Пенсионный советник

«Киборги» в крестном ходе во имя мира

Почему в Киеве уже не ведутся только на мольбу о мире

Дмитрий Кириллов (Киев) 28.07.2016, 00:24
__is_photorep_included9714197: 1

В крестном ходе к годовщине Крещения Руси приняли участие 80 тыс.верующих. Руководитель Национальной полиции Украины сделала заявление об отсутствии серьезных происшествий, заодно опровергнув сообщения об изъятии холодного оружия при проверке на металлоискателях верующих. «Газета.Ru» разбиралась, как этот ход стал эпохальным и почему он вызвал такой большой переполох.

Каждый год в преддверии Дня крещения Руси украинские православные церкви проводят крестные ходы. В прошлом году, например, в крестном ходе УПЦ (МП) в Киеве приняло участие около 30 тыс. верующих. Тогда верующие шли по Киеву, а не по всей стране.

В этом году крестный ход стал политическим событием всеукраинского масштаба, когда на Киев с молитвой о мире пошли две колонны из крупнейших православных монастырей страны — Святогорской и Почаевской лавр.

Колонны шли по-военному четко, организованно и слаженно. С подвозом верующих к каждому этапу марша, с четким планом ночевок, питания, ротации участников, графиками движения.

Украинская общественность и СМИ однозначно были склонны видеть в этом марше «руку Москвы» — под лозунгами достижения мира, но без определения агрессора и единого упоминания слова «Украина» в молитве.

Между тем источники «Газеты.Ru» в Киевской патриархии, правоохранительных органах и политических кругах Украины однозначно утверждают, что идея молебна за мир силами прихожан, объединяющего запад и восток Украины, родилась в Киеве. Мало того, она не исходила от предстоятеля УПЦ митрополита Онуфрия и должна была разрешить несколько чисто внутриукраинских конфликтов и противоречий.

Во-первых, история с крестным ходом стала следствием непростой ситуации, сложившейся в аппарате митрополии Украинской православной церкви Московского патриархата. Дело в том, что после смерти в 2014 году харизматичного митрополита Владимира власть в митрополии досталась митрополиту Онуфрию, выходцу из Черновицкой епархии, человеку умеренных взглядов и стороннику сохранения статус-кво в отношении как Киевского патриархата, так и Москвы. Источник в митрополии так образно охарактеризовал деятельность предстоятеля: «Он просто ходит на работу!»

Онуфрий — компромиссная фигура и вынужден балансировать между условными «ястребами» и «голубями», притом что у него личные отношения с российскими церковными деятелями несколько хуже, чем с близким к нему географически предстоятелем Румынской православной церкви. Реальный же управленческий и финансовый ресурс в УПЦ (МП) принадлежит группе «православных ястребов», к числу которых принято относить митрополита донецкого Иллариона, одесского Агафангела и настоятеля Киево-Печерской лавры митрополита Чернобыльского Павла.

Стремление продемонстрировать слабость нового предстоятеля, с одной стороны, и силу православной церкви Московского патриархата, с другой, — одна из неафишируемых целей хода.

Сама же идея широкого крестного хода родилась в кругах нового аппарата митрополии. Источники указывают на политолога Максима Костенко (автор идеи), также в оргкомитет вошли журналист Вячеслав Пиховшек и много людей из Православного союза журналистов. «Понимаете, они нам объясняли, что наглядно покажут, что Украина — это не хипстеры, фестивали уличной еды и гей-парады, — говорит политолог Алексей Ковжун. — Они говорили, что мир увидит, что Украина — это православная держава с истинной церковью во главе, страна провинциальных верующих людей, которых невозможно оторвать от русского мира. Истинное лицо Украины, оно будет, может, и неприглядное, зато настоящее!»

Идея марша получила финансовую и иную поддержку первых лиц «Оппозиционного блока». На каком-то этапе к маршу за мир подключилась с мощным информационным ресурсом и Россия. Марш довольно широко освещался, и на начальном этапе он не вызывал активного сопротивления на своем пути. Из Святогорской лавры вышло около двух сотен паломников, из Почаевской колонна была гораздо мощнее, ее сопровождали казаки, обычно охраняющие лавру. В каждом городе к колоннам присоединялись местные епархии, сопровождая «постоянный состав» в родных городах, в колоннах порой шли тысячи граждан.

В какой-то момент колонны чуть не деморализовались — в СМИ появились фото «рязанских десантников», якобы опознанных волонтерами, сообщения о «боевиках ДНР» в рясах, георгиевских лентах, иконах Николая Второго и прочей «запрещенке».

УПЦ (МП) живет в специфических украинских реалиях очень аккуратно. После 9 мая этого года в Запорожье настоятель Свято-Успенского храма города Мелитополя протоиерей Андрей Пирогов был запрещен в священнослужении за появление в праздник с георгиевской лентой на рясе. Указ о наказании подписал местный архиепископ Лука, уроженец Донецкой области. Поэтому представить, что кто-то в пути в компактной колонне поднял на шесте георгиевскую ленту, довольно трудно. Их и в многотысячном шествии в Киеве ни один журналист не смог зафиксировать.

При этом украинская власть еще три недели назад не имела внятной стратегии по нейтрализации или противодействию крестному ходу. Источник «Газеты.Ru» в СБУ утверждает, что на первых порах побеждала идея не пускать крестный ход в Киев. «Колонну вели, просеивали на предмет наличия боевиков и граждан России, и их там не было, — говорит собеседник. — Но меры по деморализации проводились. При приближении к Киеву в руководстве победила точка зрения, что крестный ход должен состояться, охраняться и пройти без эксцессов».

При этом «профилактические беседы» проводились со всеми. А один из главных спонсоров УПЦ (МП) — олигарх и народный депутат Вадим Новинский накануне получил жесткий удар-предупреждение. Во все офисы его холдинга пришли сотрудники правоохранительных органов с обысками, были изъяты все документы и жесткие диски.

Олигарх Новинский ответил резким заявлением о политическом давлении, пригрозив, что Петру Порошенко стоит ждать импичмента и досрочных выборов в Верховную раду.

В ответ генеральный прокурор Украины Юрий Луценко посоветовал Новинскому «покаяться» и пообещал очень громкие новости в ближайшее время.

В среде политтехнологов считается, что Петру Порошенко очень мешает имидж долларового миллиардера. Околовластные политологи полагают, что показательный разгром одного из крупных олигархов положительно повлиял бы на рейтинг президента и заставил на время позабыть о его «липецкой фабрике» (речь идет о кондитерской фабрике «Рошен», принадлежащей Порошенко. — «Газета.Ru»), которая превратилась во всеукраинский интернет-мем.

При приближении к Киеву у крестных ходов синхронно начались проблемы. Западный не пустили в центр Житомира, заставив обходить город через кладбище. Восточному городской совет Борисполя запретил идти через город. На «восточной» трассе появились блокпосты добровольческого батальона ОУН. (Ранее добровольческий батальон ОУН входил в военизированное объединение, сформированное по инициативе украинской националистической организации «Правый сектор», запрещенной решением Верховного суда России. В настоящее время входит в состав мотострелковой бригады ВСУ.) На обочинах «западного» маршрута кинологи обнаружили муляжи мин, а за ними скрытые закладки боевых гранат и дымовых шашек. Глава МВД Арсен Аваков (президент страны Петр Порошенко и мэр Киева Виталий Кличко оказались в отпуске) потребовал прекратить пеший марш и заехать в Киев на автобусах из-за явной и очевидной опасности для верующих.

