Ну вы знаете русских! Примеры «клюквы» в западном кино

Главная «клюква» западного кино

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Советский Иван в исполнении Арнольда Шварценеггера против «Хулиганы», секретная школа секс-шпионок для Дженнифер Лоуренс, а также американские школьники, дающие отпор СССР в Третьей мировой войне: «Газета.Ru» рассказывает, какой бывает «клюква» в западном кино.

Самая добрая — «Красная жара» (1988)

Одна из самых популярных и любимых российскими зрителями «клюквенных» картин — это, конечно же, комедийный боевик «Красная жара» с Арнольдом Шварценеггером и Джеймсом Белуши в главных ролях. В фильме 1988 года Арни, тогда один из самых востребованных актеров Голливуда (первый «Терминатор» Джеймса Кэмерона вышел за четыре года до) сыграл неулыбчивого советского милиционера Ивана Данко, который вместе с беспечным сержантом чикагской полиции Артом Ридзиком (Белуши) охотится за опасным грузинским мафиози, скрывающимся в США. Картина Уолтера Хилла стала первой западной, съемочной группе которой было разрешено снимать на Красной площади в Москве. Приезжал в столицу тогда и сам Шварценеггер: в ходе визита он среди прочего исполнил мечту детства, встретившись с кумиром — прославленным советским штангистом Юрием Власовым. Что касается самого фильма, то он хоть и был переполнен штампами о милиционерах и стране в целом, но даже при большом желании какой-либо злобы или насмешек над СССР в них не присутствовало. Главной фишкой ленты для людей, знающих русский язык, стали, естественно, некоторые его фразы (с уморительным акцентом), включая «Какие ваши доказательства?», «Кокаинум», «Хулиганы», а также ряд матерных выражений.

Достоин упоминания — «Армагеддон» (1998)

В фильме-катастрофе Майкла Бэя тема России и ее граждан не является сюжетообразующей, однако один из важных персонажей драмы — самый настоящий набор штампов и стереотипов. Космонавт Лев Андропов в исполнении Петера Стормаре носит шапку-ушанку, футболку с красной звездой и надписью «CCCР», а также характерную телогрейку. Впрочем, по сюжету он оказывается героем, внося неоценимый вклад в общее дело. И, да, именно Андропов демонстрирует западным коллегам уникальную технику починки в экстренной ситуации — ударил гаечным ключом по бездушной машине, и готово!

Самая запрещенная — «Номер 44» (2014)

«Номер 44» в основном известен тем, что был запрещен к прокату в России: в Минкультуры показ детективного триллера сочли недопустимым в преддверии 70-летия победы в Великой Отечественной войне и обвинили авторов в искажении исторических фактов. В отличие от ряда других фильмов (спорных в плане некоторых идеологических и документальных моментов, но действительно неплохих), которые постигла такая же судьба, картине Даниэля Эспиносы это решение, кажется, пошло только в «плюс» — запретное, как известно, особо манит. На деле же это просто абсолютно ужасный фильм, недостоверность и «кринжовость» которого должна быть очевидна далеко за пределами России и бывших стран Советского Союза. «Номер» сложно обвинить в каком-то диком количестве «клюквы» (да, некоторые моменты по типу стереотипных ФИО режут глаз, но это простительно), а вот в слабейшем сюжете, идиотской развязке, надуманной драме и бесконечной чернухе ради чернухи (например, история маньяка Андрея Чикатило здесь соединена со сталинскими репрессиями) — запросто. Примечателен и тот факт, что не вытащил проект даже мощнейший каст в лице Тома Харди, Гари Олдмена и Венсана Касселя.

Достоин упоминания — «Рэмбо 3» (1988)

Франшиза с Сильвестром Сталлоне в главной роли — безусловно, культовое кино, которое и поныне пересматривается многими (хотя бы ради ностальгии). Однако и в легендарном боевике можно отыскать немало «клюквы», в которой читается даже не столько незнание «матчасти», сколько политический подтекст. Так, в третьей части саги, которая была запрещена в СССР, ветеран вьетнамской войны Джон Рэмбо отправляется в Афганистан, чтобы воевать против стереотипных советских солдат под командованием стереотипного полковника-злодея Зайцева.

