Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Макрон примерил образ монарха»

«Газета.Ru» об имиджевой стратегии Эммануэля Макрона

Президент Франции Эммануэль Макрон Philippe Wojazer/Reuters
Президент Франции Эммануэль Макрон

За первые два месяца на посту президента Франции Эммануэль Макрон практически полностью изменил образ французского лидера, которого придерживались его предшественники. Ему удалось привлечь на свою сторону избирателей практически всех политических спектров. Своей главной задачей он видит возвращение своей страны в центр всех мировых процессов. «Газета.Ru» разобралась, на какие главные имиджевые составляющие опирается французский президент.

Избрание президента Франции Эммануэля Макрона сразу стало связываться с ожиданиями активных действий молодого и амбициозного политика в направлении укрепления международного авторитета его страны. Фигура Макрона во время избирательной кампании стала неким «глотком свежего воздуха», которого требовали французы, уставшие от слабости политических институтов, что стало наиболее отчетливо видно во время правления президента Франсуа Олланда.

Эксперты накануне выборов говорили о кризисе Пятой республики во Франции, поскольку традиционные силы — голлисты и социалисты — продемонстрировали слабость, а их представители даже не смогли пробиться во второй тур. Французские социологи фиксировали запрос на обновление политической элиты Франции, и ответом на этот запрос как раз и стал Эммануэль Макрон — выходец из Социалистической партии, позже ставший позиционировать себя как правоцентрист.

Именно такая эклектичность образа позволила Макрону реализовать успешную маркетинговую стратегию в предвыборный период. Перед ним стояла действительно сложная задача — привлечь на свою сторону центристов и максимально перетянуть в свой лагерь левых и правых.

Реклама

Традиционными методами, то есть с опорой на традиционные партии, Макрон этого сделать не мог, поэтому он обратился к иной стратегии, которая и позволила ему отстроиться от текущей политической элиты. Традиционным партиям он предпочел сетевое движение, а классическим программам, с опорой на электорат, он выдвинул достаточно популистскую программу, в которой сочленил неолиберальные ценности в экономике с обязательствами социального государства и социальной защитой населения.

Президент с ликом монарха

Что касается международного образа, здесь Макрон позиционирует себя как некоего монарха — рассудительного и рационального, который способен вести диалог и участвовать в разрешении международных конфликтов, отмечает в беседе с «Газетой.Ru» научный сотрудник ИНИОН РАН Наталия Лапина.

«Вообще, когда речь заходит о Макроне, слово «монархия» повторяется все чаще и чаще. И именно этот образ транслирует и телевидение — с самого вечера объявления результатов голосования, когда он в полном одиночестве проходил по двору Лувра.

С этого момента имиджевая стратегия Макрона несколько корректируется. Он ощущает величину задачи, которая стоят перед ним, — возвращение Франции к активной внешнеполитической деятельности», — говорит эксперт.

Французский журналист Эрик Деорте также рассказал «Газете.Ru», что образ Макрона как человека, способного вести диалог и слышать все точки зрения, транслируется и для внутреннего французского населения. Одним из важных, с его слов, решений для французов стало приглашение Владимира Путина посетить Версаль.

«Российский лидер стал первым иностранным руководителем, которого пригласил Макрон, и многие журналисты рассматривали это как некий сигнал о том, что Париж займет более самостоятельную позицию в международной политике», — рассказал Деорте.

Наталия Лапина также отметила, что зал Версаля, в котором проходила встреча Макрона и Путина — зал военных сражений, — одно из самых красивых помещений дворца и бывает открыт нечасто. И в этом тоже кроется один из важных с точки зрения имиджевых стратегий сигналов международному сообществу. Несмотря на то что трансатлантическое единство является одним из важных элементов внешней политики Франции, Макрон уделяет большее внимание именно делам европейского континента. Первой заграничной поездкой Макрона стала встреча с канцлером Германии Ангелой Меркель, и здесь он сделал такой же выбор, как и его предшественник Франсуа Олланд.

Встреча с Трампом прошла значительно позже — на праздновании Дня взятия Бастилии. При этом Макрон и его команда используют исторические даты, чтобы подчеркнуть важность и длительность отношений с другими странами. Так, Путин прибыл в Париж в честь 300-летия установления дипломатических отношений между Россией и Францией, а Трамп — в честь 100-летнего юбилея вступления США в Первую мировую войну.

Макрон — миротворец

За два с небольшим месяца, которые Макрон возглавляет Французскую республику, он успел встретиться не только с Путиным, Меркель и Трампом, но и с украинским президентом Петром Порошенко, премьер-министром Ливии Фаизом Сараджем, президентом Турции Реджепом Тайиопом Эрдоганом, представителями сирийской оппозиции и даже с представителями сферы шоу-бизнеса.

При этом такие встречи должны зафиксировать одно: Париж стремится занять более значимое место в процессе урегулирования международных конфликтов.

После встречи Порошенко и Макрона во Франции даже появилось выражение «формула Макрона», которое сводится по большому счету к подтверждению необходимости выполнения сторонами минского соглашения, однако с маркетинговой точки зрения появление такой формулировки может значительно повлиять на укрепление международного авторитета Франции.

