Пенсионный советник

Улюкаева свалили siloviki

Кто стоит и что последует за арестом министра Улюкаева

Игнат Калинин, Алексей Топалов, Игорь Крючков 16.11.2016, 11:20
Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, глава Следственного комитета РФ Александр... ТАСС/РИА «Новости»/Борис Ярков
Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, глава компании «Роснефть» Игорь Сечин, глава Службы экономической безопасности ФСБ России Сергей Королев

Мировые СМИ откликнулись на новость об аресте одного из ключевых министров российского правительства лишь дежурными материалами, отдав предпочтение операции в Алеппо и формированию кабинета Трампа. Причиной этому стала не столько невысокая международная узнаваемость Алексея Улюкаева, сколько нехватка подробностей произошедшего. Источники «Газеты.Ru» предлагают восполнять информационный вакуум за счет анализа похожих ситуаций.

Международная реакция на скандал, связанный с возможным получением взятки министром экономического развития Алексеем Улюкаевым, вполне перекликается с оценками, высказанными во вторник различными политиками, политологами и экспертами, в том числе и в беседах с «Газетой.Ru». Основная реакция — удивление, особенно в отношении официальных обстоятельств вменяемого бывшему министру преступления. Одновременно также много внимания уделяется и эмоциональной реакции многих представителей «либеральной» элиты. Но больше всего западных журналистов, так же как и многих их коллег в России, интересует основной вопрос: каков был реальный мотив низвержения Улюкаева?

Так, в частности, The New York Times склоняется к версии, что

произошедшее может быть местью за сопротивление приватизации «Башнефти» «Роснефтью» и свидетельствует об очередной победе siloviki над правительством в целом.

Корреспонденты «Би-би-си» также вслед за коллегами констатируют, что арест Улюкаева может быть не только «более эффективной, нежели увольнение» формой мести, но и являться возможным «символическим ударом по либеральному лагерю в правительстве». Их коллеги из The Guardian отмечают, что ситуация с Улюкаевым — это «часть преимущественно скрытой от посторонних глаз схватки между группами влияния внутри Кремля, которая сейчас может выплеснуться наружу».

Значительно острее СМИ реагирует на смещение Улюкаева международное профессиональное сообщество. Так, например, глава программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе Московского центра Карнеги Александр Габуев рассказал «Газете.Ru», что

процесс над Улюкаевым оставил в подвешенном состоянии переговоры о расширении экономических контактов между Россией и Японией. 15 ноября свое удивление задержанием главы Минэкономразвития выразил министр экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко.

Ранее в ноябре в рамках общего тренда потепления отношений между Москвой и Токио Улюкаев и Сэко провели переговоры в столице России.

По предположению Габуева, на японском треке Улюкаева заменит первый вице-премьер Игорь Шувалов. Переговоры также продолжатся в рамках специальной рабочей группы по продвижению экономических интересов России в АТР, которую возглавляет замминистра экономического развития Станислав Воскресенский.

Собеседник «Газеты.Ru» добавил, что Улюкаев вызвал интерес экспертного сообщества 6 ноября, в ходе очередного раунда российско-китайских переговоров в Санкт-Петербурге. Дело в том, что одним из документов, подписанных на этой встрече, был меморандум о взаимопонимании по вопросам проведения четвертого российско-китайского «Экспо». Документ был согласован Минэкономразвития и Министерством промышленности и торговли с российской стороны, а также министерством коммерции со стороны КНР. Меморандум подписали только два министра: Денис Мантуров и Гао Хучэ. Подписи Улюкаева на меморандуме не было, несмотря на то что глава Минэкономразвития на переговорах был. Вместо Улюкаева документ подписал его зам Алексей Груздев.

В целом же международная реакция на арест Алексея Улюкаева созвучна с недоумением в отношении предъявленных обвинений со стороны независимых внутренних наблюдателей. Предельно конкретно эту реакцию сформулировал в беседе с «Газетой.Ru» один из авторитетных экономистов, связанный с финансовой системой ЕС:

«Странно, что взятка платится в связи со сделкой «Роснефти», которая была согласована давно и на самом высоком уровне. Очевидно, что речь здесь идет о борьбе за власть».

Впрочем, по мнению источника, действия Минэкономразвития в ЕС не претерпели никаких изменений после того, как Улюкаев сменил Набиуллину. Поэтому собеседник «Газеты.Ru» не ожидает какого-то резкого изменения экономического курса России даже после возможной отставки Улюкаева.

Шок, абсурд, недоверие

Вопрос о судьбе Алексея Улюкаева как чиновника был снят во вторник вечером в момент рассмотрения в Басманном суде города Москвы вопроса о назначении меры пресечения подозреваемому. Если на протяжении дня комментарии официальных лиц о перспективах дела сводились к нейтральному «решит суд», что оставляло некоторые шансы на успешный для экономиста исход дела, то после увольнения с должности указом президента Владимира Путина «в связи с утратой доверия» надежды для Улюкаева не осталось.

