Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Путин не отпустил «ниточки»

Совет по правам человека обсудил с президентом Путиным вопрос реформы закона об НКО — «иностранных агентах» и поднял проблему «болотного дела»

Жанна Ульянова, Ольга Кузьменкова 04.09.2013, 22:50
Путин на встрече с членами СПЧ признал необходимость поправок в законе об НКО Михаил Климентьев/ИТАР-ТАСС
Путин на встрече с членами СПЧ признал необходимость поправок в законе об НКО

Владимир Путин обсудил с президентским Советом по правам человека реформу закона об НКО. Глава государства сам предложил правозащитникам внести предложения, при этом ограничив их поправки исключительно конкретизацией понятия «иностранный агент». Глава Совета Михаил Федотов тщетно настаивал на «фундаментальных изменениях». На встрече в Кремле также прозвучала тема судебного процесса над участниками акции на Болотной площади, однако президент воздержался от комментариев по «болотному делу».

Заседание президентского Совета по правам человека в Кремле началось в среду со вступительной речи Владимира Путина. От общих слов о работе консультативного органа президент неожиданно перешел к закону об НКО и согласился с необходимостью внесения в него поправок. «Согласен с теми критиками, которые говорят, что здесь не все ладно. Это так и есть», — сказал Путин, добавив, что «с удовольствием» выслушает предложения правозащитников.

Впрочем, глава государства дал понять, что поправки могут коснуться только уточнения термина «иностранные агенты». По мнению Путина, в остальном закон «толерантен» к иностранному финансированию НКО в сравнении с подходом к этому вопросу США и Индии. В подтверждение своей позиции президент даже процитировал интервью лидера Индийского национального конгресса, вдовы бывшего премьер-министра Индии Раджива Ганди Сони Ганди одной из индийских газет: «Мы не для того добивались независимости, чтобы теперь американцы дергали за ниточки наши НКО».

Таким образом, в среду Путин упредил предложения членов совета, с января этого года искавших возможности показать президенту поправки к закону об НКО.

На встрече Путина с членами СПЧ 12 ноября прошлого года, когда закон об «иностранных агентах» еще не вступил в силу, правозащитники выражали обеспокоенность новыми правилами работы некоммерческих организаций. Тогда члены совета предлагали «исключить» из-под действия закона все организации, чья деятельность не связана с политикой, но к ним не прислушались.

Закон вступил в силу 21 ноября 2012 года, а уже в марте этого года начались массовые внеплановые прокурорские проверки НКО. Контролирующим органом, регулирующим деятельность таких организаций, был назначен Минюст, при этом никаких подобных «облав» при подозрении в иностранном финансировании в законе предусмотрено не было. Поэтому проверки официально проводила Генпрокуратура под предлогом подозрений в экстремизме, на деле в офисах десятков НКО были изъяты финансовые документы.

По итогам проверок прокуратура потребовала признать «иностранными агентами» не только наиболее авторитетные правозащитные организации «Голос», «Мемориал», «Московскую Хельсинкскую группу», но и «Комитет солдатских матерей», Фонд помощи больным муковисцидозом, «Муравьевский парк устойчивого природопользования», занимающейся охраной журавлей и дальневосточных аистов в заказнике «Журавлиная родина». А генпрокурор Юрий Чайка в своем рвении дошел до того, что обнаружил четырех «иностранных агентов» даже в президентском Совете по правам человека, о чем сообщил на заседании Совета Федерации 10 июля этого года.

Последняя встреча с президентом состоялась в июле. На ней Путин согласился, что закон об НКО может быть частично отредактирован, и поручил проработать вопрос о разделении в законе организаций на занимающихся политикой и социальными вопросами. Было решено, что распределение бюджетных средств на конкурсной основе, предназначенных для реализации НКО «социально значимых проектов», будет курировать экс-председатель СПЧ, глава движения «Гражданское достоинство» Элла Памфилова.

В среду, 4 сентября, председатель СПЧ Михаил Федотов поблагодарил Путина за то, что тот затронул важную тему, и объяснил ему, что закон об НКО требует «фундаментальных изменений», а не только корректировки и уточнения понятия «иностранный агент».

