article
Слушать новости

Ключ от Сирии в руках Путина и Обамы

Обама и Путин вступили в заочную перепалку с трибуны Генассамлеи ООН

Владимир Путин и Барак Обама вступили в заочную перепалку с трибуны Генассамблеи ООН. Президент РФ обвинил США в стремлении единолично решать мировые проблемы. Американский лидер поставил в вину Москве нарушение территориальной целостности Украины. Главы государств сошлись во мнении, что необходимо урегулирование ситуации в Сирии, но продемонстрировали, что единства в подходе к решению конфликта нет.

На юбилейную, 70-ю, сессию Генассамблеи ООН в Нью-Йорк съехались главы 144 государств. В числе тех, кто прибыл, чтобы выступить с трибуны ООН, был и российский президент Владимир Путин. В последний раз на Генассамблее ООН глава государства выступал ровно десять лет назад — в 2005 году. Можно без преувеличения сказать: тогда это была совсем другая реальность, другой мир. Россия не находилась в состоянии новой «холодной войны» с Западом, и представить, что она присоединит к себе Крым, оказавшись затем под санкциями, в то время не мог никто, включая самого президента РФ.

В штаб-квартире ООН, как водится на подобных мероприятиях, царил некоторый хаос: журналистам не хватало стульев и наушников, чтобы слушать перевод. Все подходы к зданию ООН оцепила полиция, попасть на закрытую территорию можно было лишь по аккредитационному бейджу.

Не будет преувеличением сказать, что одна из тех речей, которой ожидали с наибольшим нетерпением, была речь президента США. Возможно, особенно нетерпеливо ожидала ее российская делегация: Барак Обама должен был выступить с трибуны ООН за несколько часов до двусторонней встречи с Владимиром Путиным, первой полноценной встречи за минувшие два года. На прошлогодней Генассамблее ООН американский президент Россию не щадил — назвал ее, наряду с вирусом Эболы и ИГИЛ (запрещена в РФ. — «Газета.Ru»), одной из главных мировых угроз.

До Обамы, который должен был выступить четвертым по счету, речи произнесли, в частности, генсек ООН Пан Ги Мун и президент Бразилии Дилма Русеф. Оба упомянули в своих выступлениях Сирию, война в которой находится сегодня в центре мировой повестки дня.

Генсек ООН заявил, что ключ к решению сирийской проблемы держат четыре страны: Россия, США, Саудовская Аравия и Турция.

Они должны приложить все усилия, чтобы конфликт разрешился, призывал с трибуны Генассамблеи Пан Ги Мун. В качестве примера успешного дипломатического решения конфликта он привел «историческое ядерное соглашение с Ираном»: «Надеюсь, такую же слаженность удастся продемонстрировать в других регионах, таких как Сирия и Украина», — заявил Пан Ги Мун.

В целом речь его была выдержана в «миротворческих» и миролюбивых тонах, как и полагается генеральному секретарю ООН.

Правда, в адрес ряда лидеров государств прозвучала и критика: «Происходит сбой демократии — многие лидеры остаются на своих постах после того, как заканчиваются их сроки. Мы видим демонстрации в поддержку этих лидеров — они как будто исходят от народа, но на самом деле таким образом закладываются основы нестабильности», — сказал Пан Ги Мун, призвав таких властолюбивых лидеров, а попросту говоря, диктаторов, «соблюдать конституционно заложенные сроки». Увы, к кому именно относились эти слова, оставалось только догадываться — сам генсек ООН тактично промолчал.

Пока выступал Пан Ги Мун, российского президента еще не было в зале — он уже прилетел в Нью-Йорк, но еще не успел добраться до здания ООН.

Не слышал Владимир Путин и речи Барака Обамы.

А ведь расписание выступлений лидеров было известно заранее, и, по идее, пожелай президент РФ лично присутствовать на речи американского коллеги, этот вопрос можно было бы легко решить. Впрочем, не приходится сомневаться, что ему в итоге доложили, о чем именно говорил американский президент.

А речь главы США производила двойственное впечатление: она была одновременно жесткой по отношению к России и в то же время настраивала на конструктив применительно к ней.

Отметив роль и достижения ООН как организации, которой «удавалось останавливать крупные страны в плане навязывания своих порядков меньшим», Обама заявил, что сегодня есть те, кто считает, «что идеалы, заложенные в ее уставе, устарели»: «Они выступают за то, чтобы вернуться к тем правилам, которые господствовали до создания ООН. Мы видим: некоторые из крупных держав ведут себя так, что это нарушает принципы международного права. Нам говорят, что этот регресс необходим, чтобы победить хаос. Но, согласно такой логике, нам надо поддержать таких тиранов, как Башар Асад, который сбрасывает на головы населения бомбы».

