Кремль поучится у Трампа

Администрация президента получила рекомендации по борьбе с популистами

Shutterstock

Первый публичный доклад Экспертного института социальных исследований, созданного по инициативе внутриполитического блока Кремля, посвящен популизму. В исследовании речь идет о зарубежных политиках, достигших успеха благодаря применению соответствующего подхода. Что касается России, то эксперты пророчат бум популизма лет через шесть-семь. Впрочем, первые популистские технологии могут быть использованы властью уже к следующим выборам.

Недавно созданный по инициативе внутриполитического блока администрации президента Экспертный институт социальных исследований (ЭИСИ) подготовил свой первый доклад (есть в распоряжении «Газеты.Ru»). По словам одного из авторов исследования, члена совета директоров института Глеба Кузнецова, он был презентован на прошлой неделе на заседании попечительского совета и совета директоров института. Кузнецов не стал отвечать на вопрос, присутствовал ли на заседании первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко, однако источники «Газеты.Ru» этот факт подтвердили.

Авторы доклада «Современный технологический популизм» определили его как стратегический. Согласно тексту предисловия, он был подготовлен в январе-феврале 2017 года после победы на выборах президента США эксцентричного бизнесмена Дональда Трампа, а также на фоне президентской гонки во Франции. Доклад составлен до завершения выборов, и на тот момент авторы исследования давали наибольшие шансы на второй тур трем политикам-популистам: Марин Ле Пен, Эммануэлю Макрону и Жан-Люку Меланшону.

Авторы оговариваются, что в докладе не представлены данные по России, но при этом предсказывают, что в скором времени «волна успеха» популизма докатится и до нас.

«Как показывает логика этого движения (популизма. — «Газета.Ru»), в полную силу она может сказаться на отечественной политике еще через шесть-семь лет, то есть в следующем электоральном цикле. И мы уже находимся в выгодном положении», — говорится в докладе. Помимо прочего, в докладе содержатся рекомендации по работе с технологиями популизма в интересах власти.

Реклама

Авторы напоминают: современный популизм — не уникальное явление, что еще в конце 40-х — начале 50-х годов к популистам можно было отнести многие правые движения, вызванные антикоммунистическим откатом: «любой человек» в Италии, маккартизм в США, пужадисты во Франции (среди них был и юный Жан-Мари Ле Пен, отец Марин Ле Пен и основатель «Национального фронта»). В конце 60-х — начале 70-х авторы отмечают расцвет левого популизма по всей Европе. В конце 80-х — начале 90-х — большое влияние на умы получил «популизм национальной гордости и самоопределения»: от Станислава Тимински и Роса Перро в Канаде и США до немецкой партии «Республиканцы». Нынешняя волна популизма отсчитывается авторами примерно с 2005 года.

Интересно, что, по словам Кузнецова, первые популисты, как, например, Жан-Мари Ле Пен, дожили до победы своих идей, но на праздник по этому поводу их не пригласили.

Глеб Кузнецов объясняет, что хотя движения предыдущих периодов сильно отличаются от современных популистов хотя бы тем, что тогда не было интернет-технологий, но общий настрой против истеблишмента объединяет все эти силы.

В докладе очень большое внимание уделено итальянскому «Движению 5 звезд». Основанное комиком Беппе Грилло и предпринимателем Джанроберто Казеледжо, оно уже подарило Италии несколько видных политиков, включая мэра Рима, и сейчас является серьезной политической силой. Например, в 2016 году кандидат от этого движения Кьяра Аппендино стала мэром Турина. По словам Кузнецова, сейчас она остается самым популярным мэром Италии. В ходе предвыборной кампании Аппендино была беременна, но это только добавило ей политических очков. С другой стороны, мэр Рима от «5 звезд» Вирджиния Раджи, по словам эксперта, свою популярность теряет.

Говорить о том, приносят ли пользу своей стране популисты в случае победы, рано. «Вот посмотрим на итоги президентства Трампа и Макрона, и тогда сможем делать выводы», — замечает Кузнецов.

«Современный популизм — это политика для избирателей рассеянного внимания», — говорится в исследовании.

Их число нарастает вследствие гипернасыщения информационного пространства и электоральной усталости, считают авторы доклада ЭИСИ. Представители такого электората часто считают, что выборы ничего не меняют и от них ничего не зависит. Популизм помогает вернуть таких «немых» в активную политику.

Низкая явка на думских выборах прошлого года показывает, что и в России этих людей немало. В зависимости от политической системы в разных странах доля таких избирателей может колебаться от 20 до 60% от всего населения. В странах с двухпартийными системами ее меньше. Причем в своих предпочтениях «немые» избиратели могут определиться в последний момент. Например, ряд сторонников демократов из рабочих штатов «ржавого пояса» в США на праймериз выбирали Берни Сандерса, а в итоге спонтанно проголосовали за Трампа, утверждается в исследовании.

«В условиях разрушения традиционных общностей с единой политической культурой на смену дружному голосованию членов профсоюзов в рамках контракта с демократами пришло «спонтанное» решение свободного избирателя в последний день», — говорится в докладе ЭИСИ.

26% избирателей в Италии заранее не решили, как будут голосовать на конституционном референдуме в Италии. Большинство из них в итоге отдали голос против. Именно этот исход и был нужен «Движению 5 звезд». Популисты используют простой набор посылов и технологий.

Идеологию популизма нельзя назвать левой или правой. По мнению авторов доклада, он такой, какое общество. Одни проблемы популисты предлагают решать в левом духе, другие — в правом.

