Пенсионный советник

Россия и Турция сближаются на словах

Примирительные заявления России и Турции пока не имеют реального наполнения

Александр Братерский 31.05.2016, 12:44
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева) и президент России Владимир Путин Алексей Никольский/ТАСС
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева) и президент России Владимир Путин

Кремль отверг предложение Анкары создать рабочую группу для нормализации отношений, ответив на предложение главы МИДа Мевлюта Чавушоглу, который выступил с таким предложением в понедельник. Турецкие руководители начали посылать сигналы России, где выражают желание возобновить отношения. Россия также смягчила риторику в отношении Анкары, но, очевидно, хочет проводить нормализацию по своим правилам.

Глава МИД Турции Чавушоглу выступил с предложением к России создать рабочую группу по нормализации отношений, отметив, что она может быть «либо формальной, либо неформальной».

Кремль отреагировал на это предложение отрицательно. Пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков в связи с этим обратился к словам российского президента, который «четко обозначил нашу позицию». «Он сказал, что, безусловно, какие-то контакты с целью поиска вариантов урегулирования ведутся, но никакая рабочая группа решить эту проблему не может», — объяснил Песков.

Путин коснулся отношений с Турцией 28 мая, находясь с визитом в Греции, и впервые после печально известного инцидента со сбитым российским самолетом Су-24 отметил, что Россия также хочет «возобновить отношения».

«Мы в контакте находимся с представителями турецкой стороны, по разным каналам партнеры выходят. Они ответ наш знают, рассказал Путин. — Мы ждем каких-то конкретных шагов с их стороны. Пока их нет».

Россия настаивает на том, чтобы турецкая сторона принесла извинение за случившееся. Отвечая на вопросы журналистов в Греции, Путин еще раз подчеркнул: был сбит не только самолет, но «был расстрелян еще и летчик, который катапультировался». «А это по международному праву не что иное, как военное преступление», — подчеркнул российский президент.

Как отмечают эксперты, именно последнее обстоятельство заставило Путина заморозить отношения с Турцией и президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом, с которым он многие годы находился в приятельских отношениях. Сразу же после произошедшего Путин назвал ситуацию с самолетом и погибшим летчиком «ножом в спину».

Турецкий гражданин Альпарслан Челик, который ранее заявлял в интервью ряду местных СМИ, что убил командира Су-24 Олега Пешкова на территории Сирии, был задержан властями Турции в марте. Однако в мае суд счел, что доказательств причастности Челика к убийству Пешкова недостаточно.

Это еще больше возмутило российскую сторону.

Вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш также заявил, что «отношения между Россией и Турцией будут исправлены в ближайшее время». «Между двумя странами нет проблем, которые нельзя было бы разрешить», — сказал он.

С момента военного инцидента между Россией и Турцией прошло полгода. Хотя ее отголоски слышны в выступлениях «ястребов» с обеих сторон, негативного антитурецкого настроя в России больше не ощущается, и телевидение его не нагнетает, отмечают российские эксперты.

Эрдоган против

Выступления турецких чиновников о желании нормализовать отношения с Россией прозвучали вскоре после того, как новым премьер-министром страны стал Бинали Йылдырым. Он представил новое правительство на прошлой неделе.

Премьер, который считается лояльным соратником президента Турции Эрдогана, сменил на этом посту более самостоятельную фигуру Ахмета Давутоглу. Именно Давутоглу заявлял ранее, что приказ сбить российский самолет отдал он.

Примирительные заявления турецких чиновников могут быть тактическим ходом со стороны президента страны Эрдогана. Улучшение отношений с Россией может быть своеобразной компенсацией за фактический провал диалога с ЕС по упрощению визового режима, а также ухудшение отношений с США.

Новый премьер, который де-юре является главой государства в Турции, может стать приемлемой фигурой для возобновления диалога, однако речь об этом пока не идет.

После ряда миролюбивых заявлений в дело вступил сам турецкий президент. Он обвинил Россию в поставках оружия Рабочей партии Курдистана, которая в Турции считается террористической. Таким образом он проиллюстрировал свою мысль о том, что проблемы во взаимоотношениях Москвы и Анкары объясняются далеко не только инцидентом со сбитым Су-24.

В ответ на обвинения Эрдогана замглавы МИД РФ Михаил Богданов призвал Турцию предоставить доказательства. Ранее, кстати, Москва обвиняла Турцию в тайной торговле нефтью с террористическим «Исламским государством» (запрещено в РФ), которое получило доступ к сирийским месторождениям.

Без оснований

Оснований для примирений между двумя странами пока нет, сказал «Газете.Ru» вице-спикер Государственной думы, член фракции «Справедливой России» Александр Романович. «Должно быть извинение и возмещение ущерба, а все остальное от лукавого», — считает он.

По мнению ведущего эксперта Фонда Маршалла в Брюсселе, специалиста в области турецких отношений Йена Лессера, говорить о возможности возобновления диалога между Россией и Турцией пока рано. «По моему мнению, новый премьер будет достаточно зависим от президента Эрдогана в вопросах внешней политики, — считает собеседник «Газеты.Ru». — Однако нельзя не учитывать большое количество комментариев из Анкары о необходимости улучшения региональных отношений». Эксперт считает, что кроме России Турция может пойти на улучшение отношений с Израилем, а также попытаться начать диалог по проблеме Кипра.

В свою очередь, по мнению эксперта Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодора Карасика, в то время как Турция «пытается быть милой», российский лидер «будет пытаться вести свою игру с Анкарой». Это касается таких важных направлений, как Ближний Восток и Кавказ.

Проблемы на этих направлениях обе стороны могут решить только в диалоге: состояние российско-турецких отношений определяет поведение целого ряда других стран и характер развития региональных конфликтов.

Россия не будет начинать разговор с Турцией без формального примирения, подобное было бы потерей лица для Путина в глазах общества. Однако поле для маневра здесь есть. Турция может настаивать на том, что самолет нарушил воздушное пространство, но гибель летчика может быть признана преступлением, а виновные наказаны по турецкий законам. Такой вариант может удовлетворить российскую сторону.

В конце прошлого года посол России в Турции Андрей Карлов называл три условия, которые смогут сдвинуть российско-турецкие отношения с мертвой точки. Это извинения, которые официальная Анкара должна предоставить Москве, привлечение к ответственности всех виновных в инциденте с Су-24, а также выплата компенсаций семьям погибших. С тех пор позиция властей РФ не изменилась.