«Адекватная в цивилизованных странах сумма»

Семья совершившего самоубийство курсанта отсудила 3,5 млн рублей компенсаций

ИТАР-ТАСС
Семья курсанта, покончившего жизнь самоубийством из-за постоянных побоев сокурсников и сержантов, получит компенсацию в 3,5 млн рублей. По словам правозащитников, суммы компенсаций жертвам произвола военных и милиционеров в России «начинают приближаться к европейским стандартам».

В четверг суд удовлетворил иск семьи покончившего счеты с жизнью курсанта первого курса Новосибирского высшего военного командного училища Радмира Сагитова к Минобороны.

По решению Октябрьского районного суда Новосибирска за смерть курсанта военному ведомству придется отдать 3,5 млн рублей.

В качестве компенсации морального ущерба Минобороны выплатит матери и отцу Сагитова по 1,5 млн рублей, его старшей сестре — 500 тыс. рублей. Кроме того, как сообщила «Газете.Ru» адвокат семьи Сагитовых Анна Чурикова, суд обязал министерство выплатить материальные затраты семьи (в том числе и на похороны) в размере 36 тыс. рублей.

В иске помимо Минобороны среди ответчиков также значилось Министерство финансов. Однако суд решил, что Минфин к инциденту отношения не имеет.

По словам адвокатов, представители обоих ведомств на процессе настаивали на том, что расплачиваться с родственниками должны курсанты и сержанты училища, которые довели Сагитова до самоубийства.

Первокурсник военного училища Сагитов вскрыл себе вены 5 марта 2008 года. Когда его нашли, он еще был жив, но спасти курсанта медикам не удалось — Сагитов скончался от потери крови. Он оставил две предсмертные записки. В одной попросил прощения у родителей. Во второй, адресованной однокурсникам, он написал: «Я думал, что здесь действует военный устав, а не зоновские понятия. Научитесь оценивать человека сразу. Чем же я заслужил судьбу несчастного изгоя? Я устал плыть против течения». По словам представителей межрегиональной правозащитной организации «Агора», в которую входят и адвокаты семьи Сагитовых, семь месяцев до самоубийства курсант находился «в нечеловеческих условиях»: однокурсники и старшие чины постоянно избивали Сагитова и издевались над ним.

После суицида было возбуждено уголовное дело.

Следователи установили, что до самоубийства курсанта довели семь курсантов и три сержанта Новосибирского высшего военного командного училища.

На скамье подсудимых оказались курсанты Марат Бекоев, Дмитрий Короев, Автандил Гиголаев, Тимур Бегиев, Сетага Чехоев, Виктор Петров, Аляс Пилия, старший сержант Сергей Панжеев и младшие сержанты Денис Хагба и Николай Болатаев. Все они, кроме Пилии, были признаны виновными по ст. 335 (нарушение уставных правил отношений) и по ст. 286 (превышение должностных полномочий) УК. Пилия был осужден по ст. 116 (нанесение побоев). Кроме Бегиева и Петрова, приговоренных к 3 и 2 годам лишения свободы условно, все виновные в смерти Сагитова получили реальные сроки — от двух до пяти лет в колонии общего режима. Также суд вынес частное определение в адрес главнокомандующего сухопутными войсками Минобороны об устранении в Новосибирском высшем военном командном училище причин, которые способствовали совершению преступления.

Чурикова рассказала, что семья Сагитова требовала больших выплат: по 2 млн всем трем истцам за моральный ущерб и еще 25 тыс. рублей материальной компенсации.

Тем не менее после заседания адвокат заявила, что истцы остались довольны решением суда. «Это очень хороший показатель, хороший процент удовлетворенной суммы. Обычно суды выносят постановления о выплате меньших сумм относительно требуемых выплат. Мы обжаловать решение, естественно, не будем. Минобороны может обжаловать в течение 10 рабочих дней», — прокомментировала Чурикова.

Председатель «Агоры» Павел Чиков назвал принятое судом решение «принципиальным».

«Во-первых, суд признал ответчиком Минобороны, с которого фактически взыскать компенсацию будет делом техники. А во-вторых, определил беспрецедентную для России, но вполне адекватную в цивилизованных странах сумму», — отметил он. По словам Чикова, обычно компенсации жертвам военного и милицейского произвола или их родственникам составляли примерно 200 тысяч рублей, не считая страховых выплат. «Кто выплачивает, зависит от того, кем совершено преступление. Если жертва была в подчинении у обвиняемого, как в случае с Сагитовым, то выплачивает казна», — уточнил собеседник.

В России среди тех, кто получил рекордные суммы компенсаций, по словам Чикова, числятся солдат-срочник Артем Казначеев, которого избивали в части, и нижегородец Сергей Санкин, избитый милиционерами. Казначеев отсудил у государства 500 тыс. рублей, а Санкин – 3 млн рублей. «Силами общественных организаций суммы компенсаций увеличиваются и начинают приближаться к европейским стандартам. В том числе и к выплатам, которые назначает Европейский суд по правам человека», — сказал Чиков.