Пенсионный советник

Пираты сели за разведку

Организатор нападения на Arctis Sea Дмитрийс Савинс приговорен к семи годам колонии

Елена Шмараева 15.06.2010, 10:21
РИА «Новости»

Организатор нападения на Arctis Sea Дмитрийс Савинс рассказал в суде, как набрал команду пиратов с криминальным прошлым, подготовился к захвату и почти месяц держал в плену 15 членов экипажа. Их регулярно водили в баню, но заклеивали рот скотчем и заставляли перекрашивать судно. Заказчиком нападения был эстонский бизнесмен Эрик Кросс, утверждает осужденный на семь лет колонии пират.

Обвиняемого в захвате сухогруза Arctic Sea Дмитрийса Савинса, 35-летнего гражданина Латвии, утром в пятницу доставили под конвоем в 404-й зал Мосгорсуда. Невысокий брюнет в джинсах и полосатой рубашке лица не скрывал — наоборот, смотрел на журналистов и участников процесса с приветливым, хотя и усталым выражением лица. Савинсу предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 227 УК РФ (пиратство), напомнила прокурор Амалия Устаева, которая представляла сторону гособвинения вместе со своим коллегой Тимуром Борисовым. Когда участников одного из самых загадочных преступлений последних лет задержали и доставили в московское СИЗО «Лефортово» (это было в конце августа 2009 года), он вместе с остальными сообщниками отрицал свою вину, рассказывая следователям, что работает экологом, а на борт Arctic Sea поднялся, чтобы попросить помощи. В марте 2010 года Савинс заключил досудебную сделку со следствием, согласившись дать признательные показания и назвать заказчика захвата. Постановление о досудебном соглашении подписал лично заместитель генпрокурора Виктор Гринь. Слово свое Савинс сдержал.

Он рассказал, что заказчиком захвата Arctic Sea «по сомалийскому сценарию» был известный эстонский бизнесмен Эрик-Нийле Кросс.

В пятницу судья Мосгорсуда Андрей Расновский, рассмотревший дело пирата единолично, огласил показания, которые Савинс дал следователям Главного следственного управления (ГСУ) СКП России. В них латвийский подданный рассказывал, как познакомился с Кроссом, как тот уговорил его стать пиратом, как Савинс подобрал и подготовил команду и как происходил сам захват судна.

Подготовка к нападению

Выпускник Латвийской морской академии Савинс и крупный бизнесмен Кросс познакомились в 2006 году. Савинс работал директором судоходной компании в столице Эстонии Таллине, и с будущим заказчиком преступления у них были общие интересы в бизнесе. Постепенно они стали приятелями, арендовали офисы в одном здании, часто вместе ужинали, приглашая с собой жен, несколько раз Савинс бывал у Кросса в гостях. Они оба увлекались машинами и огнестрельным оружием. В августе 2008 года Кросс, который, как рассказал подсудимый на процессе, 10 лет возглавлял эстонскую внешнюю разведку, предложил бизнес-партнеру организовать захват грузового судна и пообещал вознаграждение — 100 тысяч евро. «Я был шокирован, сразу не ответил», — вспоминал в суде Савинс. Но через месяц начал подготовку к пиратской вылазке.

Как объяснял в суде Савинс, решиться на отчаянный шаг его заставили сложные жизненные обстоятельства. Дело было не в деньгах, говорит подсудимый, финансовых проблем он не испытывал. У Савинса болела мать: у 54-летней женщины обнаружили рак в последней стадии, врачи прогнозировали, что она проживет несколько месяцев. «Сейчас я понимаю, я читал литературу по психологии, что занимался фактически рационализацией самоубийства. Хотел перечеркнуть все, что у меня было. Сейчас смотрю на все вокруг себя, — обвиняемый обвел глазами клетку и стороживших его милиционеров, — и понимаю, что мне это удалось». 5 октября 2008 года мать Савинса умерла у него на руках, а на следующий день после похорон он начал выполнять поручение Кросса.

Савинс предложил заказчику захватить судно в акватории Атлантического океана, к западу от пролива Гибралтар, и набрать человек 12 их числа бывших военных, умеющих обращаться с оружием.

Кросс внес коррективы: предложил напасть на судно немного южнее, чтобы не попасть в зону патрулирования военных кораблей, вместо военных использовать «склонных к авантюрам» людей, возможно, с криминальным прошлым, а вместо автоматов вооружиться гладкоствольными ружьями, которые можно купить свободно, не привлекая лишнего внимания. Савинс согласился на условия босса, и они начали собирать команду. Первым в нее попал Виталис Лепинс — сводный брат Савинса, которого последний собирался взять с собой в качестве личного телохранителя. Лепинс согласился, соврав жене, что брат устроил его коком (поваром) на судно, которое должно было отплыть из Эстонии.

Остальных членов банды подбирал заказчик. «Человек восемь я сразу отбросил: тех, у кого были судимости за убийство, плохо физически развитых людей, а также тех, кому больше 42—43 лет», — сообщил Савинс. Из оставшихся собеседование тоже прошли не все. После разговора с будущим капитаном-пиратом в группу вошел Андрей Лунев — он был действующим боцманом на гражданских судах, подходил по физическим данным. Савинс сделал его своим «замом по морской части»: когда они попадут на борт захваченного корабля, он должен будет выполнять обязанности боцмана. Игорь Борисов, физически развитый мужчина с криминальным прошлым, нужен был для участия в силовой части операции и руководства остальными членами команды. Эдуард Адамов, которого тоже взяли в группировку за хорошие физические данные, в самом захвате не участвовал, позже его заменил Алексей Булев. Дмитрий Бартеньев, еще один пират с криминальным прошлым, имел опыт выхода в море в качестве матроса на танкере. Алексей Андрюшин, крепкий мужчина с техническим образованием, должен был выполнять слесарно-монтажные работы. Евгения Миронова, бывшего морпеха эстонской армии, позже привел в группировку Борисов.

Всем участникам будущего захвата обещали заплатить по 10 тысяч евро, но задачи описывали крайне туманно: где именно, когда и с какой целью им нужно будет напасть на судно, Савинс не сообщал.

С октября заказчик платил Савинсу деньги на подготовку — транши по 20, 30, 40 тысяч евро. На них организатор купил оранжевую моторную лодку с надувными бортами и твердым дном (незадолго до выхода в море ее перекрасили в серый цвет) и зарегистрировал ее в Британском регистре малых судов (там была возможность поставить лодку на учет через интернет, не показывая ее). Затем сообщники приступили к покупке необходимого для захвата оборудования, в том числе альпинистского снаряжения. Выбирать снаряжение Савинсу помогал Сергей Демченко — они вместе учились в школе в латвийском городе Малпилс, откуда оба родом. Помимо Демченко помощником Савинса «на суше» был Мартин Плассет, бывший военный, который участвовал в разработке стратегии нападения.

В марте 2009 года сообщники отправились на полигон под Таллином, где использовали руины полуразрушенного трехэтажного здания в качестве условной модели судна. После тренировок со всех сняли мерки для спецодежды — черных штанов и курток с надписью «Police» на спине, также всем членам команды полагались шапки-маски с прорезями для глаз и рта.

В апреле 2009 года Плассет и Савинс провели с командой теоретические занятия, обучали морской терминологии и основам ведения переговоров на английском языке. Для этих лекций арендовали помещение в таллинской школе, а чтобы у администрации не возникло лишних вопросов при виде морского снаряжения, представились охранной фирмой, которая проходит подготовку для защиты от пиратства. Обучать сообщников помогал боцман Лунев, который недавно вернулся из морского похода. «Сам я последний раз ходил в море в 2002 году», — признался Савинс. Тогда же придумали позывные: Савинс — «Альфа», Лунев — «Боцман», Борисов — «Папа» (потому что был самым старшим), Бартеньев — «Дельта», Адамов — «Элвис», Миронов — «Жорж», Андрюшин — «Леший».

У многих будущих пиратов обучение морскому делу шло плохо, и в конце апреля Савинс заявил Кроссу: ничего не получится, в Атлантическом океане слишком сложные погодные условия, команда не справится.

Тогда заказчик предложил альтернативный вариант — захват корабля в Балтийском море, а вознаграждение колеблющемуся Савинсу увеличил вдвое — до 200 тысяч евро.

Савинс согласился. «Он давил на меня. Давал понять, что истрачены огромные деньги, что эти деньги не его, что ему нужно отчитываться перед кем-то вышестоящим», — объяснял суду пират.

Примерно за месяц до вылазки Савинс и Демченко купили оружие. Сначала приобрели АК-47, причем не действующий образец, а макет, настаивает подсудимый. У «калашникова» были движущиеся части, и выглядел он реалистично, но не стрелял. Надпись «Учебный» с автомата сточили. Демченко купил еще несколько незарегистрированных охотничьих ружей у фермеров, сделал из них обрезы, а также приобрел патроны с уменьшенным количеством пороха и резиновыми пулями — «чтобы оружие не было летальным». «На теоретических занятиях мы объясняли, что не убийцы и не желаем причинить вреда морякам», — уверяет Савинс. Но все же прихватил с собой боевой револьвер «Вальтер», доставшийся ему от деда. К тому же в арсенале пиратов была винтовка с оптическим прицелом (правда, прицел потеряли при высадке на Arctic Sea).

О том, что их целью будет именно Arctic Sea, Савинс узнал в июне 2009 года, а команда до последнего была уверена, что объект выберут уже после выхода в море.

Кросс объяснял Савинсу свой выбор тем, что сухогруз с финским лесом на борту — нескоростная удобная цель, а у судовладельца, по его данным, достаточно денег на выкуп.

23 июля 2009 года лодка с восемью пиратами на борту вышла в Рижский залив и взяла курс в Балтийское море. Их сообщники на земле следили за показателями автоматической идентификационной системы (AIS), отслеживая перемещения Arctic Sea. Через пару часов пираты уже следовали за сухогрузом, а ночью начали вылазку.

Захват и исчезновение Arctic Sea

Савинс рассказал, что альпинистское снаряжение ему и подчиненным даже не понадобилось: из-за погодных условий и просадки судна под тяжестью груза им удалось «просто попрыгать» на борт.

На ходовом мостике был второй помощник Александр Кузнецов, при виде пиратов он закричал, его повалили на пол и связали, после чего заставили вызвать сначала второго механика Дмитрия Кузнецова, а потом капитана Сергея Зарецкого.

Обоим Кузнецовым заклеили скотчем рот и глаза, а Зарецкого «из уважения к званию» связанным просто посадили в кресло. Третий механик Олег Дещеня, услышав шум, тоже поднялся на палубу, но, увидев людей в масках, с криком побежал будить команду. Его догнали и тоже связали по рукам и ногам. Матроса Сергея Петрука и кадета Дмитрия Фазылова избили за сопротивление (последний не угодил пиратам еще и тем, что после того, как был связан в первый раз, высвободился из пут). Остальных — старпома Евгения Фалина, старшего механика Игоря Шумика, механика Владимира Кашина, боцмана Владимира Волова, матросов Михаила Потехина и Николая Курицына, монтера Евгения Достовалова, моториста Александра Лыжина и кока Павла Дулова — застали в каютах. Их тоже связали.

Пираты, хотя и знали русский язык, говорили с матросами по-английски. Савинс, как он выражается, «для красоты» еще и изображал польский акцент. Он сразу же выяснил у капитана, угрожая ему «Вальтером», где находятся кнопки аварийной сигнализации, и пираты вывели их из строя. Свой катер захватчики подняли на борт Arctic Sea с помощью палубного грузового крана и накрыли брезентом. Из шведских территориальных вод, где произошло нападение, пираты направили сухогруз в Бискайский залив, где вывели из строя систему AIS.

По дороге капитан Зарецкий ухитрился связаться с судовладельцем, но толком не успел объяснить, что произошло. Вскоре после этого Arctic Sea пропал с радаров, а мобильные телефоны капитана и других членов экипажа полетели за борт.

Обнаружив, что капитан звонил и судно начнут искать, Савинс связался Кроссом: на случай такого форс-мажора сообщники договорились об эвакуации, которую должен был обеспечить заказчик. Но он не торопился выручать пиратов. «Моего клиента подставили, и очень грубо», — описал сложившуюся ситуацию в суде адвокат Савинса Эгонц Русановс. Направившись из Бискайского залива в сторону Азорских островов, Савинс — «капитан пиратского судна», как он теперь себя называет, — впервые связался с владельцем Arctic Sea, директором финской компании Solchart Management Виктором Матвеевым. Савинс говорил по-английски с помощью специального устройства, которое изменяет голос (он заранее заказал его по интернету из США), представляясь майором Мариушем. Он потребовал выплатить 1,5 млн евро, не обращаться к спецслужбам и не сообщать ни о чем в прессу.

«Матвеев нервничал, бросал трубку, не перезванивал. Сказал, что денег нет, и порекомендовал позвонить страховщику», — вспоминает Савинс. В страховой компании сказали, что «никому ничего не собираются платить».

