Слушать новости

Резервы приросли к зиме

Золотовалютные резервы России выросли впервые с сентября

Золотовалютные резервы России выросли впервые с сентября. Но, увы, этот отрадный факт, который не преминул отметить Владимир Путин, не означает успех финансовой политики властей. Низкие нефтяные цены продолжат давить на рубль и вызовут дефицит бюджета, а российским корпорациям по-прежнему нужна валюта для погашения своих долгов. Все эти проблемы будут решаться за счет средств Центробанка.

Международные резервы России (золотовалютные резервы, ЗВР) за неделю с 22 по 28 ноября выросли на $5 млрд, или на 1%, и составили $454,9 млрд. Об этом упомянул и премьер-министр Владимир Путин в начале своего общения с населением в четверг. «Только что я получил свежую информацию от Центрального банка —

впервые за последние недели мы наблюдаем рост золотовалютных резервов Центрального банка Российской Федерации»,

— поделился радостью глава правительства.

Действительно, от таких сообщений публика уже отвыкла. В последний раз подобное явление наблюдалось 19–26 сентября. Всего же с начала августа, когда резервы России достигли рекордных $598,1 млрд, они сократились к 28 ноября на 23,9%, то есть опустились ниже уровня начала года ($478,8 млрд).

Капитал начал массово уходить из страны после военных действий в Южной Осетии и углубления финансового кризиса, а следом начал ослабевать рубль. Это и привело к таянию международных резервов.

Дело в том, что капиталы, уходящие за границу, конвертируются в основном в американский доллар, что усиливает спрос на него и подталкивает курс рубля вниз. Дешевеющий рубль, в свою очередь, становится менее привлекательным, а это еще больше снижает спрос на него и увеличивает — на доллары. Чтобы поддержать относительную стабильность рублевого курса, ЦБ вынужден увеличивать предложение долларов, выбрасывая на внутренний валютный рынок запасы из своих резервов. Ситуацию усугубляет рост американской денежной единицы относительно евро и британского фунта: резервы, номинированные в этих валютах, снижаются при пересчете их на доллары.

Почему резервы в конце ноября вдруг выросли, ни ЦБ, ни Путин не объяснили. Возможно, просто произошла «коррекция», наподобие той, которые периодически происходят после монотонного изменения стоимости каких-то активов.

Банки могли зафиксировать прибыль от массированной скупки долларов, а может, они просто «переборщили» с их приобретением и ощутили дефицит рублевой ликвидности, тем более что это был период налоговых платежей,

предполагает директор Центра макроэкономических исследований БДО «Юникон» Елена Матросова. Но все может объясняться и простой переоценкой ЗВР, ведь евро в этот период укрепился по отношению к доллару на 3%.

Впрочем, Элина Рыбакова из Ситибанка предполагает, что

большая часть прироста резервов обусловлена увеличением на $22 млрд в ноябре Фонда благосостояния, средства которого входят в данный показатель.

Этот фонд стал пополняться в августе, после того как были до необходимого уровня доведены «ненефтяные» перечисления в бюджет и в Резервный фонд. «Основные причины увеличения объема международных резервов России — это расширение валютного коридора, что позволило ЦБ не тратить валютные резервы на поддержание высокого курса рубля, и повышение ставки рефинансирования, что привело к сокращению чистого оттока капитала», — добавляет замдиректора инвестиционно-торгового департамента Абсолют банка Елена Буравлева.

Однако это вовсе не позволяет говорить о сломе негативной для ЗВР тенденции.

В дальнейшем резервы ЦБ продолжат падать, считают эксперты. Вопрос только в темпах этого снижения.

Причин, чтобы тратить российские резервы, будет предостаточно. Спрос на валюту определяется расходами на импорт и обеспечение долговых обязательств, рассуждает Матросова. Убыль госзаначки будет зависеть от внешней конъюнктуры, от того, каким образом смогут российские корпорации рефинансировать свою внешнюю задолженность и насколько для решения их проблем будут использоваться международные резервы Центробанка. Во-вторых, при относительно низких нефтяных ценах продолжится давление на рубль. Если цена нефти не опустится ниже $40 за баррель, значительного сокращения объема международных резервов, скорее всего, не будет, полагает Буравлева.

Другие эксперты настроены более пессимистично. «Мы рассматриваем увеличение резервов как временное и ожидаем, что они продолжат снижаться до тех пор, пока рубль остается переоцененным, — отмечает Рыбакова. —

При средней цене на нефть $65 за баррель (Brent/WTI) мы ожидаем, что рубль упадет в дальнейшем примерно на 15% против евро-долларовой корзины».

В-третьих, за счет накопленных резервов будут компенсироваться все госдефициты — бюджета, Пенсионного фонда и так далее. «Мы полагаем, что правительство будет вынуждено использовать Резервный фонд для финансирования бюджетного дефицита, который может достичь целых $35 млрд, — продолжает аналитик Ситибанка. — Фонд благосостояния может использоваться для инвестиций или поддержки пенсионной системы».

То, что все эти проблемы будут решаться за счет резервов Центробанка, дал понять и глава правительства. «Мы, если потребуется, — а мы уже это делали — будем аккуратно использовать и золотовалютные резервы, и другие фонды, которые имеются в распоряжении правительства», — пообещал Путин.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть