Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Следователи сорвали «Голос»

Обыски в «Голосе» санкционированы федеральной властью

, ,
В правозащитной организации «Голос» прошли обыски — у руководителей изъята оргтехника, работа офиса фактически парализована. Эксперты связывают пришествие следователей с предстоящими сентябрьскими региональными выборами. «Голос» уже 15 лет готовит наблюдателей и следит за законностью волеизъявления граждан по всей России.

В квартирах руководителей ассоциации «Голос» Григория Мельконьянца и Романа Удота прошли обыски. Следователи изымают документы и технику в московском офисе ассоциации. В рамках уже проведенного обыска у сотрудников «Голоса», как сообщила «Газете.Ru» адвокат организации Ольга Гнездилова, забрали еще и компьютеры. Проведение обыска Гнездилова будет оспаривать по формальным основаниям — в ордере на обыск, с которым пришли следователи, указан фактический адрес, который отличается от юридического. Однако эти замечания следователи проигнорировали. И даже, несмотря на имеющийся в деле ордер, не допустили ее для участия в обыске на квартире Мельконьянца.

«Следователь просто вытолкал меня из дверей, заявив, что не допускает меня к присутствию на обыске. Так что обыск на квартире прошел без присутствия адвоката. Это грубейшее нарушение всех процессуальных норм», — говорит Гнездилова.

Тем не менее Григорий Мельконьянц уже получил повестку на допрос, который запланирован на завтра. Романа Удота допросили сегодня. Проводимые в Москве обыски — развитие уголовного дела, возбужденного против руководителя организации «Голос-Поволжье» Людмилы Кузьминой. В 2012 году ее организация получала финансирование от ассоциации «Голос». По версии следствия, переданные ассоциацией деньги были изначально получены от американского государственного агентства USAID, а потому должны облагаться налогом. Всего организацию обвиняют в неуплате налогов на сумму 2 млн 210 тыс. руб.

Сейчас по решению суда на имущество Людмилы Кузьминой — самарскую квартиру и автомобиль Daewoo Matiz — наложены аресты. Ассоциация «Голос» в 2013 году стала первой в России организацией, признанной по суду иностранным агентом. «Голос-Поволжье» в 2015 году постигла та же судьба (самарскую организацию также приговорили к штрафу за уклонение от зачисления в реестр).

Глава организации Людмила Кузьмина в разговоре с «Газетой.Ru» не сомневается в политическом смысле проводимых действий.

«Это просто попытка давления на организацию с использованием дела, которое лишено юридического смысла», — убеждена Кузьмина.

Уголовное дело против организации возбудили по заявлению налоговых органов осенью прошлого года, при этом, по словам Кузьминой, самарский СК дважды пытался уклониться от этого дела, спуская его на районный уровень как незначительное.

«Понятно, что если в такой ситуации дело все-таки поднимают наверх, то делается это по телефонным звонкам начальства», — продолжает Кузьмина. Она пытается сейчас оспорить начисленные налоговые претензии в арбитражном суде. Одно из оснований для оспаривания связано с тем, что «Голос-Самара» не получал средств от USAID, т.к. не заключал с ним никаких финансовых договоров. Средства были переданы как пожертвование именно ассоциацией «Голос». Ассоциация же сама выплатила с когда-то полученных от USAID средств необходимые налоги. Таким образом, считают правозащитники, речь идет о двойном обложении.

Однако в арбитраже посчитали иначе: на двух заседаниях Арбитражного суда Самарской области все жалобы были отклонены. По словам Кузьминой, ответчики строили свою доказательную базу не на налоговом праве.

«В аргументах судей фигурировали ссылки на Стратегию национальной безопасности РФ до 2020 года и другие похожие документы, где описываются внешние угрозы, — говорит глава «Голоса-Поволжье». — В итоге суд постановил, что мы действуем в интересах США, а значит, наша деятельность не общественно полезна и, соответственно, полученные деньги не пожертвование, а оплата услуг».

Сам Григорий Мельконьянц пояснил «Газете.Ru», что когда они получили деньги от USAID, они заплатили с этой суммы все возможные штрафы и пенни. Но после перечисления денег в Самару, региональная налоговая инспекция тоже решила обложить перечисленную сумму налогом на прибыль. «Они отказываются считать эти суммы пожертвованиями, аргументируя это тем, что они получены от американской организации, действующей в интересах США», — говорит Мельконьянц.