Другой пример, подтверждающий большую вовлеченность Макрона в урегулирование кризисов, — недавняя встреча в Париже премьер-министра Ливии Фаиза Сараджа и его противника — генерала Халифа Хафтара. Журналист Деорте отмечает, что, даже с учетом достижения согласованности «дорожной карты» будущего урегулирования конфликта, «сама картинка рукопожатия противников» гораздо больше играет на руку Макрону.

В то же время собеседник «Газеты.Ru» отмечает, что этот успешный для образа Макрона саммит впоследствии может обернуться некоторым охлаждением отношений Франции и Италии, поскольку именно эта страна испытывает большие проблемы из-за беженцев, которые попадают в Европу через Ливию и Италию. В Риме тот факт, что на саммит ливийских политиков не пригласили итальянцев, восприняли неоднозначно.

«Италия всегда рассматривала Ливию как бывшую колонию, и, поскольку Рим не был приглашен в качестве соорганизатора этой встречи, Италия может посчитать, что Макрон стремится укрепить международный авторитет Франции по отношению к некоторым странам, но не по отношению к самой Италии», — подчеркивает Деорте, добавляя, что пока нельзя говорить о сложившейся внешнеполитической стратегии, которая устраивала бы все стороны диалога.

Президент — затворник

На имидж Макрона повлияли и другие события, напрямую никак не связанные с Францией. Избрание Трампа президентом США и последовавшие массовые утечки секретной информации в СМИ наложили коррективы на модель поведения Макрона. Изначально он позиционировал себя как открытый политик, готовый к диалогу с обществом напрямую, теперь Макрон отказывается от такой модели общения и даже старается как можно меньше общаться с прессой.

«С Макроном произошла любопытная вещь. Он полностью дистанцировался от прямого общения с журналистами — то помещение в Елисейском дворце, которое традиционно занимали журналисты, пустует. Он работает другими методами — через создание визуальных образов», — говорит Наталия Лапина из ИНИОН.

Именно поэтому для Макрона важен телекадр — вот он жмет руку Путину, вот он принимает военный парад, гостем на котором стал Трамп, вот он побуждает к диалогу непримиримых врагов в странах, охваченных войной.

Для этого же — и совместные фотографии с Арнольдом Шварценеггером, встреча и обсуждение проблем экологии с Боно. Франция должна быть еще более вовлечена в мировые политические процессы, но при этом должна быть открыта, а ее позиция — рассудительной и примирительной — именно такой образ транслирует Макрон.

«По сути, он боится тех ошибок, которые допустили его предшественники на президентском посту, прежде всего Франсуа Олланд и Николя Саркози. Они допустили репортеров к самому закулисью политического процесса, что в конечном итоге и привело к их поражению», — говорит Лапина.

Поэтому Макрон, продолжает эксперт, примеряет на себя некий монарший образ. «И в этом смысле можно провести параллель между нынешним президентом и Франсуа Миттераном, который также соблюдал дистанцию с журналистами и держал себя на публике с большим достоинством», — добавляет она.

Лидер непопулярных реформ

При этом Макрон внутри Франции сталкивается с большими трудностями в построении своего образа. Во многом популистские заявления Макрона в ходе предвыборной кампании уже тогда вызывали определенные сомнения в том, что новый президент сможет их выполнить. Те проблемы в экономике страны, с которыми не смог справиться Франсуа Олланд, «по наследству» перешли новой администрации, поэтому Макрону все же придется проводить непопулярные реформы.

В частности, будущее сокращение социальной поддержки населения, а также финансирования армии уже стали серьезным испытанием для молодого президента. Для решения последней проблемы он также воспользовался визуальными образами и приехал общаться с представителями вооруженных сил в военной форме, что вызвало неоднозначную реакцию у французов.

«Непопулярные меры уже стоили Макрону около 10% популярности среди населения, — рассказывает Деорте. — В основном это связано с тем, что, как представляется, уже принятые им решения обойдутся дороже для бедных слоев населения, чем для богатых».

«В любой стратегии любого политического деятеля, который хочет иметь большинство, элементы популизма будут всегда. Просто Макрону будет очень сложно, потому что перед ним стоят очень сложные задачи и очень непопулярные вещи. Уже сейчас объявлено, что до конца года не будут увеличены зарплаты госслужащих, произойдет сокращение бюджета армии и расходов на оборону. Кроме того, ожидается сокращение — пусть и небольшое — поддержки в оплате жилья и коммунальных услуг», — описывает ситуацию Лапина.

Однако пока что у Макрона есть оправдание: все эти меры были заложены бюджетом на 2017 год еще при президенте Олланде.

Однако самая непопулярная реформа, с которой придется столкнуться Макрону уже в ближайшее время, — это реформа трудового законодательства, которая уже вызвала массовые акции протеста и даже столкновения с полицией во многих городах Франции в прошлые годы. «Не думаю, что сейчас ситуация будет проще», — резюмирует эксперт.

Вместе с тем Лапина отмечает, что, судя по всему, в команде Макрона работают хорошие эксперты в области PR и коммуникаций, поэтому, возможно, ему удастся избежать больших репутационных потерь.

«Пока что он ведет себя очень грамотно и не хочет допускать ошибок. Он продумывает практически каждое заявление. Наблюдатели даже считают, что он, вероятно, хорошо играет в шахматы. Или в его окружении очень хорошие специалисты, отвечающие за коммуникацию», — говорит эксперт.