Популизм пользуется успехом в эпоху кризиса, когда средний класс лишается привычных благ. Отсюда спекуляция популистов на антиимигрантских и антиэлитистких настроениях. В итоге все это перерастает в антисистемный запал и настрой против профессиональных бюрократов. Впрочем, сами политики-популисты вовсе не обязательно должны иметь антисистемную биографию. Например, кандидат в президенты Франции Эммануэль Макрон, которого Кузнецов относит к популистам, в прошлом был министром финансов и еще тогда основал свое движение «Вперед!».

Популизм часто привлекателен для молодежи. В докладе подробно описывается феномен, почему пожилой американский социал-демократ Берни Сандерс получил внушительную поддержку молодежи в США. Именно Сандерса молодые люди чаще всех называли в ответе на вопрос социологов: «Кому из политиков вы доверяете?»

Авторы исследования ЭИСИ подчеркивают, что «поколение селфи» вовсе не так уж зациклено на себе, как принято считать. Большинство из них считает важным помогать другим и настроено против неравенства, утверждается в докладе. Часто молодежь ощущает над собой «стеклянный потолок» и считает, что безоблачное будущее уготовано лишь тем, чьи родители достигли высокого социального статуса.

«Это фактически сразу фрустрированное поколение», — отмечается в докладе. Именно поэтому они хорошо принимают популистские лозунги, призывающие к нарушению статус-кво, ломке стереотипов и смещению традиционного истеблишмента.

Увлечение популистов интернет-технологиями также во многом вытекает из природы подобных движений, считают авторы доклада, поскольку популисты призывают к участию простых граждан в принятии решений. Именно современные технологии дают шанс людям вернуть себе реальную «прямую демократию».

Современный технологический популизм воспринимает сети не как новые медиа, а как систему горизонтальных взаимодействий между людьми. Через соцсети популисты не просто распространяют сообщения. Они организуют коммуникацию людей, которые сами создают необходимый контент.

Призывы типа «Не думай, а распространяй» уступают призывам нового типа — «Вместе придумаем»», утверждается в исследовании ЭИСИ. Фактически, соцсети предоставляют возможность для беспрерывного референдума и социсследований для тех, кто умеет использовать технологии популизма.

Интернет-технологии разбираются в докладе подробно. Сайты помогают найти сторонников, проводить онлайн-опросы, предоставляют информацию об акциях, позволяют организовать обсуждение программы и т.д. Интересно при этом, что подобным интернет-структурам свойственна централизация. Сайт лидера движения часто становится единственным ресурсом, которому доверяют его сторонники. Так, отдельные кандидаты «Движения 5 звезд» не так уж сильно представлены в интернете, они предпочитают использовать первичный сайт основателя Беппе Грилло. Вместе с тем популистские движения отказываются от формальных организаций.

Одно из важных составляющих успеха популистского движения — харизматичный лидер, подчеркивают эксперты ЭИСИ.

«Харизматический лидер, с простой речью, близкой каждому, с ярким языком тела, символически отсылающим в значительной мере к образам религиозного экстаза», — описывает характерные черты популиста доклад.

В исследовании рассматриваются также и примеры того, как система реагирует на популизм. Все они сопровождаются комментариями об их эффективности. Так, реакция «неприятия» потенциально не помогает в противостоянии с популистами. Не поможет ни игнорирование, ни оскорбление и стигмация, ни отстранение от публичной политики. Попытка системных политиков обмениваться с популистами оскорблениями авторами доклада сравнивается с «тушением костра спиртом».

Второй тип реакций в докладе обозначен как «содержательный ответ». Сюда входит: маргинализация; перенаправление протестного запала; регулирование, решение проблемы. Здесь эффект чуть получше, но тоже не гарантирует только позитивные последствия и, скорее, должен применяться ситуативно.

В качестве наиболее эффективных ответов системы авторы исследования приводят группу «заимствование». Она включает в себя: имплементацию, заимствование идей и предложений; заимствование форматов работы. В докладе приводится пример премьер-министра Италии Маттео Ренци, который реализовал ряд реформ, предложенных «Движением 5 звезд». Впрочем, исследователи призывают к осторожности. Заимствование радикальных идей может оттолкнуть собственных избирателей. Также традиционные партии и лидеры могут перенимать методы работы популистов. Возвращение их «на землю», к простым избирателям, безусловно, приносит политические очки. В качестве примера успеха такой стратегии приводится Макрон.

Авторы прогнозируют, что до России волна популистских технологий докатится лет через шесть-семь. К этому времени возможно проанализировать как ошибки традиционных партий и лидеров в борьбе с популистами в других странах, так и методы, помогающие оседлать волну и стать первым среди популистов.

«Россия как великая демократия в европейском ключе не может избегнуть того же, что происходит в других странах с похожей политической культурой», — говорит Глеб Кузнецов. Он также напоминает, что популизм — это не идеология, а набор технологий.

Алексея Навального Кузнецов к популистам не относит. По его словам, оппозиционер стремится использовать эти технологии, но на него давят существенные ограничения. Эксперт считает, что электорат популистов аполитичен, довольно спокоен и относится к политике потребительски. Он не любит жестко определяться, «за красных ли ему идти или за белых». А Навальный все-таки требует личной высокой лояльности и часто ведет себя как авторитарный лидер, подчеркивает собеседник «Газеты.Ru».

«Он, скорее, архаичен по сравнению с теми ребятами, которые сейчас избираются в Европе», — отмечает Кузнецов. К российским популистам он причисляет, скорее, лидера ЛДПР Владимира Жириновского.

Владимир Путин, по его мнению, может использовать определенный набор технологий в своей кампании на президентских выборах в 2018 году, если решит избираться.

«Разумеется, может! Более того, я уверен, что применит. Это и есть лучший инструмент поднятия явки. Популистские вещи вполне способны повысить явку за счет красоты и яркости»,

— заверяет политолог. В качестве примера Кузнецов приводит голограммы еще одного французского кандидата в президенты Жан-Люка Меланшона.