Пенсионный советник

Сто дней Трампа: война вместо мира

«Газета.Ru» подводит итоги первых ста дней президентства Дональда Трампа

__is_photorep_included10649453: 1

29 апреля исполняется ровно 100 дней с того момента, как Белый дом возглавил президент США Дональд Трамп. Общественность США и Европы пока не пришла к единому мнению относительно нового главы государства. Сам же Трамп действует во многом реактивно и пока не сформировал полноценную внешнеполитическую стратегию, которую от него ждут. «Трамп правит как обещал: нетрадиционно и непредсказуемо», — отмечает The Washington Post.

Первый президент США, никак не связанный с политическим истеблишментом в Вашингтоне, Дональд Трамп пришел в Белый дом с намерением изменить американскую политику коренным образом.

В его предвыборных обещаниях звучали лозунги о необходимости наладить отношения с президентом России Владимиром Путиным, отменить реформу здравоохранения своего предшественника Барака Обамы и построить стену на границе с Мексикой.

В ходе предвыборной кампании Трамп, как никто другой до него, использовал социальные сети, чтобы доносить свои мысли до избирателей напрямую, минуя традиционные СМИ.

Обращение к гражданам часто в запанибратском тоне «парня с соседней улицы» стало фирменным стилем Трампа.

Таким образом он хотел создать контраст между собой и рафинированным интеллигентом Обамой, а также своей соперницей Хиллари Клинтон.

Реклама

При этом Трамп — президент с самым низким в истории США рейтингом поддержки в первые 100 дней. Главе Белого дома доверяют всего 42%, не доверяют — 53%. В день выборов его противников также было больше, чем сторонников, — Клинтон набрала на три миллиона голосов больше.

За прошедшие три месяца американскому президенту удалось сделать не так много.

Согласно данным The Washington Post, из 60 обещаний, сделанных во время кампании, Трамп выполнил пока только пять.

Среди главных — назначение судьи Верховного суда, снижение налогов, пятилетний запрет на лоббизм для вышедших в отставку чиновников, а также выход из Транс-Тихоокеанского партнерства, которое, по мысли Трампа, наносит вред американскому бизнесу.

Трамп представил план налоговой реформы, который встретил одобрение в конгрессе. Среди предложенных мер — убрать подоходный налог, который идет на финансирование американской социалки. Критики слева считают, что налоговая реформа сделает «богатых еще богаче».

Что касается строительства стены на границе с Мексикой, то после отказа Мехико оплачивать сооружение заградительных конструкций Трамп намерен выделить на это средства из бюджета США, однако понимания в конгрессе не встретил и согласился отложить проект до осени.

«Из бревна получился Буратино»

В мире больше всего запомнили такие шаги американского президента, как временный запрет на эмиграцию в США из семи мусульманских стран, удары ракетами «Томагавк» по авиабазе в Сирии и «игра мускулами» в отношении Северной Кореи.

Все эти инициативы носили в большей степени популистский характер. Так, в числе семи стран нет разоренного войной Ирака — союзника США, но есть гораздо более благополучный Иран — оппонент Вашингтона. Другие инициативы хотя и были далеки от предвыборных обещаний Трампа заняться внутренними проектами, в какой-то степени отражают предвыборный лозунг «Сделаем Америку великой снова».

Удар крылатыми ракетами по Сирии преследовал в большей степени не военные, а политические цели, считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

«США просто напомнили кому-то, кто об этом забыл, что сирийское урегулирование без участия Вашингтона невозможно», — говорит «Газете.Ru» Лукьянов.

Наносить удар по Северной Корее Белый дом пока не стал. Американская авиационная эскадра, которая двигалась в сторону Корейского полуострова, изменила маршрут. Правда, США поставили в Южную Корею систему ПРО, за которую теперь требуют плату от Сеула.

Первые политические действия Трампа говорят о том, что дипломатии он предпочитает демонстрацию военной силы.

В начале своего срока он предложил уменьшить ассигнования на Госдеп, увеличив средства на военные расходы на $54 млрд.

Таким же образом действовал и президент США Рональд Рейган, политикой которого стало резкое увеличение военных расходов.

По мнению главы Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексея Арбатова, «предвыборные революции пропадают одна за другой». «Сто дней показали, что революционные идеи президента Трампа одна за другой срезаются и из бревна получается Буратино в хорошем смысле. Нормальная традиционная правоконсервативная республиканская администрация», — рассказал эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Отношения в «глубокой яме»

Внешнеполитические шаги Трампа в первые 100 дней его президентства уже вызвали болезненную реакцию в Москве — она сменила эйфорию от избрания человека, который в своих предвыборных речах хвалил президента России Владимира Путина и обещал сотрудничество в борьбе с исламистами на Ближнем Востоке и даже «изучить» вопрос Крыма.

