Слушать новости

Доренко ушел из журналистики

,

Известный телерадиоведущий Сергей Доренко 30 апреля внезапно уволился с радиостанции «Эхо Москвы». Утром он провел свою последнюю программу «Разворот» в эфире «Эха» и попрощался с радиослушателями. В интервью «Газете.Ru» Доренко объявил, что никакого конфликта с руководством радиостанции у него нет, а из журналистики он решил уйти, по крайней мере на время.

— Сергей, с чем связано ваше решение уйти с «Эха Москвы», что случилось?

— Ничего не случилось. Просто возникло ощущение, что выполнил все цели. Они были разные. В профессиональном плане на радио была важна проба себя в новом жанре, новым способом. И для меня это был страшно большой вызов. Когда я делал первые программы на радио, у меня между лопатками пробегала струйка пота, как у летчика во время первого полета. Было очень тяжело. Я всегда тщательно готовился к эфирам. На телевидении я даже нечаянные реплики прорабатывал, потому что ненавижу экспромт и капустник. Когда капустник выдают за произведение искусства, по-моему, это свидетельство лени творческого человека. Я боялся, что получится капустник. Но я себе доказал, что могу вести программу на радио. Вторая задача, которую я перед собой ставил, — посмотреть, кто работает в этом медиапространстве, и стать лучшим. И у меня это получилось, я не вижу, кто может быть номером два в этом жанре. И еще одна задача, которую передо мной поставил Алексей Венедиктов, — повысить рейтинг. Он был повышен многократно — в восемь-десять раз.

— Если все так хорошо складывается, как вы говорите, зачем же понадобилось уходить?

— В какой-то момент я понял, что пришел к «флажку», то есть я шел к «флажку» и была цель или дойти, или умереть, и я очень старался, не жалел себя ни на каком этапе, занимался самосожжением. И в этом самосожжении я достиг всех целей, остановился и сказал себе: «А теперь что я делаю?» Человек ведь существо берложное, если я скидываю ноги с кровати, я должен понять, зачем я это делаю. В какой-то момент потерялось ощущение, зачем ехать на работу. Я несколько раз поймал сам себя на самоцитировании в эфире, а это для меня большое горе, хотя я понимаю, что радио — это устность жанра и слышащие либо не понимают, что я сказал, либо не запоминают. Но мне не хотелось повторяться, и я себя застиг врасплох и почувствовал от этого засаду. Я беспощаден, когда соревнуюсь сам с собой. Поэтому я пришел на работу к семи утра, и как-то само собой из-под моих пальцев вылезло письмо Алексею Венедиктову, просто дружеское письмо о том, что я ухожу, а потом я провел последнюю утреннюю передачу на «Эхе Москвы».

— Куда в таком случае дальше путь держите?

— Я бы хотел уехать на несколько недель в Анголу. Я жил там и работал в молодости два года, хотелось бы вспомнить детство, поторговаться на рынке с торговкой в Анголе. Но, когда я туда смогу поехать, пока не знаю. Во всяком случае, сейчас там довольно сложный период — пасмурно и сухо, вода холодная. Хотя и другого много есть всего. Меня ждет Америка, Азия, Африка. Хотел бы побывать в Латинской Америке.

— То есть отправитесь путешествовать по миру?

— Я с детства вел кочевой образ жизни, у меня отец был военный, так что двенадцать лет жизни мы переезжали с места на место. Потом я уехал на два года в Анголу. После этого жил в Москве. А когда случилась история с мотоциклом, почти два года колесил по миру. Так что для меня это вполне естественно.

— А по России путешествовать нет желания?

— По России невозможно путешествовать, если вы не гость губернатора. Когда ездишь по российским регионам, тебя могут огреть по голове, а в Анголе можно чувствовать себя в безопасности.

— А какие-то предложения по работе у вас есть?

— Меня очень зовут работать на Украину. Украинцы милые, замечательные люди, и еда у них отменная, и хотя я сам родом из Крыма, но чувствую, что они не мои люди, я все же человек Дальнего Востока, Сибири. Поэтому никогда я из России не уеду.

— Тогда надеемся, что вы вернетесь в российское медиапространство.

— Возможно, когда я буду стоять на трапе самолета, летящего в Анголу, я скажу, как герой фильма «Агент 007» актер Шон Коннери: «Mission is complete», — или как Арнольд Шварценеггер в фильме Терминатор: «I' ll be back». Посмотрим.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть