Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Войны не будет, идет борьба элит»

Замдиректора ИМЭМО Василий Михеев объяснил «Газете.Ru», какие внутренние проблемы хочет решить КНДР, нагнетая военное противостояние с Сеулом

Мария Макутина 11.04.2013, 16:53
KCNA/Reuters

Одна из северокорейских баллистических ракет на восточном побережье страны приведена в стартовое положение, сообщили в четверг японские СМИ. Замглавы Института мировой экономики и международных отношений РАН Василий Михеев считает, что обострение связано с внутриклановой борьбой в руководстве КНДР, непрочными позициями Ким Чен Ына и тяжелой экономической ситуацией. Пхеньян повышает ставки, чтобы потом снова вернуться за стол переговоров и выторговать себе помощь, однако любая военная провокация с его стороны может привести к быстрому концу режима.

— Война на Корейском полуострове будет?

— Нет, не с кем воевать. Если КНДР позволит себе случайную военную провокацию, то судьба режима за пару-тройку дней будет решена. (Северокорейский) режим вообще обречен. Многое сейчас в этой стране напоминает конец советского режима образца Горбачева. Экономика, официальная, распределительная, работает плохо, все держится на черно-сером рынке. Военные сейчас пользуются военной истерией и перетягивают распределяемые ресурсы на себя от гражданской бюрократии.

Идет борьба элит. Нынешний лидер Ким Чен Ын не обладает реальной властью, которая была у Ким Чен Ира (его отца, руководившего КНДР до своей смерти 11 декабря 2011 года. — «Газета.Ru), он скорее выполняет роль прикрытия, под которым идет реальная борьба кланов за ресурсы, за власть. Нужен триггер, то есть спусковой крючок, в судьбе СССР эту роль сыграл ГКЧП. Что будет в КНДР, сказать трудно.

Здесь много неопределенностей, Ким Чен Ир просчитывался, а Ким Чен Ына трудно просчитать. Роль триггера может сыграть конфликт кланов из-за военной ситуации, а могут санкции Китая, который сейчас нацелен ужесточать свою позицию.

— Зачем КНДР затеяла этот конфликт?

— Во-первых, это продолжение старой тактики взвинтить обстановку и попытаться получить от США и Южной Кореи побольше денег за то, чтобы потом вернуть ее в нормальное русло. А второе — населению нечего есть, и это надо чем-то объяснять. А войной легко объяснить: «Чего вы хотите, у нас война!». На этом фоне разгорается межклановая борьба, потому что Ким Чен Ын слабее Ким Чен Ира.

— Как КНДР намерена получить экономическую помощь от США?

— Как они это делали и до этого. Они накаляли обстановку, потом входили в переговоры, получали деньги в обмен на обещание, что они заморозят свою ядерную программу, тратили деньги, снова обостряли обстановку,

снова начинали переговоры, снова получали деньги в обмен на обещания. Получали огромные суммы от Южной Кореи, США, Китая, Европы, гораздо больше, чем от СССР во время нашей советской якобы дружбы.

— Сейчас Север пойдет по такому же сценарию?

— Раньше он был прогнозируем в этой схеме «обострить-ослабить-получить деньги», сейчас появляется второй мотив, непрогнозируемый, это связано с внутриклановой борьбой и с непрочными позициями самого Ким Чен Ына. В этой ситуации

может произойти случайное или спровоцированное кем-то серьезное обострение. Может произойти запуск ракеты или еще одна попытка ядерного испытания, которое может быть неудачным — и тогда возможно радиоактивное заражение. Россия, между прочим, всего в 140 км от того места, где они делают эти гадости, Китай — в 100 км. Наш Дальний Восток оказывается под угрозой. А вдруг эта ракета отклонится от курса и упадет где-нибудь под Владивостоком?

— Думаете, КНДР все же запустит ракету?

— Запуск ракеты может быть тренировочный. Проблема в том, куда она полетит, она же у них неконтролируема, технологии слабые, лет десять назад она вообще упала в российские воды, к счастью, никого по голове не стукнула.

— США и Южная Корея воспользуются своим упреждающим планом?

— Во-первых, в этом плане должен участвовать Китай. Во-вторых — нужна конференция наподобие Ялтинской (совещание лидеров стран антигитлеровской коалиции в феврале 1945 года, на которой решалась судьба послевоенной Германии. — «Газета.Ru»). На такой конференции по КНДР должны собраться Китай, Россия, США, Япония и Южная Корея и решить, что делать с ней после падения режима. При скоординированных действиях не только США и Южной Кореи, но и с Китаем, хорошо бы и с Россией, режим КНДР больше одного дня не продержится.

— Каковы цели США и Южной Кореи?

— Стратегически у всех одни: чтобы КНДР стала нормальным рыночным государством и чтобы естественным путем была устранена ядерная программа. Сейчас США пошли на смягчение риторики, отказались от запуска баллистической ракеты, они показывают, что США и Южная Корея не хотят провоцировать Северную Корею.

Подождите конца апреля, закончатся американо-южнокорейские учения, риторика Северной Кореи спадет, и она попытается опять вступить в переговоры. КНДР просто повышает ставки, но это бесперспективная политика, потому что они почти дошли до потолка. До окончания военных учений Пхеньян должен что-то сделать, иначе ему в следующий раз никто не поверит. Скорее всего, он пустит учебную ракету.

— Как вы оцениваете поведение России в этом конфликте?

— Россия — ответственная ядерная держава, ядерная КНДР совершенно неприемлема для нее, Москва никогда не признает ядерный статус КНДР. Россия не хочет играть активную роль в разрешении проблемы, но, с другой стороны, хочет оставаться в шестистороннем процессе урегулирования ядерной проблемы. Я думаю, по этому конфликту позиция России пока слишком мягкая.