Новое рассмотрение дела должно состояться в Арбитражном суде Приволжского федерального округа 30 июля. Людмила Кузьмина поясняет, что Мельконьянц не имел отношения к подписанию финансовых документов «Голоса-Поволжье»: «Он выступал только ревизором нашей организации. Все договора заключены на мое имя. Так что мне не очень понятно, почему его должны обыскивать и допрашивать».

Адвокат Рамиль Ахметгалиев, также представляющий интересы ассоциации «Голос», обращает внимание на то, что по делу о неуплате налогов истек срок давности.

«Срок по таким делам — два года. По общему правилу дела в этом случае прекращают по обращению заявителя. Исключения делают по преступлениям особой тяжести, когда решение выносится судом, — объясняет Ахметгалиев. — Наше заявление суд отклонил. В каком-то смысле по подобным налоговым делам это можно считать прецедентом».

Телефоны Мельконьянца и Удота не отвечают. По мнению Людмилы Кузьминой, новый виток дела связан с подготовкой к региональным выборам.

«Властям, похоже, страшны любые формы независимого наблюдения за выборами. Поэтому «Голос», как самую известную организацию, занимающуюся таким мониторингом, надо постоянно держать на крючке».

Представители политической оппозиции считают, что обыски связаны с сентябрьскими региональными выборами. «Наша организация — это не только я, — говорит Мельконьянц. — С нами сотрудничают многие люди, которые выступают за честные выборы, с которыми мы не связаны трудовыми отношениями. Это попытка устрашения всех потенциальных наблюдателей на выборах».

«Выборы в РФ: за 90 дней до дня голосования назначаются выборы, за 75 дней начинается сбор подписей, за 60 дней начинаются обыски в «Голосе», — написал в твиттере член ЦС Партии прогресса Леонид Волков.


«Все интересней и отмороженней — похоже, у кого-то совсем крышу снесло», — еще жестче выразился в фейсбуке политолог Александр Кынев.

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев полагает, что грядущие выборы для власти и так безопасны. Поэтому, скорее всего, обыски проведены в рамках ужесточения тренда на регулирование НКО.

«Голос» — один из ярких и раскрученных представителей той части НКО, которые воспринимаются властными структурами как агенты внешнего влияния, — говорит Калачев. — Наверняка эти превентивные действия отразятся на активности «Голоса» в 2016 году. К выборам Госдумы он может оказаться в полуразобранном состоянии и без денег».

Координатор наблюдательного движения «Сонар» Андрей Скороход считает, что обыски в «Голосе» — это в любом случае не самодеятельность самарских полицейских, а решение федеральных органов.

«В Самаре нашли к чему придраться (хотя с юридической и налоговой точки зрения неоправданно), чтобы выйти на головной офис, — убежден эксперт. — Возможно, хотят что-то найти, для показательной порки. Хотя ситуация, конечно, сама по себе напрягает. Не хочется, чтобы и ко мне пришли в пять утра с обыском».

Правозащитная организация «Голос» занимается наблюдением за выборами и соблюдением предвыборного законодательства. Основана она в 2000 году и имеет опыт проведения многочисленных мониторингов федеральных и региональных выборов. Она готовила наблюдателей, способных квалифицированно вести наблюдение за выборами и фиксировать нарушения подготовки наблюдателей. С 2011 года организация подвергалась ожесточенной критике со стороны проправительственных СМИ за финансирование со стороны USAID. Именно «Голос» в 2013 году стала первой организацией, признанной по постановлению суда иностранным агентом. В последнее время ассоциация испытывает большие трудности в финансировании своих проектов и старается привлекать средства на основе краудфандинга.

У организации действительно много проблем не только с правоохранительными органами, но и с деньгами, подтверждает Мельконьянц.

«До августа есть возможность существовать на президентский грант, но с сентября остается только «ручеек» пожертвований», — объясняет он. Для подготовки мероприятия для наблюдений за выборами «Голосу» требуется порядка трех миллионов рублей: сюда входят организации семинаров для наблюдателей, подготовка методических материалов и т.д.

«Если не найдем крупных или хотя бы несколько средних жертвователи, то боюсь, наблюдение в ближайшие единый день голосования будет под угрозой», — заключает Мельконьянц.