Президент США обвинял, но предпочитал не конкретизировать, к кому именно относятся его слова.

«Мы слышим аргументацию, что единственная сила, которая имеет значение для США, это воинственная риторика», — по-прежнему выступал с «безымянными» обвинениями американский лидер. Последняя реплика уж точно была адресована России. Именно Владимир Путин неоднократно критиковал США за чрезмерную, по его мнению, воинственность.

Между тем Обама заявил, что Америка «не может в одиночку решать проблемы всей планеты». И даже покаялся, признав, что на примере войны в Ираке страна «извлекла сложные уроки — без содействия с другими странами мы не добьемся успеха». Решать мировые проблемы государства должны совместно, призвал президент США. И за их действиями должна стоять не только сила: «Сама по себе сила порядок не установит. Диктатура нестабильна. Диктаторы сегодняшнего дня превращаются в искру для революции. Можно сажать оппонентов, но идею не посадишь», — говорил Обама. По его словам, сегодня «сила не определяется контролем над территорией, а зависит от успеха людей, их знаний, инноваций»: «Нам нужно двигаться вперед в деле отстаивания идеалов. Сильные страны несут ответственность за то, чтобы отстаивать именно такой международный порядок».

В качестве грамотного поведения «сильных стран» Барак Обама привел в пример ядерное соглашение с Ираном: «Когда против него вводились санкции, цель была не в том, чтобы наказать Иран, а чтобы изменить его курс». Таким образом, следовало из слов американского президента, метод кнута и пряника дал свой результат. Очевидно, на такой же эффект Обама рассчитывает и в отношении России.

«Подумайте об аннексии Россией Крыма и восточной части Украины. У США есть понимание глубокой связи России и Украины, но мы не можем стоять в стороне, когда речь идет о нарушении территориальной целостности. Это (санкции. — «Газета.Ru») не стремление вернуться к «холодной войне», хотя российские СМИ, которые находятся под контролем государства, могут говорить именно так». В изложении американского президента санкции выглядели как воспитательная и при этом дающая эффект мера против России: «Из-за них остановилось движение капитала, произошел спад экономики, происходит эмиграция хорошо образованных россиян, — с плохо скрытым удовлетворением констатировал американский глава. — Мы настаиваем на том, чтобы украинский кризис был урегулирован дипломатическим путем — это было бы лучше и для России, и для Украины».

Вслед за этим президент США подсластил пилюлю: «Мы не хотим изолировать Россию. Она нужна нам сильной страной».

Считает ли он, что она останется таковой после длительного действий санкций, выступающий не уточнил.

Разумеется, не обошел он вниманием и борьбу с ИГИЛ. США, сообщил Обама, «готовы работать с любой страной, включая Россию и Иран, чтобы урегулировать ситуацию». Ровно в таком же ключе на прошлой неделе высказывалась и канцлер ФРГ Ангела Меркель. И здесь, казалось бы, у мировых лидеров разночтений нет. Вопрос, однако, в том, как именно гасить конфликт. Россия настаивает, что без взаимодействия с правительственными войсками Асада борьба с ИГИЛ обречена. Обама заявил: «Невозможно, чтобы все вернулось к довоенному статус-кво. Асад и его союзники не могут умиротворить большинство населения, которое стало жертвой химического оружия. Нужна переходная фаза: Асада должна сменить новая власть».

Иначе говоря, американский президент предсказуемо не изменил прежнюю позицию, в соответствии с которой президент Сирии должен оставить свой пост. Однако Обама ни слова не сказал о том, по-прежнему ли американцы настаивают на немедленном уходе Асада или готовы скорректировать позицию, так сказать, до лучших времен.

Вслед за президентом США на трибуну поднялся китайский лидер Си Цзиньпин. Он был по-восточному осторожен и витиеват. Мир нужно строить для всех, сказал он. Необходим диалог взамен конфронтации, «крупные страны должны следовать принципу исключения конфликтов, относиться к малым как к равным, исходить из принципов справедливости и ставить эти интересы выше собственных».

Фактически лидер КНР выступал в роли мультяшного кота Леопольда, призывавшего «ребят» «жить дружно»: «Закон джунглей означает, что слабый подвластен сильным. Так страны себя вести не могут. В конечном счете камень упадет на ногу тому, кто его поднял. Нужно отходить от принципов «холодной войны».

