«Мошенники от истории занимают весьма влиятельные посты»

Вольное историческое общество будет бороться с фальсификациями и лженаукой

Данила Розанов 29.06.2015, 17:30
Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС

Активные действия государства, продиктованные желанием использовать историю в своих интересах, не могли не вызвать сопротивления со стороны профессиональной корпорации. В Москве прошла первая конференция Вольного исторического общества (ВИО), выступающего против политизации истории и «централизованного идеологического производства». По прозвучавшим на конференции высказываниям стало понятно, на какие вызовы готово ответить ВИО.

На первой конференции Вольного исторического общества, состоявшейся в Москве, участники приняли резолюцию и определились с планами на будущее, среди которых — создание сайта, проведение социологического исследования, организация лекций и семинаров, сотрудничество с издательствами и, возможно, подготовка альтернативного учебника истории для школьников.

Вольное историческое общество появилось год назад как независимое профессиональное сообщество историков. «Никакой прямой преемственности нам вести не от кого, — говорит один из создателей ВИО, историк и журналист Никита Соколов. — В советское время все корпорации такого рода были уничтожены или приведены в профанное состояние. Но, разумеется, мы вспоминаем идеалы общественных организаций дореволюционной поры, научные общества императорской России». На это указывает название, созвучное с Вольным экономическим обществом — первой в России общественной организацией, учрежденной в 1765 году.

«В обычное время историки склонны разбегаться каждый по своим углам, но сейчас они почувствовали себя в опасности из-за агрессивного нашествия невежества и демагогии, которая подменяет историю. Такая угрожающая ситуация заставляет нас сплотиться», — говорит историк культуры Сергей Зенкин.

«Что произошло c профессионалами благодаря закону об НКО и уходу международных фондов из страны? Двадцать с лишним лет потрачено на то, чтобы войти в мировое сообщество, подняться до его уровня, а теперь люди, которые ориентированы на это, попали под подозрение. Возникла презумпция виновности», — приводит еще одну причину социолог и историк Михаил Рожанский.

В связи с этим одна из целей сообщества — преодолеть «надвигающийся исторический изоляционизм», — говорит философ Александр Рубцов.

ВИО собирается вести активную просветительскую деятельность, развивать международное сотрудничество и заниматься популяризацией в России главных достижений мирового гуманитарного знания, а в мире — лучших образцов отечественной науки.

«Мы живем в такое время, когда все у нас разворачивается буквально на глазах. — продолжает Рубцов. — Три года назад мы говорили о модернизации, об инновациях, о высоких технологиях. Буквально в считаные годы у нас все уперлось в идентичность, скрепы, традиционные ценности». По его словам, важно понять, насколько сильно изменилось российское общество, и какое будущее страны просматривается через его отношение к прошлому.

ВИО уже запустило проект под названием «Какое прошлое нужно будущему России» и начало работу над методологией социологического исследования, которое поможет изучить общественное историческое сознание и, как выразился Рубцов, «степень инфицированности» общества фальсификациями и пропагандой.

Все начинается со школы

Одним из импульсов для создания ВИО стало намерение представителей властных групп ввести единый историко-культурный стандарт для школы. К настоящему моменту Министерство образования и науки закончило отбор и утвердило три линейки учебных пособий: от издательств «Дрофа», «Просвещение» и «Русское слово». Из старого перечня были исключены 37 учебников. По словам учителя истории Леонида Кацвы, в одобренных книгах имеется огромное количество ошибок. Кроме того, уже сейчас учителей просят сделать выбор, какой линейкой они будут пользоваться, хотя самих учебников пока никто не видел.

Однако и такая вариативность скоро может исчезнуть: в мае депутат Ирина Яровая внесла в Госдуму законопроект о введении единых учебников по математике, истории, русскому языку и литературе.

Но дело далеко не только в учебнике. Проблема заключается в том, что в школе сейчас преподается не история, утверждает Никита Соколов.

Когда преподают русский язык, ученикам объясняют устройство языка, правила грамматики, фонетики. По мнению Соколова, с курсом истории должно быть также. «Нужно не заставлять школьников зазубривать текст, который сейчас кто-то считает правильным», а преподавать научную историю: учить пользоваться историческими источниками, критически относится к информации и т.д.

Эти навыки пригодились бы любому и способствовали бы развитию гражданского общества. «Получился бы более обстоятельный гражданин, который мог бы гораздо лучше ориентироваться, например, в современной прессе и вообще в современном пространстве».

«Когда стало понятно, что историко-культурный стандарт будет рассчитан на подготовку гражданина с другими характеристиками, заучивание «правильной истории», мы решили образовать корпорацию, которая помогла бы отстаивать интересы науки», — говорит Соколов.

Ожидается, что отобранные Министерством образования учебники появятся в августе — начале сентября. ВИО намерено организовать их публичное обсуждение и провести подробный разбор недостатков. На конференции также говорилось о возможности создания альтернативного учебного пособия, учебной программы, а также организации лекций, семинаров и онлайн-курсов для школьников и учителей.

«Нет никакой защиты, кроме репутации»

В обществе предусмотрен механизм защиты от случайных людей. Изначально оно формировалось следующим образом: было выделено 16 тематических кластеров, путем опроса в профессиональных фокус-группах выбраны их лидеры — признанные специалисты, которые выступили учредителями. Каждый из них, в свою очередь, номинировал примерно по десять человек, которых хотел бы видеть членом общества.

Такой порядок сохранится и в будущем: чтобы вступить в ВИО, необходимо получить по крайней мере две рекомендации от действительных членов и последующее утверждение со стороны совета общества. Сейчас в ВИО входят 110 человек.

«С самого начала мы решили, что не можем руководствоваться никаким формальным критерием, поскольку мошенники от исторической науки имеют степени высокие и нередко занимают весьма влиятельные посты. Поэтому нет никакой защиты, кроме репутации», — объясняет Никита Соколов.

Одна из ключевых задач ВИО — формирование экспертной среды: оно, в частности, будет вести борьбу с историческими фальсификациями, участвовать в проверке диссертаций. В начале осени должен быть запущен сайт ВИО, где специалисты будут давать оценку общественно-значимым событиям и публичным высказываниям политиков и лидеров общественного мнения. Историки намерены не только комментировать нелепицы и злонамеренные высказывания, связанные с историей, но и продвигать собственную позитивную повестку: публиковать данные о действительно важных событиях науки.

По словам члена ВИО историка Константин Морозова, уже достигнуты предварительные договоренности с издательством АСТ, для которого специалисты будут писать внутренние рецензии на книги исторической тематики, готовящиеся к печати, до начала редакционной работы.

Общество планирует работать в тесном партнерстве с изданием «Историческая экспертиза» и недавно закрывшимся журналом «Отечественные записки» (последний может быть переформатирован частью старой редакции под новые задачи), а также сотрудничать с другими СМИ.

Проект Вольного исторического общества реализуется при поддержке КГИ Алексея Кудрина, который стал соучредителем, и ГМК «Норильский никель». Так как НКО была зарегистрирована лишь полгода назад, у нее пока не было возможности подать на государственные гранты. Участие иностранного финансирования не предусматривается.

ВИО намерено дистанцироваться от политической полемики. Члены общества особо подчеркивают, что они не отдают предпочтения какому-либо подходу и настаивают на многообразии и деидеологизации истории, а на обвинения проправительственной прессы, заподозрившей их в антигосударственной деятельности, отвечают просто: «Мы никакие не антигосударственные, мы просто профессиональные».