — выделив последние два слова заявил подсудимый. Он пояснил, что бросил школу, так как создал свою компанию по продвижению телекоммуникационных услуг. Он не имел законченного образования, но подчеркнул, что много занимался самообразованием — 15 тысяч часов с 1998 по 2010 год. Удивившемуся точными данными прокурору Брейвик пояснил, что ему важно показать конкретный уровень знаний. «Конечно, я мог бы распечатать диплом для себя…» — пошутил Брейвик, намекая на свой нелегальный заработок по производству фальшивых документов.

Рассказывая, откуда у него интерес к религии, он пояснил, что изучал ее в интернете по «Википедии». «Я не был религиозным человеком, но, как говорят, в окопах нет атеистов», — добавил Брейвик.

Продолжив рассказ о бизнесе, Брейвик сообщил, что изготовление фальшивых дипломов было аморально, но не противозаконно. Он похвалился, что создал основы для отмывания денег в семи странах, в том числе на Багамских островах и странах Балтии после встреч с местными националистами, которые не хотели платить налоги. Какой механизм придумал Брейвик, не сообщается. Свой первый миллион он заработал в 24 года, в 26 лет — еще четыре миллиона.

«Было бы правильнее смотреть на меня как на продавца, — вкрадчиво пояснил он. — Я продаю послания и идеологию!»

Переходя к политическим взглядам, Брейвик пояснил, что всегда имел четкие правые взгляды. Но при этом долгое время относился к мусульманам по-дружески. Объясняя националистический уклон, он признался, что много пережил: «Я много видел и многое испытал. Я был жестоко атакован мусульманами».