Этот призыв, пожалуй, в равной степени касался и России, и США.

Но вот в зале появился Владимир Путин — он выступал восьмым. Появление российского президента привело в движение украинскую делегацию: она как по команде встала и организованно покинула зал. Остальные делегации остались на местах.

Начало выступления Путина напоминало его прошлогоднюю речь на встрече с Валдайским клубом: как и тогда, он напомнил о системе мироустройства, которая сложилась после Второй мировой войны: «Ялтинская система была выстрадана, помогла человечеству пройти через бурные события». На этом сходство заканчивалось: в отличие от прошлого года, российский президент не призывал создать новую архитектуру международных отношений.

Зато с удовольствием прошелся по неким неназванным им государствам, которые любят принимать решения в обход ООН. Впрочем, умолчание было красноречивее всяких слов: присутствующие, конечно же, узнали в этих «государствах» США. «Всякие действия любых государств в обход решений ООН — нелегитимны. Все знают, что после «холодной войны» возник единственный центр принятия решений. И у него, этого центра, возник соблазн думать, что он лучше других знает, что делать, а значит, не нужно считаться с ООН, которая, как у нас принято говорить, путается под ногами», — негодовал президент РФ.

Складывалось впечатление, что он таки решил «постучать ботинком» по трибуне ООН, пусть даже и слегка.

Впрочем, в критике Путина не было ничего нового — слова, которые он произносил на Генассамблее, звучали еще в 2007 году в знаменитой Мюнхенской речи. С тех пор для российского президента в отношении к США не изменилось почти ничего.

«Попытки расшатать легитимность ООН крайне опасны. Тогда у нас не останется никаких правил, кроме права сильного. Это будет мир, в котором будет все больше диктата и все меньше равноправия, мир, где будет множиться число протекторатов и управляемых территорий. Но никто не обязан подстраиваться под единую модель развития!» — в сердцах воскликнул Путин.

США (так и оставшиеся неназванным государством) продолжают «экспорт «цветных революций», в результате «агрессивного вмешательства на Ближнем Востоке разрушены институты и уклад, вместо торжества демократии мы видим нищету и социальную катастрофу», говорил российский глава. «Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: вы хоть понимаете, что вы натворили?!» — задал вопрос Путин, но ответа дожидаться не стал.

Выступление президента РФ дошло до ситуации в Сирии. Отказ от взаимодействия с сирийскими властями он назвал «огромной ошибкой»: «Кроме войск Асада, с ИГИЛ реально никто не борется». Для борьбы с терроризмом нужна широкая коалиция, продолжил Путин: «И ключевыми ее участниками должны стать мусульманские страны, ведь ИГИЛ оскверняет величайшую мировую религию — ислам».

В то же время поддержка Путиным сирийского президента не нашла понимания у французского лидера Франсуа Олланда, который заявил, что сирийские беженцы бегут не от террористов, а от режима Асада. «Я вижу дипломатические усилия по включению Башара Асада в этот процесс (урегулирования. — «Газета.Ru»), — заявил Олланд. — Но Асад — это корень проблемы и не может быть ее решением». Олланд подчеркнул, что новое коалиционное правительство Сирии должно включать в себя и оппозицию, и представителей действующего правительства, однако президенту страны места в этом правительстве Олланд не нашел.

С точки зрения решения сирийского конфликта важным было мнение еще одного крупного регионального игрока, поддерживающего Башара Асада, — президента Ирана Хасана Роухани. Это, кстати, был первый визит иранского лидера в ООН с момента решения иранской ядерной проблемы. И впервые президент Ирана выступал на Генассамблее не в качестве лидера страны, которая находится в изоляции, а представляя страну, которая выходит из нее.

Впрочем, о ситуации в Сирии Роухани говорил максимально расплывчато. Сказал лишь, что Иран «готов помочь восстановлению демократии» в этой стране.

Иранского лидера гораздо больше волновали санкции, которые, заявил он, «в свое время были введены в результате непонимания и враждебного отношения ряда стран»: «Мы никогда не намеревались создать ядерное оружие, и поэтому санкции против нашей страны были незаконными, основаны на невнятных обвинениях. Конечно, США должны были оставить санкции и давление в стороне». В финале своего выступления Роухани предложил «по-новому воссоздать международный порядок, подразумевающий невмешательство в дела других».

И этим призывом президент Ирана до боли напоминал президента РФ.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть