Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Расист и генерал Ли: как США переписывают историю

Почему беспорядки вокруг сноса памятника генералу Ли возвращают США на 150 лет назад

Памятник генералу Ли закрывают брезентом Steve Helber/AP
Памятник генералу Ли закрывают брезентом

Неожиданно острый раскол в американском обществе, который возник на месте сноса памятника генералу Ли, герою конфедератов времен Гражданской войны США, — пример того, как в отдельно взятой стране работают методы «переписывания истории». Почему генерал Ли является символом не рабовладения, а американского единства, объясняет эксперт РСМД Наталья Травкина.

Беспорядки в Шарлотсвилле, в результате которых погибли три человека, а 19 человек были ранены, мощным политическом эхом отозвались по всей Америке. Поводом стал митинг, организованный ультраправыми силами США, против демонтажа памятника генералу Роберту Ли, который в годы Гражданской войны в США командовал войсками Конфедерации, то есть штатов, которые весной 1861 года решили объединиться и выйти из состава США.

Реклама

Сам памятник, торжественно открытый в 1924 году, благополучно пережил все самые бурные события и потрясения американской истории последних 100 лет, включая революцию гражданских прав и борьбу за равноправие этнических меньшинств, главным образом афроамериканцев, в 1960-е годы, включая убийство видного правозащитника афроамериканцев Мартина Лютера Кинга.

Изваянию генерала Ли верхом на лошади, казалось, ничего не угрожало, в том числе и по той причине, что в 1997 году он был внесен в общеамериканский реестр исторических достопримечательностей, которые надлежало всячески беречь и охранять.

Тем не менее общемировая волна «переписывания» истории, докатившаяся в середине второго десятилетия XXI века и до Соединенных Штатов, накрыла не только этот, но и большую часть других монументов, памятных стел и названий, отдающих дань исторической памяти героям Конфедерации.

По состоянию на 2016 год в США насчитывалось немногим более 1,5 тысячи исторических памятников и названий лидерам Конфедерации, расположенных на территории 31 штата, включая 718 монументов и скульптур, 300 из которых находились в трех штатах — Джорджии, Вирджинии и Северной Каролине, 109 государственных школ, носящих имя Ли, Джона Дэвиса, Томаса Джэксона и других «икон» Конфедерации; 80 графств и городов, названных в честь видных деятелей Конфедерации, 10 крупных американских военных баз, носящих имена генералов вооруженных сил Конфедерации, расположенных на территории Вирджинии, Северной Каролины, Джорджии, Алабамы, Луизианы и Техаса. Помимо этого, в шести американских штатах официально отмечается девять праздников, связанных с памятными датами в истории Конфедерации.

Таким образом, если кампания по сносу исторических памятников и переименованию городов, улиц и военных баз примет в ближайшее время характер мощной общеамериканской акции, то могут вернуться не только «тени Прошлого», но и кровавые столкновения времен сражений под Ричмондом и Геттисбергом.

Президенты, расколовшие США

Истоки Гражданской войны в США, унесшей за 4 года жизни от 750 до 850 тысяч американцев, следует искать в результатах президентских выборов 1860 года. Центральным вопросом президентских выборов стала проблема рабовладения. Кандидат Республиканской партии Авраам Линкольн, выступавший с позиций нераспространения рабства на всей территории США, получил поддержку исключительно северных штатов, а также Калифорнии и Орегона, набрав 180 голосов выборщиков из 303. Трое его противников-демократов, представлявшие политически фрагментарный Юг США, набрали соответственно 123 голоса выборщиков.

Однако по числу поданных голосов рядовых избирателей картина была прямо противоположной. За Линкольна проголосовало всего 1,87 млн избирателей. За трех его соперников-южан — 2,75 млн.

Линкольн стал законно избранным президентом США, не получив на Юге США ни одного голоса выборщиков.

В штатах Алабама, Арканзас, Флорида, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Северная Каролина и Техас за Линкольна не проголосовал ни один рядовой избиратель этих штатов. Путь к расчленению США был открыт.

4 февраля 1861 года, незадолго до инаугурации Линкольна, семь южных штатов заявили о своем выходе из Союза, образовав, таким образом, свою Конфедерацию (Конфедеративные Штаты Америки). Впоследствии к ним примкнуло еще 4 штата. Фактически на территории США возникло два достаточно похожих по своему государственному устройству образования. Президентом Конфедерации на конституционном собрании был избран Джефферсон Дэвис, который официально приступил к исполнению своих обязанностей 18 февраля 1861 года. К тому времени он был достаточно хорошо известным политиком, который на общефедеральном уровне представлял штат Миссисипи в палате представителей и сенате США, а также был военным министром.

Американские историки в целом единодушны в том, что конечный провал «проекта Конфедерация» во многом объясняется отсутствием у Дэвиса качеств лидера. Президентские качества Дэвиса не шли ни в какое сравнение с его противником Линкольном: Линкольн был гибким политиком, Дэвис был упрям и прямолинеен. Линкольн хотел одержать победу в войне, Дэвис «боролся за правое дело». Линкольн всегда искал талантливых генералов, которых наделял широкими военными полномочиями, Дэвис постоянно сменял фаворитов и конфликтовал со своими генералами, даже с Робертом Ли. Линкольн выступал от имени всех американцев, Дэвис даже не сумел консолидировать американский Юг.

