«Российская газета»: глава СКР Бастрыкин хочет вернуть в УПК понятие «объективной истины»

Следственный комитет России разработал законопроект, вносящий принципиальные изменения в Уголовно-процессуальный кодекс. Поправки ведомства вводят в УПК понятие «институт установления объективной истины» и наделяют участников уголовных процессов новыми правами, заявил в интервью «Российской газете» председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин.

По его мнению, введение в УПК института установления объективной истины по уголовному делу позволит обеспечить гарантию конституционного права на справедливое правосудие, а также повысить степень доверия граждан к суду.

Бастрыкин считает, что в стороне от внимания разработчиков действующего Уголовно-процессуального кодекса, вступившего в силу в 2002 году, остались ряд традиционных институтов уголовного судопроизводства, которые доказали свою ценность на протяжении многих лет. В первую очередь речь идет об «объективной истине», которая ранее была целью уголовно-процессуального доказывания.

По словам Бастрыкина, основным доводом сторонников исключения понятия объективной истины из Уголовно-процессуального кодекса было то, что этот институт является «пережитком марксистско-ленинской политической идеологии». Бастрыкин, в свою очередь, убежден, что «объективная истина не имеет ничего общего с какой-либо политической идеологией».

Главе Следственного комитета России не нравится то, что суду в сегодняшнем процессе отводится роль пассивного наблюдателя и он не должен проявлять активность при собирании доказательств.

Бастрыкин подчеркивает, что «в статье 6 УПК РФ уголовное преследование и справедливое наказание виновных, а также ограждение от этих неблагоприятных правовых последствий невиновных определяются в качестве назначения уголовного судопроизводства». Он убежден, что сделать это невозможно без выяснения обстоятельств уголовного дела «такими, какими они были в действительности», то есть установления вышеупомянутой «объективной истины».

«Проще говоря, процесс доказывания по уголовному делу должен быть ориентирован на достижение объективной истины. Это является необходимым условием правильного разрешения уголовного дела. Но УПК Российской Федерации не содержит требования о принятии всех возможных мер, направленных на ее отыскание. Не способствует установлению истины и реализованная в законе модель состязательности. Она тяготеет к чуждой традиционному российскому уголовному процессу англо-американской доктрине», — сказал Бастрыкин «Российской газете».

По его мнению, при этой доктрине в процессе приоритетной является «не объективная, а формально-юридическая истина», которую определяет сторона, победившая в процессе, даже если эта истина не соответствует действительности.

Бастрыкин хочет для России «романо-германской модели» уголовно-процессуального доказывания. Он убежден, что к этой модели традиционно тяготеет российское уголовное судопроизводство и именно она основана на приоритете «достоверного, объективно истинного знания о событии преступления».

Бастрыкин хочет изменить Уголовно-процессуальный кодекс так, чтобы понятие презумпции невиновности применялось лишь в том случае, если по делу невозможно достичь объективной истины, «и только после принятия исчерпывающих мер к ее отысканию».

Судья, в соответствии с поправками Следственного комитета, «не только руководит судебным заседанием и обеспечивает состязательность и равноправие сторон, но и принимает меры к всестороннему, полному и объективному выяснению всех обстоятельств уголовного дела». Суд наделяется обязанностью по ходатайству сторон или по собственной инициативе восполнять неполноту доказательств в той мере, в какой это возможно в ходе разбирательства. При этом подразумевается, что суд сохраняет объективность и беспристрастность.

Помимо всего прочего, законопроект, разработанный следователями, предусматривает расширение перечня оснований возвращения уголовного дела прокурору. Согласно ему, водятся два новых основания для возвращения уголовного дела: это «неполнота доказательств, которая не может быть восполнена в судебном заседании», и «необходимость предъявления обвиняемому нового обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении».

Новыми основаниями для пересмотра судебных решений, не вступивших в законную силу, согласно законопроекту, будут считаться «односторонность или неполнота судебного следствия». Проведенным «односторонне или неполно», согласно новым поправкам, будет признаваться судебное следствие, «в ходе которого остались невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло существенно повлиять на выводы суда».