Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Джонни Депп и мертвецы

В российском прокате «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки»

Кадр из фильма «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» (2017) Walt Disney Pictures
Кадр из фильма «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» (2017)

Джонни Депп слегка тоскует, а Хавьер Бардем похож на Брежнева: в российском прокате «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки», в котором морская кинофраншиза возвращается к своему канону.

Заточенный на Летучем Голландце Уилл Тернер (Орландо Блум) бороздит моря, почти смирившись с проклятьем, не позволяющим спуститься на берег. В это время меры по освобождению родителя предпринимает его неведомо когда прижитый сын-недоросль Генри (Брендон Туэйтс), поступивший для этого на государеву службу во флот.

Реклама

У капитана Джека Воробья (Джонни Депп) все традиционно так себе. Команда ушла, ограбление банка пошло не по плану, сам он оказался за решеткой.

Но в соседней камере, к счастью, томилась девица-астроном Карина (Кая Скоделарио), которая знает, как и где найти Трезубец Посейдона, способный освободить Уилла от проклятья, а значит, новая команда героев отправляется в путь, прихватив для верности захандрившего капитана Барбосу (Джеффри Раш). Тем временем из многолетнего плена в Бермудском треугольнике (или Треугольнике дьявола, как его тут называют) выплывает полуразложившийся флот бывшего грозы морей капитана Салазара (Хавьер Бардем), которому для возвращения к жизни тоже необходим пресловутый Трезубец.

Предыдущий фильм франшизы («На странных берегах») получил отличную кассу, но неоднозначную критику, и

пятый фильм постоянный продюсер франшизы Джерри Брукхаймер решил сделать, что называется, «как при бабушке».

Механика здесь более-менее повторяет оригинальную трилогию, пожилых героев заменили на молодых, придумали новый, уже совсем забубенный артефакт, Джек Воробей — на месте. То есть, простите, капитан Джек Воробей, конечно.

Те, кто полюбил в свое время оригинал, будут в почти гарантированном восторге.

Тут есть пара эффектных трюков (лучший — с застрявшей в гильотине головой Джонни Деппа), немного сантиментов, а также шутки про слово «институтка» и ж*пу (то есть, еще раз простите, «корму»). Постановкой на сей раз занимались сразу два режиссера — авторы «Кон-Тики» и сериала «Марко Поло», норвежцы Хоакин Роннинг и Эспен Сандберг, но это на самом деле не так важно. Взяты они были Брукхаймером прежде всего из-за способности красиво снимать моря и океаны,

а вот личного авторского почерка тут нет и в помине. Да и, в общем, не надо.

Брукхаймеру и его команде удалось в четвертый раз войти в тот же водоем — задача непростая, и ее решение вызывает известное уважение. Другое дело, что за время пути команда первого фильма изрядно подросла, и

временами эта очень дорогая и мастеровитая постановка начинает напоминать нечто вроде «Карнавальной ночи – 2».

Во франшизе всегда был высокий градус идиотизма, но в сочетании с общей бодростью он давал сочетание скорее положительное — лихое и придурковатое. Теперь же, несмотря на технологичность, то и дело ловишь себя на том, что нынешние

«Мертвецы» напоминают что-то среднее между «Старыми песнями о главном» и поздним Пелевиным, из которого при этом удалили вообще всякий смысл.

Архетипы, на которых строились взаимоотношения персонажей, вроде бы работают, но сквозь маски все чаще проступает понятная человеческая усталость. И если Джеффри Раш умеет ее скрывать, а Орландо Блума просто мало показывают, то Хавьер Бардем, вдруг угодивший в фэнтезийный блокбастер на излете пятого десятка, почему-то периодически напоминает не грозу морей, а гальванизированного Леонида Ильича Брежнева.

Больше всех в этой ситуации жалко, конечно, Джонни Деппа, который тащит роль, выведшую его в первый звездный эшелон, не с раздражением даже, а с тоскливой покорностью.

Собственно, эта гримаса — самое живое, что есть в новых «Пиратах», от нее по-настоящему может защемить сердце, поскольку картине не избежать бешеных сборов, а значит, и продолжения, от которого Депп вряд ли откажется, учитывая финансовые проблемы из-за развода. Остается только повышать гонорар да размышлять, кого еще из героев своего детства позвать на камео. На смену Киту Ричардсу, появившемуся в прошлом фильме, в новой картине пришел Пол Маккартни. Хочется верить, что до Боба Дилана, например, дело все-таки не дойдет.