«Эти новеллы, в которых просто перепутаны договоры агентирования и договоры пожертвования, нарушили стройность гражданского законодательства, и сейчас нам нужно эту проблему решать в целом, а не по мелочам», — сказал Федотов. Он просил главу государства создать рабочую группу, которая до конца года разработала бы проект поправок. Федотов отметил, что несмотря на увеличение финансирования НКО более чем в три раза (3,2 млрд рублей), денег все равно не хватает на замещение иностранного финансирования. Поэтому он предложил «приумножить эти бюджетные суммы за счет прозрачных пожертвований российского бизнеса».

«Пусть российский бизнес тряхнет мошной и даст Элле Александровне (Памфиловой. – «Газета.Ru») еще 200 млн рублей», — сказал глава СПЧ.

Он также предложил привлечь финансирование для НКО из-за рубежа, но под присмотром — «за счет иностранных и международных благотворительных фондов». «Если эти дополнительные средства будут распределяться на конкурсной основе через организацию Эллы Александровны [Панфиловой], никто не усомнится, что каждый рубль пойдет на благое дело», — заверил Путина Федотов.

В свою очередь член совета Елена Тополева-Солдунова, основной докладчик по реформе СПЧ на заседании, предложила создать особый налоговый статус для некоторых категорий НКО, так называемых организаций общественной пользы.

Она также рассказала Путину историю «Муравьевского парка устойчивого природопользования» на Амуре в качестве примера правоприменительной практики закона об «иностранных агентах». У организации, которая занимается сохранением редких видов птиц, скудное финансирование, рассказала Тополева-Солдунова защитнику журавлей-стерхов. «Сейчас их проверила прокуратура в достаточно жесткой форме и выписала им предупреждение, что они должны зарегистрироваться как иностранные агенты, потому что получают эти иностранные средства и потому что она усмотрела в их деятельности политическую составляющую. В чем, на их взгляд, выражается эта политическая деятельность? В том, что они, в частности, инициировали сбор подписей за ограничение весенней охоты и выпустили такое заявление?»

Путин поблагодарил за предложения и обещал, что его администрация их изучит и проанализирует. «Обязательно не просто вернемся, а займемся этим прямо сейчас», — сказал Путин.

«Владимир Путин записал, но ничего не сказал», — отметил в разговоре с «Газетой.Ru» глава ассоциации «Агора» Павел Чиков, член совета.

Тема судебного процесса над участниками акции на Болотной площади 6 мая прошлого года прозвучала во время встречи с президентом уже ближе к концу. Опасения по поводу возможности применения избирательного правосудия по отношению к «болотным узникам» высказал журналист Николай Сванидзе.

«Я сказал, что Болотный процесс сложный. Там была дикая толчея и давка, потому что был закрыт проход на Болотную, и очень большая разница между теми акциями, когда проход на Болотную был открыт, и теми акциями, когда проход на Болотную был закрыт. Я сказал, что очень активен был ОМОН, и в этой ситуации люди вели себя по-разному. Кто-то вел себя весьма агрессивно, но я не уверен, что именно эти люди были задержаны. Кто-то мог отмахнуться, кто-то вообще стоял рядом и никого не трогал», — рассказал Сванидзе. По его словам, вопросы вызывают условия содержания фигурантов дела 6 мая во время процесса в Мосгорсуде. Сами «узники» неоднократно жаловались на плохую слышимость в судебном аквариуме, а также на духоту и отсутствие санитарных условий.

«Я просил президента как гаранта Конституции внимательно отнестись к этому процессу. На это президент никак не отреагировал. Он выслушал внимательно, но никак своей реакции не продемонстрировал», — сказал Сванидзе.

В конце августа СПЧ предлагал провести научно-общественную экспертизу «болотного дела». А в мае обращался к депутатам Госдумы с просьбой поддержать инициативу ряда парламентариев от КПРФ об амнистии для фигурантов «болотки».