Самая ироничная — «Очень странные дела», 3 сезон (2019)

Один из главных хитов Netflix (и в целом один из популярнейших сериалов 2010-х) не устоял перед «клюквой» только в третьем сезоне (кроме того, без нее, очевидно, не обойдется и в продолжении): злобные советские военные, пытающиеся открыть портал в параллельное измерение, песня «Красная Армия всех сильней» в одной из стартовых сцен и желание редких положительных персонажей из СССР переметнуться на сторону «идейного врага». Казалось бы, идеальный набор для критики (которая, справедливости ради, в некоторой мере и случилась), однако — при чуть более тщательном просмотре — становится очевидным, что вся здешняя «клюква» не что иное, как явный карикатуризм, которого в шоу в изобилии и безотносительно темы Советского Союза. Да и, в конце концов, в «Очень странных делах» не все плохие — русские, и не все русские — плохие. А это уже как бы намекает.

Достойна упоминания — «Смерть Сталина» (2017)

Комедия Армандо Ианнуччи «Смерть Сталина» могла попасть и в категорию «самых запрещенных» (у картины, как известно, отобрали прокатное удостоверение), однако в разделе «иронии» она смотрится куда лучше. Это едкая (и непростая) сатира, ни в коем разе не претендующая на достоверность, и стереотипность здесь — один из важных художественных приемов, без которой было не обойтись.

Самая шпионская — «Красный воробей» (2018)

«Красный воробей» в целом нельзя назвать совсем уж плохим фильмом — здесь и неплохая актерская игра (Дженнифер Лоуренс, Джоэл Эдгертон и Маттиас Шонартс знают свое дело), и достаточно адекватная драматургия, и картинка вполне соответствует заявленному настроению. Но вот с «клюквой» тут явный перебор. По сюжету бывшую приму Большого театра, так скажем, подталкивают ко вступлению в СВР и отправляют обучаться в секретную школу «воробьев», где из курсантов делают секс-шпионов, которые в будущем должны помочь в победе над американцами. Помимо данных сценарных «гениальностей», фильм расстраивает тем, что на родине главной героини ремонт почему-то был тотально запрещен лет так 30 назад, а главный злодей здесь внешне похож на Владимира Путина. Наконец, самый печальный факт — авторы (осторожно, но все-таки) заявляли о достоверности своего произведения.

Самая клюквенная — «Красный рассвет» (1984)

«Красный рассвет» — по-настоящему отборная и злобная «клюква», обошедшая в этом плане всех конкурентов. В центре боевика — история отважных американских школьников (среди прочих их сыграли Патрик Суэйзи и Чарли Шин), которые дают отпор вторгающимся на территорию их страны советским солдатам, а также их союзникам. Дикая фантазия на тему Третьей мировой войны здесь приправляется классической «клюквенной» визуализацией захватчиков (шапки-ушанки и вот это все), но особо смешными кажутся их боевые навыки: создается впечатление, что победить злодеев смогли бы даже имперские штурмовики из «Звездных войн», признанные мастера точной стрельбы. Все это компенсируется зверствами агрессоров — например, казнями местного населения. Показательно и то, что на момент выхода фильм признавался любителями статистики как самый жестокий — в нем было насчитано рекордное число актов насилия.

Самая старая — «Кровавая императрица» (1934)

Фильм с гениальной Марлен Дитрих — отличная в визуальном плане работа, которую можно смотреть и в 2020-м. Лента как бы основана на дневниках Екатерины II, однако неоднократно подвергалась ожесточенной критике за полное несоответствие истории. В «Кровавой императрице» Россия гротескно показана как абсолютно дикая страна со всеми вытекающими — достаточно сказать, что даже часы в одной из здешних сцен имеют маятник в форме православного креста.

Самая новая — «Великая» (2020)

Сериал «Великая» с Эль Фэннинг в роли Екатерины II. Об исторических искажениях в сатирическом шоу, которое изначально не претендовало на документальность, но было обвинено в «клюквенности», читайте здесь.