«Есть предположение, что все неприятности последних дней крестного хода связаны с желанием определенных сил во власти не пустить шествие в Киев, чтобы максимально минимизировать количество людей, — рассказал «Газете.Ru» один из идеологов нынешнего формата крестного хода Максим Костенко. — Полиции нужно было обосновать металлоискатели на Европейской площади, драконовские меры безопасности перед Владимирской горкой и проверку у всех паспортов. Вы знаете, вчера глава батальона ОУН Коханивский сказал своим под Борисполем: «Ребята, нам нужна картинка, реально нападать не будем, полиция нас скрутит!» Реально полиция сработала, радикалов нигде не пустили к верующим и обеспечили безопасность. Но картинка опасности была создана».

Нужно понимать, что серьезное влияние на ситуацию оказывали и оказывают другие украинские церкви.

Глава Украинской греко-католической церкви блаженнейший Святослав (Шевчук) выпустил воззвание, в котором очень точно сформулировал единственно приемлемую для всех в Киеве позицию: в город ход надо пустить и внимательно за ним наблюдать и фиксировать. Если кто-то из участников шествия выскажется против Украины, это отбросит тень на всю УПЦ (МП) и станет началом конца этой церкви на Украине.

В свою очередь действует и УПЦ (КП). Праздник Крещения Руси в Киеве празднуют два дня — 27 и 28 июля. 28-го свой крестный ход проведет Киевский патриархат. В нем, кстати, пообещал принять участие Юрий Луценко, сейчас церковь предпринимает титанические усилия по сбору людей. Еще во вторник предполагалось, что УПЦ (КП) попытается продемонстрировать, «кто в доме хозяин», а это задача не из легких.

Крестный ход Московского патриархата был масштабным и неконфликтным. К охране привлекли 6 тыс. полицейских, перекрыли 21 улицу в центре города, власть добилась почти невозможного: вокруг шествия не возникло ни одного скандала, хотя в Киев съехались колонны всех православных епархий Украины.

Осечка произошла только в Одессе — там местный «Автомайдан» с еще десятком общественных организаций воспрепятствовали отправлению автобусов: перевозчиков банально запугали угрозами проколоть шины и обещаниями нападений на трассе.

Впрочем, судя по сообщениям информационного отдела УПЦ (МП), какая-то часть одесских паломников все-таки доехала.

Бедно, но чисто одетые люди, в основном женщины, шли колоннами по богатому городу. Такими же стройными колоннами шло духовенство — в праздничных золотых ризах одного образца, специально пошитых к празднику. Возможно, цифра в 80 тыс. мирян несколько завышена церковью, но их однозначно было в разы больше, чем в прошлом году. «Московские попы» дали массовость. «Всеукраинский крестный ход должен был молитвой за мир объединить расколотое украинское общество, — говорит политолог Костенко. — Предполагалось все сделать так, чтобы подать идею мира через символическое единение трех крупнейших лавр Украины, главных духовных святынь украинского народа — Почаевской, Святогорской и Киевской. Наша церковь не побоялась сказать правду: пора добиться мира в стране — или война уничтожит ее будущее!

В церкви служат разные люди, и я знаю священников, которые окормляют части ВСУ, и знаю тех, кто помогает волонтерам, снабжающим необходимым армейские части на востоке страны.

А в Житомире в нашей колонне за мир прошли «киборги» из 95-й механизированной бригады, которые воевали в донецком аэропорту».

Киевский политолог Константин Батозский считает, что Украина проигнорировала этот крестный ход. «Тут новость не в том, какая Украина шла сегодня через Киев, а в том, как они все прошагали мимо, как не попали в общественное настроение. Они были сегодня простыми, а общество стало умнее, — поясняет эксперт. — Общество уже не ведется на простую мольбу о мире.

Другая очень важная вещь — не столько непопулярность, сколько отторжение повестки, навязываемой Москвой Киеву.

Назовем этот феномен «политическим православием» — когда чиновники РПЦ словами и действиями работают на обеспечение поддержки любых решений кремлевской власти, даже если эти решения идут в явный разрез с духовными догматами и, тем более, с общественными настроениями. Украинское общество продемонстрировало, что на этом базисе никакого диалога не будет. Остается надеяться, что это наконец поймут в Москве».