Проблему сохранения и отмены рабовладения в США в 1860-е годы следует рассматривать в широком контексте «цивилизационного» противостояния промышленного и сельскохозяйственного типов общественного производства. Стремительно развивавшемуся промышленному капитализму Севера противостоял «патриархально-пасторальный» Юг США. Аграрный Юг просто был обречен на поражение перед лицом военной машины Севера, на которую работала вся обрабатывающая промышленность северных штатов.

В ходе войны промышленный Север не только уменьшил размеры территорий, находившихся под первоначальной юрисдикцией Конфедерации, но и разрушил большую часть ее экономического потенциала, в том числе рабской рабочей силы. Помимо этого, Север в прямом смысле этого слова «удушил» Конфедерацию в кольце «Анаконды» — плана, который лишил Юг его экономической основы — экспорта хлопка и табака.

Неравенство противоборствующих сил после окончания Гражданской войны в США породило ореол «мучеников» и «святых» вокруг лидеров Конфедерации. Они стали представляться не людьми, экономически заинтересованными в увековечивании рабской системы труда, — а защитниками права Юга на свой «особый путь» цивилизационного развития. Проявившими при этом «чудеса» доблести и отваги, которые и должны служить примерами для подражания для последующих поколений американцев.

Главный герой Юга

В эпицентре героизации военачальников вооруженных сил Конфедерации, прежде всего, оказалась фигура генерала Роберта Ли, который одним из первых возглавил боевые соединения южан. Ли происходил из знатного семейного клана, первые представители которого считались одними из отцов-основателей штата Вирджиния.

По своему образованию и подготовке Ли был профессиональным военным, успешно окончил Военную академию Уэст-Пойнт, получив специальность военного инженера, а во время Американо-мексиканской войны 1848–1849 годов блестяще себя проявил, приняв участие в ряде ключевых битв.

С началом Гражданской войны он стал главным военным советником президента Конфедерации Дэвиса, в 1862 году возглавил Армию северной Вирджинии, а в 1865-м — стал главнокомандующим всеми вооруженными силами Конфедерации. В том же году лидерам Конфедерации стала очевидна бесполезность ведения дальнейших боевых действий. 9 апреля 1865 года генерал Ли капитулировал в битве при Аппоматтоксе в Вирджинии, сдавшись со всей своей армией генералу Улиссу Гранту, ставшему впоследствии 18-м президентом США. Эта капитуляция означала окончание Гражданской войны.

В ходе войны Ли одержал ряд важных для южан побед над северянами, воюя «не числом, а умением».

В период после Гражданской войны в военных академиях и училищах США победы генерала Ли стали изучаться как непревзойденные образцы полководческого искусства, когда победа одерживалась силами и с потерями, как правило, в два раза меньшими по сравнению с силами противостоящей армии. При этом, как правило, северяне были лучше вооружены, имея преимущество в артиллерии.

За год до капитуляции, в битве при Колд-Харбор, Ли победил армию северян под командованием того же Гранта.

Победив в войне, северяне не встали на путь репрессий и чисток непокорных южан, постаравшись как можно скорее объединить усилия всей страны на восстановление американской экономики, разрушенной в ходе кровопролитной войны.

Довольно быстро Ли стал высказываться в пользу реализации программы восстановления американской экономики, предложенной северянами. В 1869 году президент Грант пригласил Ли в Вашингтон на свою инаугурацию.

С тех пор Ли стал своеобразной иконой примирения между Севером и Югом и реинтеграции бывших конфедеративных штатов в общенациональную американскую жизнь.

Не тот символ

Многочисленные памятники генералу Ли и другим героям Конфедерации имеют и еще одно значение: они символизируют факт признания южанами своего поражения в Гражданской войне ради достижения общеамериканского примирения и согласия на совместную жизнь в «едином Союзе».

Однобокий исторический взгляд на памятники времен Конфедерации как символы «увековечивания институтов рабовладения и расовой исключительности» вполне может дестабилизировать основы федеративного социального мира Америки последних 150 лет.

По существу, постоянное тиражирование идеи «разделенной американской нации» как со стороны ультраправых, так и левацких сил в США создает питательную почву для возрождения синдрома президентских выборов 1860 года, логическим следствием которых и явилось формирование нации двух президентов — президента Союза Линкольна и президента Конфедерации Дэвиса. Снос памятников и начавшаяся борьба с собственной историей открывают ящик Пандоры.

Нельзя не видеть определенных исторических параллелей между нынешней ситуацией в США и событиями 150-летней давности, при которой Трамп считается президентом, представляющим и выражающим мироощущение и настроения исключительно стремительно теряющего свои позиции белого американского большинства. И, похоже, это большинство сегодня готово активно защищать «свою правду».

Американские политологи и историки с тревогой отмечают, что в США нарастает волна политического насилия, которая грозит захлестнуть большие города, университетские городки, распространиться на многие штаты. И в центре всех этих процессов стоит фигура президента Трампа.

При этом они указывают, что, хотя Трамп после событий в Шарлотсвилле неоднократно призывал к единству, его действия породили прямо противоположные эффекты. В политической элите США растет обеспокоенность в отношении того, что Трамп может довести до точки кипения возникшую с его избранием напряженность в американском обществе. При этом, как пишет The Hill, его сторонники все более склонны выходить на массовые акции с целью защиты президента, а его критики — все больше ощущают потребность в том, чтобы их голоса также были услышаны.

Автор — эксперт Российского совета по международным делам. Полную версию статьи читайте на сайте РСМД.