Поскольку министр экономического развития был далеко не единственным, кто сопротивлялся напору «Роснефти» в сделке по «Башнефти», наиболее любопытной была реакция представителей условно «либерального лагеря» как чиновников, так и независимых политиков. Самым значимым, разумеется, стало заявление премьера Дмитрия Медведева, на чьем политическом будущем, вероятно, задержание Улюкаева сказалось наиболее сильно.

Председатель правительства был откровенен: «Это тяжелое событие и для власти, и для правительства. Случившееся — за гранью моего понимания».

Что именно не смог принять Медведев — факт вымогательства взятки своим прямым высокопоставленным подчиненным, резонансное обнародование этого факта правоохранительными органами или же названный размер взятки, — из сказанного было неясно. В то же время бывший министр финансов, а ныне главы Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, некогда покинувший правительство из-за конфликта с Медведевым, считает, что увольнение Улюкаева — «драматическое событие для правительства», а такое обвинение «бросает тень на правительство».

При этом у Кудрина остаются вопросы о «характере обвинения и роли «Роснефти» в этом».

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин в разговоре с «Газетой.Ru» выразил скепсис конкретнее: «Если бы Алексея Улюкаева обвинили в том, что он сбил старушку, когда ехал на «Гелендвагене» с повышенной скоростью по ночной Москве, и то выглядело бы правдоподобнее».

Один из самых радикальных «системных либералов», к числу которых условно относится и Алексей Улюкаев, президент «Роснано» Анатолий Чубайс высказал свои эмоции в Facebook: «Для нас, знающих Алексея Улюкаева больше 30 лет, случившееся — абсолютный шок. Но если все же попробовать убрать эмоции и даже естественное человеческое сочувствие товарищу в беде и подумать о сути, а не о политике, то стоит вспомнить одно золотое правило: послушай обе стороны. Одна говорит: Улюкаев угрожал «Роснефти» и вымогал взятку. (Видимо, я что-то перестал понимать в этом мире.) Но другой-то пока мы вообще не услышали!»

Глава фонда «Индем», бывший помощник президента Ельцина Георгий Сатаров формулирует претензии к обвинению предельно конкретно и с очевидным пониманием дела: «Десять лет назад взятка такого размера была бы прилична для таможенника уровня майора — полковника (в общей шкале чинов). Для сделки с «Башнефтью» и уровня министра, влияющего (если влияющего) на решение о сделке, это раз в тридцать-сорок меньше минимально приличного уровня. Но и не в размере дело. На этом уровне и при таких масштабах за помощь благодарят не деньгами, а другими способами, например долями в бизнесе и т.п.».

Но дело, разумеется, не в размерах, технических особенностях и способах получения взятки, а, как отметил в беседе с «Газетой.Ru» последовательный противник «системных либералов» экономист Григорий Явлинский, в несопоставимости аппаратного веса Сечина и Улюкаева:

«Вымогать, да еще и с угрозами, взятку от «Роснефти» — это все равно что вымогать взятку у Путина».

Смешение нефти

Как ранее сообщал Следственный комитет, Улюкаева взяли с поличным при получении взятки в особо крупном размере — $2 млн. По версии следствия, Улюкаев вымогал у компании «Роснефть» взятку за то, что Минэкономразвития выдаст положительную оценку, которая позволит «Роснефти» приобрести госпакет (50%) компании «Башнефть».

Компания «Башнефть», считающаяся одним из самых привлекательных активов российской нефтянки (в первую очередь за счет перерабатывающих мощностей), изначально принадлежала государству. В 2009 году сын бывшего президента Башкирии Муртазы Рахимова Урал Рахимов передал контрольные пакеты предприятий башкирского ТЭКа («Башнефть», «Уфанефтехим», «Новойл», «Уфаоргсинтез», Уфимский НПЗ, «Башкирнефтепродукт») четырем благотворительным фондам, которые, по одной из версий, были ему подконтрольны.

Позднее АФК «Система» Владимира Евтушенкова приобрела контрольные пакеты предприятий башкирского ТЭКа, заплатив $2 млрд, и создала единую компанию на базе «Башнефти». Но осенью 2014 года Генпрокуратура подала иск об отчуждении «Башнефти» в собственность государства, так как действия по приватизации компании «не соответствовали закону, поскольку совершены лицами, которые не имели права отчуждать их самостоятельно».

В результате процесса, длившегося с конца 2014 года по начало 2015-го, Евтушенков «Башнефть» потерял, и компания вновь оказалась во владении государства. Разговоры о последующей продаже актива в частные руки начались уже тогда, но официально в очередь на приватизацию «Башнефть» была поставлена лишь в конце мая 2016 года. Помимо «Роснефти» о своей заинтересованности в приобретении актива заявляли «ЛУКойл», «Русснефть» Михаила Гуцериева, ННК бывшего главы «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, «Татнефть», «Татнефтегаз» Сергея Бахира и фонд «Энергия» экс-министра энергетики Игоря Юсуфова.

По поводу «Роснефти» власти долго спорили: может ли одна госкомпания участвовать в приватизации другой. По одной из версий, именно с этим был связан перенос сроков приватизации, о котором заявил в августе премьер-министр РФ Дмитрий Медведев.

