Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Полиция без защиты: французы отказали силовикам в анонимности

Парламент Франции отозвал законопроект о запрете публикаций изображений полицейских

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Парламент Франции отозвал спорный законопроект «О глобальной безопасности», спровоцировавший массовые демонстрации и беспорядки по всей стране. Французы в штыки восприняли идею ввести запрет на фото- и видеосъемку стражей правопорядка, нарушение которого грозило годом тюрьмы и серьезным штрафом. По экспертной оценке, в обществе давно назревает недовольство полицией и другими представителями власти. При этом по мере приближения президентских выборов текущая ситуация бьет также и по окружению Эммануэля Макрона.

Правящая коалиция в Национальном собрании Франции отзывает статью 24 находящегося на рассмотрении законопроекта «О глобальной безопасности», спровоцировавшую массовые протесты в крупнейших городах Франции.

Как заявил глава делегации правящей партии «Вперед, Республика!» Кристоф Кастанер, депутаты собираются изменить спорные положения и представить полностью переработанный вариант документа. «Нам удалось представить законопроект, который является свидетельством реального прогресса по более глубокой интеграции всех участников системы обеспечения безопасности. Непонимание же, возникшее из-за этой статьи, не должно блокировать многие преимущества данного законопроекта», — отметил Кастанер.

Недовольство среди населения, в том числе у ряда французских политиков и журналистов, вызвало положение законопроекта, согласно которому под запрет попадали фото- и видеосъемка стражей порядка.

За распространение «изображения лица или другого элемента идентификации представителя национальной полиции, жандарма или сотрудника муниципальной полиции с целью нанести ему вред физического или психического характера» парламентарии предлагали наказывать лишением свободы на год и штрафом в размере €45 тыс.

С точки зрения критиков законопроекта, власти собираются ограничить свободу прессы или свободу на распространение и получение информации во Франции. Однако, по словам Кастанера, основная цель статьи — защита личной жизни сотрудников правоохранительных органов вне их службы. В последнее время полицейские и жандармы все чаще становятся объектами кампании травли и призывов к насилию в их отношении в социальных сетях.

Представитель «Вперед, Республика!» отдельно отметил, что документ не запрещает фото- и видеофиксацию работы полицейских во время задержаний и прочих заданий и публикацию этих кадров в сети. Впрочем, все же признал, что недопонимание и вызванные законопроектом протесты говорят о необходимости переработки 24-й статьи.

Реакция общества на инициативу, действительно, стала достаточно показательной — на прошлых выходных в акциях протеста по всей Франции приняли участие более 130 тыс. человек.

В Париже, по официальным данным, протест поддержали около 46 тыс. человек, демонстрации начались мирно, но в итоге переросли в беспорядки и столкновения с силами правопорядка. В ходе стычек пострадали 98 полицейских и жандармов, в результате акции задержали около 80 погромщиков.

Напряженности данным событиям также добавило то, что на фоне продвижения спорного законопроекта в Париже произошел инцидент с нападением нескольких стражей правопорядка на темнокожего мужчину. 21 ноября полицейские избили человека за прогулку без медицинской маски. Инцидент попал на видео и разошелся в соцсетях.

Избиение темнокожего осудил президент Франции Эммануэль Макрон. Он потребовал от МВД республики наказать полицейских, причастных к инциденту. Кроме того, французский лидер потребовал от правительства внести предложения по повышению доверия населения к сотрудникам сил правопорядка.

Французская радикализация

С точки зрения главного научного сотрудника ИНИОН РАН Наталии Лапиной, протесты против законопроекта «О глобальной безопасности» связаны не только с текущей ситуацией во Франции, но и с тем, что среди французов устойчиво растет недовольство всеми уровнями власти.

«Единственный представитель власти, который все еще пользуется поддержкой французов, это мэр — он ближе всего к людям и наиболее узнаваем для них. Если же рассматривать поддержку национального уровня власти, этот показатель рейтинга постоянно снижается. В полиции происходит такая же ситуация, так как это один из институтов власти.

