Мужчины с ампутированным духом

Колумнист «Газеты.Ru» о распоясавшихся русских мужчинах

Праздник Дня России заставил меня подумать о важном: что же такое «русский мужчина»? Настоящий патентованный эталон из Палаты мер и весов, которого можно хоть сейчас отправлять на выставку народного хозяйства? Хороший русский мужик, одним словом — кто он?

Чтобы понять, что такое «русский мужчина», и это не обязательно чистый славянин с лицом Ильи Муромца, а вообще «наш мужик», надо стать женщиной. Причем женщиной пожилой, с тяжелой сумкой в руке, чтобы посмотреть, уступит ли мужчина мне место в транспорте.

Я подумал об этом, когда случайно сел в метро на свободное место, чтобы было удобней сделать правки в документе, и тут же вскочил, чтобы уступить место пожилой даме. Но она улыбнулась и сказала: «Сидите, сидите». От этого ее «сидите» мне захотелось зарыдать и убежать в дальний конец вагона. Разве можно принимать как должное сидящего мужика?!

Но я посмотрел на мужчин рядом. Многие из них сидели, расставив ноги, уткнувшись в экранчик телефона или притворяясь спящими: «Феминисты хреновы», — подумал я.

Из всего феминизма они вынесли только такое равноправие: нагло сидеть, когда перед ним стоит дама. Возможно, для того, чтобы побуждать этих самцов к действию, нужен лучший креатив, чем убогие призывы уступать места. Нужен плакат с изображением, пускай стилизованным, мужского детородного органа в состоянии «беспокоя» и надписью: «Стою, пока стоит».

В Испании недавно начали с малого — повесили в автобусах знаки, призывающие мужчин не сидеть с широко раздвинутыми ногами, мешая устроиться другим пассажирам. Явление это стало распространенным во многих европейских городах и получило название «manspreading».

Именно такой посыл быстрее дойдет до тех, для кого пресловутые «яйца и щетина» стали двумя китами их образа действия. Хотя тот, кто о них написал, прекрасно показал нам недавно образчик типичного современного российского мужика в клипе «Экстаз». В нем якобы брутальный самец из автомастерской попадает в объятия дамы, которая проводит с ним жаркие ночи, принимая его за одноклассника, которого не видела много лет.

При этом, когда обман выясняется, она все равно собирается забрать мужчину в Америку, где она живет.

Уже в аэропорту она встречает настоящего одноклассника, но тот первый все равно хочет сбежать, хоть тушкой хоть чучелком, но только бы выбраться. Молодой человек суетлив, ведет себя не по-мужски, не может уйти с достоинством, и это то, что отличает современного мужчину от тех, на кого я привык равняться в юности.

В самом конце этого клипа герой сидит с очередной дамочкой на фоне автозаправки и жалуется ей на свою несчастную судьбу. А сзади на стене этой самой автозаправки украшение ко Дню Победы, орден Отечественной войны.

Эта деталь мне показалась не случайной. Я понял, что хотел сказать Шнур: «И орден у него такой Отечественной войны первой степени», — это милицейская ориентировка, которую дают в «Месте встречи» на бандита Фокса. Орден и офицерская форма, маскировка для преступника, который выдает себя за офицера. Любимец женщин и настоящий womanizer, Фокс в то же время преступник, с которого в конце концов срывает орден сыщик Владимир Шарапов.

Шнур хочет напугать, и мне действительно страшно: вот он, современный российский мужик — суетливый Фокс, герой-любовник, дешевый жиголо.

Жить за счет женщин становится нормальным. Нормальным кажется и все то, что, мне кажется, не годится делать мужчинам — обсуждать с друзьями шопинг и публиковать бесконечные селфи в социальных сетях. У меня есть такие «френды», они делают это с завидной регулярностью, вызывающей чувство тихого омерзения.

Не надо крайностей — мыться каждый день и прилично выглядеть должен любой мужик, будь он слесарь, будь он профессор. Но повышенное внимание к себе и нарциссизм, которым страдают сегодняшние молодые люди, вызывает только усмешку.

При этом проблема в том, что на взгляд нас, «старых мужиков», молодые мужики реально распоясались.

Поведение, за которое любой мужик еще лет 20 назад был бы нещадно бит, сегодня становится нормой. Одна из моих приятельниц, которая пребывала одно время в отчаянном состоянии, попросту пригласила к себе жить понравившегося парня, даже не зная, кто этот человек. Все кончилось вполне мило: он постоянно вымогал у нее деньги, пока не был выставлен вон. Хороший человек, как говорится, а мог бы и полоснуть.

Когда я пишу эти строки, я отнюдь не хочу сказать, что поколение 40-летних, к которому я принадлежу, святые люди. Однако в мое время, казалось, существовали «понятия», по знанию которых можно было узнавать друг друга, как узнавали друг друга по значкам из Гарварда его выпускники.

Встать, когда входит дама, уступить место женщине, подать руку старушке, которая выходит из автобуса, не сморкаться виртуозно двумя руками. Платить в ресторане, если вы пригласили даму, разделить с ней счет, если вы друзья, но ни в коем случае не давать даме платить за себя, если только это не ее подарок на ваш день рождения.

Не нажираться пивасиком, не носить сетчатую майку на голое тело. Да и еще не наваливаться на женщину и не идти с ней рядом, зажав ее голову «под локоть».

Когда я наблюдаю за поведением мужчин сегодня, кажется, что «правильных» мужиков почти не осталось. Да, конечно, неопрятное и грубое мужичье сменяют сегодня разные там любители подстриженных бородочек, метросексуалы с добрыми глазами, милые добрые мальчики, которые могут поплакать в кинотеатре над романтическим фильмом. Но это другая крайность. Слишком много слез обесценивает мужчину, мужские слезы — это бренд с миллиардной капитализацией, и именно поэтому мужчины плачут слишком редко.

Дорогие русские мужики, вы ведь можете быть интересным, романтичными, умными, мужественными, воспитанными, даже сентиментальными. В общем, быть джентльменами старой школы, которую многим еще посещать и посещать. Иногда я еще вижу этих «джентльменов старой школы». В метро, в транспорте, в офисах я смотрю на вас с восхищением. Вы можете быть разными: лысыми и с волосами, с животиком или без, накаченные и не очень, красивые и не очень, но во всех вас чувствуется какой-то стержень, какая-то жизнь, какая-то живость — мужской дух.

В мужчине главное — это дух, и, как говорит герой Аль Пачино в фильме «Запах женщины», нет ничего хуже, чем ампутированный дух.

Дух должен быть на месте, его не накачаешь ни в каком спортзале, и именно его присутствие и составляет «патентованность» мужчины, а русского мужчины в особенности. Юрий Гагарин и Владимир Высоцкий, Виктор Цой и офтальмолог Святослав Федоров, диктор Игорь Кириллов, политик Евгений Примаков и актер Олег Янковский, танцовщик Рудольф Нуриев.

Таких мужчин нужно беречь. Они еще могут научить молодых. А то ведь школа джентльменов скоро закроется, и будет негде постигать «понятия».