Однако все эти жесты вряд ли можно назвать концепцией внешней политики — она пока находится в процессе формирования, замечает в беседе с «Газетой.Ru» Александр Вершбоу, в недавнем прошлом заместитель генсека НАТО, а сейчас — ведущий эксперт Atlantic Council в Вашингтоне.

«В Белом доме появилась достаточно серьезная команда в том, что касается национальной безопасности. Это очень реалистически настроенные и профессиональные люди — Джеймс Мэттис, Рекс Тиллеросон, Герберт Макмастер, но они находятся на очень ранней стадии формирования политики, это включает в себя и позицию по отношению к России»,

— сказал Вершбоу на полях российско-американской конференции, организованной Фондом поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова.

На формирование политики в отношении России оказывают непосредственное влияние внутриамериканские факторы. В США сейчас идет сразу несколько расследований, посвященных возможной причастности Москвы к хакерским атакам против США и связям с ней людей из команды Трампа. Вряд ли в таких условиях какое-либо движение Трампа в сторону сближения с Россией будет воспринято позитивно.

По мнению Вершбоу, вопросы, связанные с российским фактором в американской политике, «замедляют процесс» формирования стратегии в отношении России. В связи с этим по прошествии 100 дней президентства Трампа надежды на серьезное улучшение российско-американских отношений пока нет, и неясно, состоится ли встреча президентов двух стран до саммита «большой двадцатки» в июле.

Это создает резкий контраст с администрациями Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы. Стоит отметить, что кнопку «перезагрузки» глава российского МИДа Сергей Лавров и госсекретарь США Хиллари Клинтон нажали в начале марта, в период первых 100 дней президента Обамы.

От Трампа пока рано ждать конструктивной политики в отношении не только России, но и любой другой страны, так как его курс не только до конца не сформирован, но и кардинально отличается от всего, что было заявлено во время предвыборной кампании.

«Трамп пока нащупывает, но его шаги пока не проработаны, а возможности отсутствуют. Мы столкнулись с удивительным феноменом», — говорит заместитель председателя Института стратегических оценок Сергей Ознобищев. Он констатирует, что «радужные надежды на улучшение отношений канули в Лету».

В связи с непредсказуемостью Трампа Ознобищев признается, что опасается за судьбу любых договоренностей: «Трамп — человек малокомпетентный и горячий, может что-то пообещать, а потом начать сдавать назад, как Рейган после Рейкьявика».

Речь идет о саммите в исландской столице в 1986 году, на которой лично встретились советский лидер Михаил Горбачев и Рональд Рейган. Именно здесь было положено начало процесса, который в 1987 году привел к подписанию Договора о ракетах средней и малой дальности (РСМД) — по сути, главного договора о сокращении ядерных вооружений.

Сегодня судьба этого договора находится под угрозой, так как США и Россия постоянно обвиняют друг друга в его нарушении. В январе Трамп предложил неожиданную сделку — снятие части санкций с России в обмен на взаимное ядерное сокращение. Предложение было отвергнуто Кремлем как нереалистичное. «Нового «Рейкьявика» не будет. Тогда стороны были готовы к этому, сейчас — нет», — уверен Ознобищев.

Однако эксперты отмечают, что главным позитивным итогом для российско-американских отношений в первые 100 дней президентства Трампа можно назвать визит в Москву главы американского Госдепа Рекса Тиллерсона, который не только встретился со своим визави Сергеем Лавровым, но и был принят российским президентом Путиным.

«Несмотря на острые разногласия по Сирии, стороны согласились продолжать разговор о взаимных проблемах, а также вести диалог по Украине. Мы находимся у первых ворот»,

— говорит экс-замгенсека НАТО Вершбоу, который уверен, что в ближайшие месяцы можно будет увидеть какие-то существенные изменения в этом направлении.

Заслуженный профессор кафедры политологии Колумбийского университета Роберт Легвольд настроен менее оптимистично. «На стороне США идет пересмотр политики в отношении России, но я не знаю, будет ли найдена последовательная стратегия, я в этом сомневаюсь», — говорит эксперт «Газете.Ru».

Однако во встрече Тиллерсона и Лаврова, а также в приеме Путиным госсекретаря Легвольд видит позитивное начало.

«По моему мнению, обе стороны на уровне Лаврова — Тиллерсона и, может, даже Путина — Трампа согласны, что мы в глубокой яме и что нужно начинать из нее выбираться. И хотя пока ни одна сторона не знает, как из нее вырваться, положительным является то, что есть общая позиция «давайте прекратим копать».