За последние несколько лет поддержка сил правопорядка упала с 72% до 66%.

Резкое падение было зафиксировано во время летних протестов против жестокости полиции и расизма, которые запустило убийство афроамериканца в США», — сказала эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Во Франции идет серьезная радикализация общественных настроений, что было видно еще во время демонстраций «желтых жилетов», считает Лапина. Изначально акции запустили простые французы, но потом к ним присоединились радикалы из предместий, из-за чего, в целом, мирные демонстрации переросли в погромы.

«Французская полиция также находится в сложной ситуации, так как действует в условиях серьезных ограничений, когда общество сильно напряжено. В совокупности это дает такие протестные выступления, которые мы наблюдали на фоне обсуждения закона «О глобальной безопасности», — отметила эксперт.

Тут стоит учитывать, что полицейские живут в крайнем напряжении из-за бесконечных конфликтов и патрулирований на фоне пандемии COVID-19, указала Лапина. Это может способствовать росту агрессии у некоторых представителей сил правопорядка.

По мнению эксперта, в текущих условиях пересмотр спорного законопроекта — верный шаг со стороны французского руководства, хотя зачастую власть не любит признавать свои ошибки. Показательно, что правительство пошло на этот шаг, несмотря на то что документ уже преодолел голосование в Национальном собрании и был передан в сенат.

Проблема президента

Массовые протестные волнения во Франции проходят в достаточно непростое время для республики. Тот же инцидент с темнокожим произошел из-за введения мер по самоизоляции граждан в рамках борьбы с распространением коронавируса.

Вместе с пандемией по ситуации в стране бьет рост террористической активности: целая серия нападений исламских радикалов произошла на территории Франции в октябре из-за отсутствия критики со стороны властей в отношении карикатур на пророка Мухаммеда и запуска целой антифранцузской кампании в исламском мире.

Как заявил в разговоре с «Газетой.Ru» руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский,

закон «О глобальной безопасности» — как раз часть юридического механизма, запущенного в связи с ростом террористических угроз на территории Франции и повышением градуса в отношениях между «улицей» и органами правопорядка.

«В той самой 24 статье, во-первых, говорилось о том, чтобы обязать журналистов подавать заявку в органы правопорядка при посещении массовых демонстраций. А второй момент касался запрета передачи и распространения снимков полицейских и жандармов, присутствующих на протестных акциях. Это сделано в защиту сил правопорядка, в особенности тех, кто жаловался на отсутствие обеспечения их безопасности», — пояснил эксперт.

Эти меры отчасти воспринимались в контексте предстоящих президентских выборов, продолжил Рубинский. Макрона критиковали за шаг в пользу правых сил, поскольку именно они по традиции поддерживают меры по обеспечению безопасности и укреплению полиции.

«В левом крыле правящего большинства инициативу восприняли в штыки. Они поддержали протесты против этого закона, так как он ставит под вопрос свободу печати во Франции и как бы дает амнистию действиям полицейских, которые нарушают права граждан. Учитывая, что размах протестам дало избиение темнокожего со стороны четырех полицейских, Макрону пришлось искать путь для урегулирования ситуации», — отметил эксперт.

По сути, президент столкнулся с недовольством внутри партии «Вперед, Республика!», а именно — со стороны бывших представителей партии социалистов, сторонников левого толка.

На фоне приближения выборов это может сыграть против президента, и пока неизвестно, сможет ли он найти баланс в этом вопросе, считает эксперт.

«Текущая ситуация — субпродукт изначальной позиции Макрона, желающего быть не левым и не правым президентом. Выдержать такую позицию достаточно сложно и фактически его реформы больше отвечали интересам правых сил, что продолжается и сейчас. Однако необходимо учитывать, что французский лидер убежден в наличии своего главного конкурента именно в правом лагере, тогда как левый фланг он считает расколотым и ослабленным», — резюмировал собеседник «Газеты.Ru».