Милиция валит на лошадь

С ГУВД Самары судится мать экс-депутата, погибшего после задержания конным патрулем

РИА «Новости»
В пятницу в Самаре начался суд по иску, поданному матерью погибшего Георгия Кутузова. В марте этого года сотрудницы конного патруля приковали его к стремени, лошадь понесла и протащила задержанного по асфальту. Кутузов два месяца лежал в больнице, но скончался от кровоизлияния в мозг. Мать жертвы требует от ГУВД и Минфина 5 млн рублей компенсации.

В Самаре началось рассмотрение по существу иска к ГУВД матери Георгия Кутузова, сын которой скончался от полученных в результате задержания травм.

76-летняя Полина Кутузова требует от ГУВД Самары возместить ей моральный ущерб в размере 5 млн рублей и имущественный вред не менее 25 тысяч рублей.

Ответчиком помимо ГУВД выступает также Министерство управления финансами Самарской области.

Инцидент произошел 11 марта 2010 года. 48-летний экс-депутат горсовета Кутузов, работавший в это время программистом в одном из филиалов ОАО «Волга Телеком», привлек внимание сотрудниц взвода конной милиции Татьяны Терехиной и Лидии Котовой. Они проверили у него документы и предложили пройти до ближайшего опорного пункта для освидетельствования на предмет алкогольного опьянения. Кутузов отказался, и патрульные решили доставить его в отделение силой. Наездницы приковали Кутузова наручниками к стремени одной из лошадей. У пешеходного перехода лошадь, испугавшаяся сигнала проезжающего автомобиля, понесла. Кутузова она протащила по асфальту почти сто метров, ударяя копытами. В больницу экс-депутата доставили с ушибами грудной клетки, травмами головного мозга, правого плеча, а также вывихом лучезапястного сустава правой руки. Через два месяца Кутузов скончался от кровоизлияния в мозг.

Как рассказал «Газете.Ru» адвокат Кутузовой Андрей Соколов, в пятницу суд допросил четырех свидетелей: саму Кутузову, ее дочь и двух очевидцев.

Одна из свидетельниц видела, как наездница пристегивала Кутузова к лошади, другая – как животное тащило его по улице. Родственники на заседании, по словам адвоката, рассказывали о том, как жителя Самары доставляли в больницу и о его состоянии в течение двух месяцев лечения.

Следующее заседание назначено на 13 ноября. Через две недели суд продолжит допрос свидетелей. «У нас их более тридцати: от свидетелей непосредственно инцидента до врачей. Среди свидетелей также сотрудники ГУВД Самарской области Сизоков, Шахов, Кузьмин, начальники ППСМ при УВД Самары, обе наездницы», — отметил адвокат.

По его словам, позиция ответчика на суде проста: «Мы ни при чем»».

Аргументы ГУВД адвокат назвал «дурацкими»: представитель милиции утверждает, что не доказано, от чего именно наступила смерть, и что не существует справки о незаконных действиях милиционеров. «Есть административное сопротивление на этом процессе, — считает адвокат. – К примеру, соответчиками по иску привлечены Котова и Терехина. Причем привлечены были подковерно: мы иск подавали только к ГУВД и Минфину, милиционеров не заявляли и об этом узнали только сегодня на заседании». Напомним, сотрудницы конной милиции были уволены из органов без широкой огласки.

В отношении Котовой через полгода после инцидента возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 286 УК (превышение должностных полномочий с применением спецсредств).

Именно она, считают следователи, приковала Кутузова к лошади. Проверку действий Котовой проводили повторно: в первый раз руководство самарского ГУВД не нашло нарушений в ее действиях. Сейчас расследование продолжается.

Защита семьи Кутузова заявила, что будет добиваться возбуждения уголовного дела и против Терехиной. «Я уверен, что обе — и Котова, и Терехина — должны нести ответственность. При этом непонятно, почему Терехина, как старшая патруля, ее избежала. Она же видела, как ее подчиненная пристегивает Кутузова к лошади, но не воспрепятствовала этому, а это как минимум халатность», — считает Соколов.

К уголовной ответственности пытались привлечь и жертву: против Кутузова, пока он был жив, возбудили дело по ст. 319 (публичное оскорбление представителя власти). Наездницы заявили, что приковать его наручниками к лошади пришлось из-за его агрессивного поведения. Дело (за отсутствием состава преступления) прекратили уже после похорон погибшего.