Тем временем экипаж корабля оставался в заложниках. Их поселили в каюты по 4—5 человек, предварительно повыбивав дверные замки, перемещения на судне контролировали пираты. «Сейчас, сидя в камере, я понимаю, каково это, — сочувствует бывшим пленникам подсудимый. — Правда, у них был лучший вид из окна». Савинс рассказывает, что всем членам экипажа разрешали каждый день мыться в душе, раз в неделю водили в сауну, а потом разрешали выпить пива и искупаться на палубе в бассейне. Повар Дулов и его конвоир Лепинс даже подружились, уверяет пират. С самой первой ночи ни один из пиратов больше не стрелял и никого не бил.

«Причинение вреда моряку — это нельзя, это плохо, это табу, эту харам», — убеждал собравшихся в суде Савинс.

По пути к Азорским островам пираты заставили команду сухогруза закрасить название Arctic Sea, снять все спасательные круги с символикой и написать на другое название — Tania. Когда мимо проходили корабли, Савинс представлялся капитаном кубинского судна, порт приписки Гавана, а на вопрос о неработающей AIS отвечал: «Небольшая техническая поломка». Сначала пираты надеялись дойти до Мадейры и там высадиться, бросив корабль, потом до Канарских островов, но там не вовремя начались лесные пожары, которые тушили с воздуха, и авиация могла заметить подозрительное судно. Тогда захватчики взяли курс на Кабо-Верде, как им рекомендовал наконец-то пообещавший эвакуацию заказчик. По дороге они еще раз поменяли название, став для проходящих кораблей северокорейским судном.

В это самое время Сергей Демченко, который должен был помогать пиратам с суши, с не вполне понятной целью связался с российскими спецслужбами. Как он потом объяснял Савинсу, он явился в ФСБ «с требованием выкупа».

Видимо, он же сообщил о местонахождении Arctic Sea. Вместо выкупа к пиратам поспешил российский эсминец «Ладный». Сообразив, что их преследуют, захватчики побросали за борт оружие, и военным сдались уже под видом экологов.

Чистосердечное признание и приговор

Пиратов задержали 17 августа 2009 года и отправили на борт «Ладного». Там их побили, уложили на палубу, а потом затолкали в душевую площадью 3 на 3 метра.

Пираты-арестанты еще раз обсудили позицию: они экологи, их набрали для участия в миссии в Таллине по объявлению, а у экипажа Arctic Sea они попросили помощи, когда кончилось топливо.

В Москве их отправили в СИЗО «Лефортово», а освобожденных моряков отправили по домам, взяв подписку о неразглашении подробностей попадания в плен и освобождения. История захвата Arctic Sea породила множество споров о том, что на самом деле везли российские моряки. Ни признание пирата Лунева, который первым заключил сделку со следствием, ни показания Савинса не подтвердило слухи о якобы находившемся на сухогрузе оружии: пираты говорят, что были уверены — на борту Arctiс Sea лес, который везут из Финляндии в Алжир.

Приговор Луневу после короткого судебного разбирательства, которое прошло за закрытыми дверями, вынесли 7 мая 2010 года. Он получил пять лет строгого режима. Процесс над Савинсом, который тоже проходил в особом порядке в пятницу, был открытым и завершился за один день.

Судья Расновский постановил, что организатор пиратского нападения должен провести 7 лет в колонии строгого режима.

Адвокат Савинса Сергей Гольтяев сообщил «Газете.Ru» после заседания, что его клиент обжаловать решения суда не желает. Несмотря на то что в последнем слове пират просил не давать ему больше пяти с половиной лет. У него есть жена и двое сыновей. Младший родился, когда Савинс уже был в московском изоляторе — в феврале 2010 года. Выступая в Мосгорсуде, пират с двумя высшими образованиями рассказал, что боится за жизнь своей семьи. «Я назвал имя Кросса следователям, но не думал, что оно прозвучит в суде. Моей семье уже поступали угрозы», — проговорил из стеклянной клетки-«аквариума» Савинс, теребя воротник рубашки.

Сам Эрик Кросс, бывший глава эстонской внешней разведки, а ныне историк и предприниматель, заявил эстонской газете Eesti Paevaleht, что не является заказчиком захвата сухогруза Arctic Sea: «Утверждения, что я заказал захват Arctic Sea, не соответствуют действительности». В СКП России, который продолжает расследование по делу о нападении пиратов на судно, в пятницу сообщили, что проверяют показания Савинса.