В конце сентября Игорь Шувалов объявил о возобновлении подготовки к продаже «Башнефти» и сообщил, что для «Роснефти» никаких ограничений в участии нет. Улюкаев еще на Петербургском экономическом форуме в июне говорил, что продать акции «Башнефти» «можно в достаточно короткие сроки» и решение, по словам министра, будет принято быстро. Уже после заявления Шувалова о снятии ограничений для «Роснефти», в начале октября, именно Улюкаев заявлял, что «Башнефть» может быть приватизирована в течение этого месяца, тогда как другие чиновники высказывались более осторожно, говоря о сроках до конца года.

Позднее была выпущена утвержденная Шуваловым правительственная директива для членов совета директоров «Роснефти», представляющих интересы РФ. Там, в частности, говорится, что указанные члены совета должны голосовать за проект решения, предусматривающего одобрение участия «Роснефти» в капитале компании «Башнефть», путем приобретения 50,0755% акций последней по цене не более 330 млрд руб.

В итоге «Башнефть» была приобретена «Роснефтью» без торгов. «Роснефть» завершила сделку по приобретению госпакета «Башнефти» (50,075%) 12 октября, заплатив 329,6 млрд руб. Но еще 25% осталось во владении Башкирии, а еще около 25% — в свободном обращении. В конце октября «Роснефть» подала в ФАС заявку на приобретение 100% «Башнефти».

Вопрос лояльности

Источник «Газеты.Ru», знакомый со спецификой деятельности отвечающих за экономическую безопасность спецслужб, в сферу внимания которых входят и сделки с крупнейшими государственными активами, высказал соображение, что у отставок такого масштаба и такого резонанса никогда не бывает лишь одной причины — независимо от масштаба злоупотреблений должностными полномочиями. Обычно, по словам собеседника, помимо данных о конкретных уголовно наказуемых преступлениях экономической направленности решающую роль играют поведение объекта «разработки», вопросы его лояльности, искренности «командной игры».

В качестве похожих примеров в разговоре были упомянуты имена Дениса Сугробова и Анатолия Сердюкова.

Можно говорить, что именно вопрос лояльности вместе с имеющимися предметными претензиями повлиял в конечном счете на их карьеру.

Напомним, что генерал полиции Денис Сугробов сделал стремительную карьеру в отвечающей за борьбу с экономическими преступлениями и коррупцией структуре МВД (в связи с реформами название несколько раз менялось), но в какой-то момент его интересы столкнулись с более значимыми силами. По словам собеседника «Газеты.Ru», успех вскружил голову молодому генералу, и он «перестал видеть берега». В частности, скандальное лишение лицензии Мастер-банка в начале 2014 года связывают в том числе и с деятельностью его подопечных. Последовавший конфликт с сотрудником управления собственной безопасности ФСБ привел Сугробова и его ближайшего сподвижника Бориса Колесникова за решетку.

После нескольких недель допросов генерал Колесников, воспользовавшись неосторожностью конвоиров, выкинулся из окна центрального здания СК в Москве. Дело Сугробова в данный момент продолжает рассматриваться.

Бывший министр обороны Анатолий Сердюков попал в некотором смысле в похожую, пусть и менее трагичную ситуацию. Будучи назначенным на важный пост и выполняя историческую миссию по реформированию Вооруженных сил, он посчитал для себя возможным завести врагов как среди непосредственных подчиненных в среде генералитета, так и со стороны деловых партнеров Минобороны из ОПК. Но его положение оставалось стабильным, пока он каким-то образом не нарушил некоторые неписаные нормы, поставив под вопрос монолитность находящейся у власти команды.

Результатом стали громкое увольнение и «дело «Оборонсервиса», впрочем, никакими серьезными личными последствиями для Сердюкова в результате не обернувшимися.

Ситуация с Алексеем Улюкаевым имеет ряд общих черт с перечисленными громкими отставками видных чиновников. Среди них ограничение деловых интересов влиятельных политических игроков, почти публичная демонстрация нелояльности действующим властям — в виде прогноза о 20-летней стагнации российской экономики — и, что немаловажно, политический альянс с Дмитрием Медведевым.

Возвышение в свое время Дениса Сугробова было бы невозможно без протекции замминистра МВД и однокурсника Медведева Валерия Кожокоря. Медведев же придал аппаратного веса Сердюкову, встав на его сторону в конфликте с Алексеем Кудриным относительно распределения бюджетных доходов. В конфликте вокруг «Башнефти» Медведев также занимал ту же сторону, что Алексей Улюкаев, Аркадий Дворкович и Игорь Шувалов, не считая возможным для государственной «Роснефти» приобретение государственного же актива в рамках приватизации.

Как особенно отметили и зарубежные СМИ, и отечественные издания, в «разработке» Улюкаева прекрасно себя показала связка ФСБ со службой безопасности «Роснефти». Последнюю в сентябре — а значит, уже по ходу операции — по приглашению Игоря Сечина возглавил Олег Феоктистов, ранее работавший в управлении собственной безопасности ФСБ и ведший успешную войну против Дениса Сугробова.